[AD]

Борис Грачевский: «Снимаясь в «Ералаше», Татьяна Пельтцер ужасно злилась»

«В сюжете были и огонь, и дым, и взрывы. Геннадий Хазанов сам придумал эффектный ход — прятаться..."
Павел Соседов
|
08 Ноября 2020
Борис Грачевский. Фото Борис Грачевский Фото: east news

«В сюжете были и огонь, и дым, и взрывы. Геннадий Хазанов сам придумал эффектный ход — прятаться под учительской кафедрой: «В столешнице сделаем люк, туда дети будут бросать бомбочки, потом я вылезу». Посадили Гену под стол, к нему положили специально взрывное устройство, которое по сигналу пыхало огнем и дымом. После взрыва командуем: «Гена, вылезай!» А он молчит. Заглядываем в люк, а на Гене костюм горит», — рассказывает художественный руководитель детского киножурнала «Ералаш», организатор кинопроизводства и режиссер.

— Борис Юрьевич, ваш папа был конферансье. Повлияла ли его профессия на вас?

— Мой отец был культработником, массовиком, автором тематических вечеров, развлекательных игр и, конечно, конферансье. Своей работой он был очень увлечен и постоянно самосовершенствовался. С шести лет и я начал с ним выступать, у нас был номер: папа представлял меня зрителям, а потом меня уводили, чтобы я ничего не видел и не слышал. В это время в зале загадывали фамилии каких-нибудь известных людей: артистов, художников, композиторов, и папа записывал эти имена мелом на доске. Когда я возвращался, меня ставили спиной к доске, отец указывал на какую-нибудь фамилию и говорил мне, например: «Задуман поэт». Я тут же называл фамилию. Конечно, у нас с папой были свои секреты, но для публики все выглядело очень эффектно и правдоподобно. Я имел оглушительный успех.

— Представляю: шестилетний «Мессинг». Почему же вы в итоге не стали артистом?

— А просто шел 1964 год, и большой популярностью пользовалась тема покорения космоса. Слава космонавтов была покруче, чем у любых артистов. И я пошел учиться строить ракеты в механический техникум в подмосковном Калининграде. Сам Сергей Павлович Королев дважды приезжал читать нам лекции. Кстати, сегодня этот город носит его имя. Учиться мне было интересно, а потом я стал работать в КБ «ХимМаш» техником-конструктором. Но в один прекрасный день меня вдруг осенило, что теперь я каждый день буду приходить и садиться за этот стол. А в перспективе, возможно, меня пересадят за другой стол — более удобный. И все, что я сделаю для космоса, — это винтик от ракеты. И так пройдет жизнь. Мне стало страшно и сразу совсем не интересно. И я ушел в армию, а на работе сказал, что не вернусь.

— Как же вы попали в кино?

— Я мечтал работать в кино — и именно организатором кинопроизводства: администратором, ассистентом режиссера или директора картины. Поэтому, когда я вернулся из армии, отец попросил своего знакомого звукооператора пристроить меня в кино. Этот человек привел меня на Киностудию имени Горького, где мне сказали: «Рабочих места нет. Разве что грузчиком...» И я пошел грузчиком! Меня прикрепили к картине «Преступление и наказание» — и это было абсолютным счастьем. Юношей я был начитанным, а Достоевский — один из любимых моих писателей. Так 17 ноября 1968 года я начал работать в кино…

 Елена Проклова и Татьяна Пельтцер «Очень хотелось снять в «Ералаше» и Татьяну Ивановну Пельтцер. Я ее уговаривал, но она все отказывалась: «Зачем мне это?! Я не хочу!» Убедил с трудом» Елена Проклова и Татьяна Пельтцер в фильме «Как Иванушка-Дурачок за чудом ходил». 1977 г. Фото: LEGION-MEDIA

Конечно, что-то грузить, таскать было нелегко. Я вытирал пол, двигал декорации, мебель, зато в остальное время сидел под камерой и наблюдал за работой съемочной группы. И от этого испытывал такой кайф, ради которого готов был терпеть любые сложности. Помню, я бесконечно удивлялся прозорливости режиссера — насколько точно он подобрал актеров на все роли. Именно такими я и представлял себе героев любимого романа: Георгий Тараторкин — Раскольников, Евгений Лебедев — Мармеладов, Майя Булгакова — Катерина Ивановна, Иннокентий Смоктуновский — Порфирий Петрович… Все они были абсолютно настоящими. Представляете, Тараторкину каждый день по три часа клеили небритость Раскольникова…

