Анна Плетнева: «Я стояла на коленях и умоляла дочь остаться»

«Я пыталась ее удержать. Когда твой ребенок хочет уйти ночью из дома в непонятном направлении,...
Анна Плетнева
Анна Плетнева
Фото: Марат Мухонкин

«Я пыталась ее удержать. Когда твой ребенок хочет уйти ночью из дома в непонятном направлении, сделаешь все что угодно. Со стороны Вари это была чистая манипуляция. Один раз в Вене, после очередного спора, я искала ее целый день по всему городу, и это был самый страшный день в моей жизни», — рассказывает певица Анна Плетнева.

— Анна, вы никогда не показывали своих детей общественности. А тут дочь сняли в своем клипе… Что-то поменялось в вашей жизни?

— Да, на фотосессии я никогда детей не брала. И не стала бы этого делать и дальше, но так сложились обстоятельства. Можно сказать, что я нашла неординарное решение, чтобы помириться со старшей дочерью. У нас с Варей очень непростые отношения, особенно в последние два года. Мы перестали друг друга понимать. Варя — подросток, она требовала много свободы, делала все, что хотела. Но не всегда то, что она хотела, было безопасно. Я просто стремилась защитить дочь, оградить от вещей, которые причинили бы ей боль. Но разве это объяснишь 14-летней