Режиссер Лев Александрович Кулиджанов вел себя на площадке спокойно, никогда не повышал голоса, лишь тихо говорил: «Мотор». Он тогда был первым секретарем правления Союза кинематографистов, и ему подбирали самую лучшую съемочную группу: непьющих осветителей, исполнительных и ответственных администраторов, давали лучшую аппаратуру для съемок. У него на площадке царили идеальный порядок и дисциплина.

После восьми месяцев работы в группе Льва Кулиджанова меня забрали на картину «Варвара-краса, длинная коса» к Александру Роу. И это была настоящая сказка — в прямом и переносном смысле! К моменту моего прихода павильонные съемки уже закончились, и я попал сразу на натуру. Александр Артурович Роу обычно снимал натуру в двух местах: под Звенигородом и в Крыму, в Ялте. Недалеко от Звенигорода снимали в деревне Гигирево, которую в то время все называли ГигиРоу или ГигиВуд, потому что Роу снял там не одну свою картину. Я недавно возил туда свою жену. К сожалению, уже ничего узнать нельзя — все перелопатили. А моя первая в жизни киноэкспедиция была в Ялту. И мне выпала честь сопровождать артистов. В поезде Москва — Симферополь я ехал в одном купе с легендой кино Георгием Милляром, игравшим подводного царя, артистом эстрады Романом Юрьевым и артистом цирка Иваном Байдой, которые играли женихов. Актеры народ бывалый, быстро организовали в нашем купе «поляну». В то время я еще не притрагивался к спиртному, а мои старшие товарищи захмелели в течение первых нескольких минут путешествия и на отборном непечатном языке завели какую-то загадочную беседу, смысл которой для меня был непонятен. Потом, слава богу, засобирались спать. Милляр сказал: «Я лягу наверху». На противоположной верхней полке расположился я. Артисты мгновенно уснули, а я, мальчик из интеллигентной семьи, не мог сомкнуть глаз — переваривал «весь этот ужас»... И вдруг страшный грохот — это Милляр упал со своей полки и со звоном ударился головой об стол. Я подумал: «Все! Кино погибло!» Оказалось — нет. Георгий Францевич потер ушибленное место, залез обратно на полку и снова уснул. А утром все довольно бодро сошли на перрон в Симферополе.

Георгий Милляр и Татьяна Клюева «Во время съемок «Варвары-красы...» Милляр впервые женился — на соседке. В день зарплаты она приезжала на киностудию и ждала его. Оставлять Милляра наедине с зарплатой было рискованно...» Георгий Милляр и Татьяна Клюева в фильме «Варвара-краса, длинная коса». 1969 г.

Во время съемок «Варвары-красы...» Милляр впервые в жизни женился — на своей соседке Марье Васильевне. Человеком он был пожилым, а в таком возрасте мужчине трудно быть одному. И Роу их сосватал, даже свадьбу устроили! И эта пожилая женщина стала честно за мужем ухаживать. В день зарплаты она всегда приезжала на киностудию и сидела на лавочке около бюро пропусков, ждала, когда супруг выйдет с деньгами. Потому что оставлять Милляра наедине с зарплатой было рискованно — он любил широкие жесты и покутить… Правда, выпивал в то время уже мало, но компанию любил. А в прежние годы мог себе позволить многое — об этом легенды рассказывали. Когда Милляр снимался в картине «Ночь перед Рождеством» в роли черта, ему в его косматом костюме пришлось прыгать в ледяную прорубь. Актерский автобус подогнали прямо к полынье. Снимают первый дубль: Милляр прыгает в воду, выскакивает из проруби и влетает в разогретый автобус, где его ждет бутылочка… одеколона! Ему говорят: «Георгий Францевич, ну вы бы хоть разбавили». — «Нет, нет, так вкуснее».

Не могу забыть пронзительную сцену, которая произошла на следующей картине Роу — «Золотые рога», где я работал уже старшим администратором, а Милляр играл свою классическую Бабу-ягу. В фильме Баба-яга исполняет куплеты. И их, как положено, записывали в тон-студии с оркестром Госкино. А надо знать, что музыканты оркестра получали зарплату только за ту музыку, которая попадала в фильм, дубли не оплачивались, хотя их могло потребоваться несколько десятков, в зависимости от профессионализма артиста. Поэтому оркестранты вечно ворчали: «Что мы тут сидим, время идет, ничего не происходит, мы так ничего не заработаем…» А тут — куплеты… Но Георгий Францевич записал все с первого дубля, и тогда весь оркестр, все музыканты, встали и долго-долго ему аплодировали. Это было потрясающе! Эпизод с Бабой-ягой под эти куплеты снимали в Ялте. А у Роу была традиция — примерно раз в неделю группа смотрит рабочий материал. И вот нам показали эту сцену. Все нормально, все разошлись. А Милляр сидит «убитый», не может с места сдвинуться… Потом, едва сдерживая слезы, спросил: «А почему же мои ноги не сняли?» Оказалось, он для номера придумал специальный танец. А оператор снял все на поясном плане — без ног. Не могу забыть контраст — между тем, как Милляру аплодировали на записи, и тем, как он плакал после просмотра.

Борис Грачевский и Юрий Никулин «Юрия Никулина мы заполучили в «Ералаш» совершенно случайно. Мы снимали какой-то ролик в арбатских дворах, и вдруг вижу — мимо идет Никулин!» 1983 г. Фото: из личного архива Бориса Грачевского

— Вы сразу нашли с Роу общий язык?

— Вообще, Александр Артурович очень не любил новых людей, поэтому первое время смотрел на меня мрачно и практически не разговаривал со мной. А оператор Дмитрий Васильевич Суренский поднимал бровь и кричал: «Администрация!» Где бы я ни был, бегом мчался на площадку. Мне говорят: «Стул надо подвинуть». А сто человек вокруг стоят...

Но вскоре все изменилось. Так как мне было жутко интересно, как снимать кино, я ко всем приставал с расспросами. Однажды и у Роу что-то спросил, а он мне сказал: «Приходи ко мне в номер после съемки, я тебе расскажу, как все происходит». У Александра Артуровича была американская школа — до начала съемок художник уже рисовал полную цветную раскадровку картины. Обязательно существовала схема объекта, где лучами обозначали направления, в которых будут снимать камеры, и т. д. А весь сценарий был в пометках, которые он делал для себя во время съемок, — что нужно учесть при монтаже. Он никогда свой сценарий от меня не прятал, и я в его комментарии потихонечку поглядывал — учился. А оператор иногда разрешал мне посмотреть в камеру, чтобы понять, как выстраивается кадр. Со временем Роу полюбил меня и первым делом, когда приходил на площадку, спрашивал: «А где Боря?» — «Александр Артурович, вы же сами его на задание отправили...» — иногда слышал он в ответ. А задания эти могли быть самыми фантастическими. Например, в Ялте и ее окрестностях почему-то не было голубей. А нам по сценарию они были необходимы. Помните сцену, как Варвара превращается в голубку? И меня отправили в Джанкой за этими птицами, которых я в сетке на служебной машине вез на съемки… Или у нас исчез сухой лед, взятый из Москвы. В нем хранили пленку и делали с его помощью туман. Пришлось мне его добывать. Я ездил по заводам Симферополя, собирал лед… После Роу мне посчастливилось поработать с такими мастерами, как Марк Донской и Василий Шукшин. Я и ВГИК окончил. Но Александра Артуровича считаю главным учителем в кино! Картину «Финист — Ясный сокол» по своему сценарию Роу снять не успел. Уже сформировали группу, меня назначили заместителем директора картины. «Ну все, ребятки, — сказал Александр Артурович, — режиссерский сценарий готов — считай, кино на столе. Осталось его снять. Я пойду поваляюсь недельки полторы в больничке, и начнем». И умер в больнице. Снимать картину позвали молодого режиссера Геннадия Васильева…

Гликерия Богданова-Чеснокова, Михаил Пуговкин и Михаил Кононов «Михаил Пуговкин и Александр Роу понимали друг друга с полуслова. Режиссер говорил: «Михаил Иванович, вам бы надо в этой сцене…» Пуговкин отвечал: «Все понял. Штамп номер восемь!» Гликерия Богданова-Чеснокова, Михаил Пуговкин и Михаил Кононов в фильме «Финист — Ясный сокол». 1975 г. Фото: LEGION-MEDIA

— Борис Юрьевич, а как возникла идея «Ералаша»?

— Идея принадлежала Алле Суриковой — она тогда была еще студент­кой, училась на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Она обратилась в ЦК КПСС с инициативой сделать киножурнал для детей и подростков по принципу «Фитиля» и назвать его «Фитилек». Но на какое-то время эта идея «зависла». Алла за это время успела окончить курсы и начала работать в кинообъединении Георгия Данелии — ей стало не до «Фитилька». А когда к идее детского киножурнала вернулись, разработать концепцию поручили писателю и сценаристу Александру Хмелику. Он после успеха пьесы и фильма «Друг мой, Колька!..» был главным редактором кинообъединения «Мосфильма» «Юность». Это Хмелик, например, предложил Эдмонду Кеосаяну сделать кино «Неуловимые мстители» в стиле вестерна. Это Хмелик предложил Ролану Быкову снять «Айболит-66». Его все очень уважали — и он стал главным редактором нашего журнала. Не хватало названия. Был объявлен конкурс, но далеко ходить не пришлось — название «Ералаш» придумала дочка Хмелика Маша. Она тогда училась в 7-м или 8-м классе. А сегодня Мария Хмелик — мастер сценарного факультета ВГИКа. Сценарий моего последнего фильма «Между нот, или Тантрическая симфония» мы писали вместе с ней.

— Многие артисты перекочевали в «Ералаш» от Роу. Например, «великие старухи»: Анастасия Зуева, Татьяна Пельтцер

— Да, Роу говорил: «Я обожаю нескольких старух». Одной из них была народная артистка СССР Анастасия Платоновна Зуева, которая играла у него сказительницу. Для «Ералаша» мы с режиссером Вениамином Дорманом решили сделать сюжет — дань уважения сказкам Роу. Наверное, многие помнят нашу историю про Царевну-несмеяну. Ее играла Вера Ивлева, а царя — Михаил Пуговкин. Начиналось все, как у Роу: открываются ставни, и героиня Зуевой рассказывает сказку. Затем появляются наши лучшие комики тех лет: Олег Попов, Вадим Тонков и Борис Владимиров (Маврикиевна и Никитична) и молодой Геннадий Хазанов. Но никто из них не может рассмешить царевну. Тогда на пиру появляется мальчик Петя Ручкин из 5-го Б… И во все стороны летят кости, объедки, а потом Петя хватает руками куски торта, и этим тортом в лицо получают все. И Зуева говорит: «Так Петя Ручкин рассмешил самую печальную царевну на свете, потому что это очень смешно, если человек не умеет себя вести за столом». Все сняли, смотрим готовый материал и вдруг понимаем, что в финале надо бы Зуевой тоже тортом «засветить». Дорман говорит: «Ты придумал — ты с народной артисткой СССР и договаривайся». И вот я опять вызываю на съемки «нашу бабулю», а она уже очень старенькая была… Опять ставим декорацию, а я сажусь под камеру и начинаю метать в Анастасию Платоновну куски торта… Но то она текст не тот скажет, то я промахнусь, и нужно чистить костюм… Зуева орет: «Вынь из торта орешки — убьешь старуху!» Все кругом хохочут. Так и не сняли идеально — пришлось взять дубль, в котором на долю секунды в кадр попала моя рука.

Георгий Вицин, Юрий Никулин, Евгений Моргунов и Руслан Ахметов «Евгений Александрович Моргунов снимался у нас несколько раз. Характер у него был чудовищный. Его приколы и розыгрыши — один хуже другого. Поэтому его мало кто мог выносить» Георгий Вицин, Юрий Никулин, Евгений Моргунов и Руслан Ахметов в фильме «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика». 1966 г. Фото: риа новости

Очень хотелось мне снять в «Ералаше» и Татьяну Ивановну Пельтцер. Я ее уговаривал, но она все отказывалась: «Зачем мне это?! Я не хочу!» Кое-как убедил. Ролик назывался «Вот это внук!» Обычно новые выпуски «Ералаша» мы показывали в просмотровом зале Киностудии имени Горького. Зал на 200 человек всегда наполнялся. И вдруг перед показом вижу — по коридору идет сама Пельтцер, она при­ехала на киностудию по своим делам. «Татьяна Ивановна, — зову, — пошли смотреть, что у нас получилось!» После каждой ее реплики «Бегу, Витенька! Бегу, маленький!» зал хохотал в голос. Я Татьяне Ивановне говорю: «А вы сниматься не хотели! Видели, как зрители смеются!» И вдруг она говорит: «Ну не надо мной же смеются!» Вот такой парадоксальный ответ. А ролик этот стал легендарным! Пельтцер потом у нас три раза снималась — мы подружились. На последние съемки приехала очень раздраженная — ей врачи запретили курить. Все ей было не так, ко всему цеплялась. Тогда я сказал: «Татьяна Ивановна, да плюньте вы на запреты! Пошли покурим!» Помогло — она сразу успокоилась.

— Вы упомянули Михаила Пуговкина. Он тоже постоянно работал с Роу. Вы подружились?

— Михаил Иванович, наверное, стал самым близким для меня человеком из актерского ансамбля Роу. Кстати, они понимали друг друга с полуслова. Роу говорил: «Михаил Иванович, вам бы надо в этой сцене…» Пуговкин отвечал: «Все понял. Штамп номер восемь!» Имелся в виду очередной актерский прием из арсенала его индивидуальных фишечек. Его простое деревенское лицо, которое он сам называл будкой, совершенно не соответствовало его тончайшей натуре. Он ведь был человеком очень умным, ироничным и в чем-то прозорливым. Очень переживал потерю своей второй жены Александры Николаевны. Она была певицей, но бросила эстраду ради мужа и во всем его поддерживала. Свое горе Пуговкин прятал ото всех, какое-то время даже «заливал». Михаил Иванович был удивительно скромным человеком: надевал темные очки, надвигал кепку на нос, чтобы никто не узнавал, — и прыг в номер. И без нужды вообще на улице не появлялся. Помню, во время съемок «Финиста…» по телевизору шла премьера «Семнадцати мгновений весны» и каждый вечер в гостинице все сидели и смотрели сериал Лиозновой. И Пуговкин мне сказал: «Знаешь, Боря, я так завидую Тихонову». — «Михаил Иванович, ну кто бы это говорил! — ответил я. — Вам проходу на улице не дают — каждая собака узнает…» — «Я не популярности, Боря, завидую. Тихонову так удается молчать в кадре! И я мечтаю о роли, где бы я тоже мог помолчать…»

Наталья Крачковская «Мы делали большое концертное шоу, в котором участвовали многие известные артисты, работавшие у нас. В том числе Наталья Крачковская, Спартак Мишулин, Михаил Кокшенов» Наталья Крачковская в фильме «12 стульев». 1971 г. Фото: Мосфильм/FOTODOM

Несколько раз Михаил Иванович по дружбе снимался у меня в «Ералаше». В том числе в сюжете «Грызуны», где он сыграл главу семейного клана Зайцевых. На тех съемках ему уже было трудновато — Пуговкин очень плохо ходил. И мы придумали, что Галина Стаханова вкатит его в кадр на инвалидной коляске, как «крестного отца». Но сыграл он великолепно! Это стало его последней в жизни ролью.

— В «Ералаше» снялись все участники знаменитой троицы «самогонщиков»: Юрий Никулин, Евгений Моргунов и Георгий Вицин! Последний играл в фильме «Финист — Ясный сокол». Георгий Михайлович — человек специфический. Как вы работали?

— На «Финисте…» мы с Вициным толком не успели познакомиться, а вот в «Ералаше» он сыграл Гоголя. В том же сюжете Николай Парфенов сыграл Толстого, а Александр Палеес — Пушкина. Парфенов очень гордился, что играет Льва Николаевича Толстого, оказалось, он всю жизнь мечтал сыграть этого великого писателя. Вицин тоже снимался с удовольствием. А потом с Георгием Михайловичем был вот какой эпизод. В Ленинграде делали большое концертное шоу «Снимите меня в «Ералаше», в котором участвовали многие известные артисты, работавшие у нас: Спартак Мишулин, Евгений Моргунов, Наталья Крачковская, Ми­хаил Кокшенов, Георгий Вицин и т. ­­д. Спар­так Мишу­лин в одной из сценок играл режиссера, который подбирает артистов. В номере была занята большая команда детей и Вицин. Георгию Михайловичу нужно было сказать три фразы по нашему сценарию, а потом перейти на свой концертный монолог Труса из «троицы». И вдруг Вицин говорит: «Ваш текст я говорить не буду». Мы просим: «Не хотите весь текст, скажите хотя бы две фразы». — «Нет, не буду». Мишулин встал на колени: «Гоша, ты чего! Это же спектакль со своей драматургией! Не ломай сценарий!» — «Ну я вообще тогда на сцену не пойду», — заявил Вицин. Вот такой упрямый человек. В итоге, нарушив сюжет, просто вышел на сцену и прочитал свой монолог. Правда, зрителям, по-моему, было не до сценария — они были счастливы видеть и слышать любимого артиста.

Евгений Александрович Моргунов снимался у нас несколько раз. Характер у него был, конечно, чудовищный. Его приколы и розыгрыши — один хуже другого. «Дай мне служебную машину на минутку», — просит он как-то раз на съемках. И все — до конца дня машины нет, Моргунов уехал по своим делам, заверив водителя, что я разрешил. А без машины и артиста смена срывается. Поэтому его мало кто мог выносить. Но актерского комедийного таланта он был большого.

Помню, мы снимали сюжет «40 чертей и одна зеленая муха. Кино из итальянской жизни». Моргунову досталась роль директора итальянской школы, а Геннадию Хазанову — молодого учителя. На съемках выяснилось, что Моргунов «не держит текст» — не может запомнить роль по-итальянски. В те времена «уха», в которое суфлер мог бы подсказывать актеру слова, еще не существовало. И мы на огромных плакатах крупными русскими буквами написали весь итальянский текст. Куда бы Евгений Александрович ни поворачивал голову во время съемки — везде он видел эти ватманы с подсказками. Для того, чтобы артист правильно произносил итальянские слова, перед началом каждого дуб­ля его реплики выкрикивал переводчик. После чего Хазанов, пародируя голос Моргунова, повторял эти фразы, чем «заводил» Евгения Александровича.

Геннадий Хазанов «На этих съемках Гена Хазанов едва не сгорел»1984 г.

Изначально для съемок этой истории выбрали старую школу — требовалось, чтобы она была не типичной советской постройки. И Гена Хазанов говорит: «Вы представляете, а в этой школе моя бабушка была директором!» Вот такие пересечения времен. Начинаем там снимать, сняли уже полсюжета. И вдруг появляется какой-то чин пожарной службы и запрещает нам продолжать съемки. И мы втроем: два знаменитых артиста, Моргунов и Хазанов, а с ними я умоляем дать нам возможность доснять кино. Но «пожарник» непреклонен: «Вы нарушаете правила пожарной безопасности», — и выгнал нас из этой школы. Мы действительно нарушали — у нас в сюжете и огонь, и дым, и взрывы. Через неделю нашли другое место — вот там у нас Хазанов чуть не сгорел. Он сам тогда предложил: «Давайте, я от детей буду прятаться под учительской кафедрой. В столешнице сделаем люк, в который дети будут бросать бомбочки, после чего я вылезу из этого люка». Посадили Гену под стол и положили туда специальное взрывное устройство, которое по сигналу пыхало огнем и дымом. Два дуб­ля сняли, на третьем командуем: «Гена, вылезай!» А он не вылезает и молчит. Подбегаем к столу, заглядываем в люк, а на Гене костюм горит. И он молча сам себя пытается потушить…

На заре «Ералаша» Хазанова, еще никому не известного артиста, привел Лион Измайлов — автор сюжета «Как сейчас помню…». И Гена нам так по­нравился, что возникла идея экспериментального ролика, где он исполнит сразу три роли: ученика, учителя и ведущего. В то время компьютерной графики не существовало, поэтому снять что-то подобное было очень сложно технически. Но мы справились. Вот только редакторы Госкино, которым мы сдавали все выпуски нашего киножурнала, не приняли этот сюжет. Причин нам никто не объяснил. Это был лишь третий выпуск «Ералаша», и мы не посмели возражать руководству — просто заменили сюжет. Прошло не очень много времени, и в газете «Правда» вышла статья, где критиковали советскую эстраду. Но после кнута шел и пряник — был в статье такой абзац: «Есть и интересные новые лица на нашей эстраде, например очень талантливый и яркий пародист Геннадий Хазанов». Этой строчки было достаточно, чтобы мы тихонько в пятый выпуск «Ералаша» вставили «зарубленный» сюжет с Хазановым, а худсовету сказали: «Мы все переделали». И номер прошел!

— А как вам удалось заполучить в «Ералаш» Юрия Никулина?

— Совершенно случайно. Мы снимали какой-то ролик в арбатских дворах, и вдруг вижу — мимо идет Юрий Никулин! А мы были знакомы. Подхожу к нему, спрашиваю: «Юрий Владимирович, а слабо у нас в «Ералаше» сняться?» Он отвечает: «От­чего же не сняться?» И мы специально под Никулина подобрали историю — называется «Однажды в булочной». Юрий Владимирович там сыграл «современного волшебника».

Борис Грачевский  с Владимиром Зельдиным «Помню, как Владимир Зельдин, которому было уже за 85, вдруг говорит: «Я сам полезу на дерево!» Я запротестовал: «Не надо!» Конечно, на дерево мы посадили дублеров» С Владимиром Зельдиным. 2010 г. Фото: Денис Абрамов/ТАСС

— Борис Юрьевич, а были такие артисты, которые отказались сниматься в «Ералаше»?

— По-моему, было только два случая… Лия Ахеджакова сказала: «Ни за что не буду у вас сниматься». Причин не объясняла. И еще во времена зарождения «Ералаша» отказалась Фаина Раневская. Нас тогда никто не знал, но был у нас сюжет, в котором очень хотелось снять Фаину Георгиевну. Я ей начал звонить часов с десяти утра — как мне казалось, в разгар рабочего дня. Первый раз набираю — никто не подходит. Второй раз — не подходит. Думаю: «Бабушка старенькая — наверное, долго к телефону идет или не слышит». Звоню в третий раз, в четвертый, в пятый… Наконец, трубку сняли, слышу бас Раневской: «Пошел к такой-то матери!» И короткие гудки. Я часа два промаялся, но поговорить-то надо... Звоню опять. На этот раз Раневская сразу берет трубку. Я лопочу: «Фаина Георгиевна, звоню с Киностудии Горького, детский киножурнал, приглашаем у нас сняться…» Она отвечает: «Приходи ко мне в театр после спектакля — объяснишь, чего ты хочешь. А кстати, это не ты мне с утра звонил?» Я, замявшись, говорю: «Нет, не я…» — «Какой-то гад сегодня утром разбудил старуху!» В назначенный день прихожу в Театр Моссовета. Слушала она меня, слушала и говорит: «Мальчик мой, наверное, я скоро буду сниматься в кино, и это будет моя лебединая песня… Мне сейчас не до детского киножурнала». Пришлось на ту роль пригласить актрису Театра сатиры Валентину Токарскую.

— У вас снималась и другая легендарная актриса Театра сатиры — Ольга Аросева!

— Она снималась два раза в «Ералаше». Первый раз в популярном ролике «Прощай, Вася!» играла инспектора детской комнаты милиции. Там у нее была одна фраза, но сыграла она ее как всегда «коронно». А в другой раз, уже пожилой, она снялась у нас вместе с Михаилом Пуговкиным. Когда мы смонтировали ролик, позвонили ей: «Ольга Александровна, приглашаем вас на озвучание» — «Какое озвучание?» — «В «Ералаше»!» — «Я там не снималась!» — «Ну как же?..» — «Слушайте, не морочьте мне голову!» — и бросила трубку. Пришлось просить другую актрису ее озвучить.

— У вас пожилую супружескую чету сыграли и народные артисты СССР Владимир Зельдин и Вера Васильева. Вы их на дерево посадили?!

Борис Грачевский с Екатериной Вуличенко «Многих современных популярных артистов открыл именно «Ералаш». Надеюсь, они об этом помнят...» С Екатериной Вуличенко

— Ролик назывался «Зонтик». По сюжету, желая помочь своему внуку очаровать девочку, бабушка с дедушкой забираются на дерево. И из лейки делают дождь над лавочкой, где эта девчонка сидит. А внучек заботливо раскрывает над ней зонтик. И Зельдин, которому было уже за 85, вдруг говорит: «Я сам полезу на дерево!» Я запротестовал: «Владимир Михайлович, вы что?! Не надо!» Конечно, на дерево мы посадили дублеров. А после Владимир Михайлович при встрече иногда в шутку пенял мне: «Зря ты, Боря, меня не снимаешь! Ты бы под меня и деньги нашел. Под меня дадут!» Он тогда переживал новую волну популярности — поражал великолепной физической формой, в 90 лет сыграв премьеру спектакля «Человек из Ламанчи».

— Борис Юрьевич, многих современных популярных артистов открыл именно «Ералаш». Они не забывают об этом?

— Надеюсь, помнят. Катя Вули­ченко, Аня Цуканова, Оля Кузьмина, Саша Головин, Антон Колесников, Наташа Ионова, Владимир Сычев — все они родом из «Ералаша». Володя Сычев сейчас очень популярен — смотрит буквально с каждого рекламного плаката, а в свое время в «Ералаше» он прославился с роликом «Бразильская система». Был у нас с ним один опасный момент. Он играл практиканта-металлиста в косухе, заклепках и цепях, которого на экскурсии по базе вторчермета притягивает электромагнит. Процесс примагничивания — взлета Сычева к магниту — снимали с помощью эффекта обратной съемки. Сначала привязывали Володю к «магниту», потом краном его поднимали, а затем отцепляли. Актер падал, а в ролике все пускали в обратном порядке — и получалось, что он взлетает. Сделали специальный карабин, за который должны были прицепить Володю. Я три раза на себе его проверил: замок щелкает, открывается, все работает. И вот мы поднимаем Сычева. Щелчок — замок не открывается, еще и еще попытки — заело. Вижу, Володя уже синеть начинает — он обвязан за живот. А стрела крана зафиксирована — не можем его опустить на землю… Слава богу, все обошлось — с энной попытки замок открылся и Володя благополучно приземлился на маты. Недавно Сычев у нас опять снялся — уже в роли учителя физкультуры в ролике «Ботаник».

Последние годы «Ералаш» работает с YouTube — у нас там свой официальный канал. Вот говорят: дети изменились. Это, конечно, так, потому что в их жизни появились гаджеты. Но по большому счету, у детей поменялась лишь «обертка», а внутри они остались прежними. Дети так же, как и раньше, смущаются, зажимаются, ждут похвалы или хвастаются, хулиганят, «выпускают колючки». Мы, я имею в виду «Ералаш», тоже меняемся — снимаем сюжеты на актуальные темы. Но при этом самым популярным роликом за последние годы остается история, понятная людям всех поколений, — называется «Зубная фея». Уже 24 миллиона просмотров! Все-таки наш киножурнал о вечных ценностях и проблемах — а они не меняются.

Фото Екатерины Вуличенко


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Ералаш - это мое детство. Счастливое, беззаботное и, казалось, бесконечное. Все выпуски, о которых упоминал Грачевский, помню наизусть. Читаю и сразу перед глазами - лица, лица, лица. Как жаль, многих уже нет с нами. Светлая память. Огромное спасибо всем создателям Ералаша за потрясающую атмосферу доброты, озорства и какой-то ... детской уверенности в том, что этот мир прекрасен и он тебя любит.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Наталия Орейро (Natalia Oreiro) Наталия Орейро (Natalia Oreiro) актриса, дизайнер, модель, певица, посол доброй воли ЮНИСЕФ
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...


    +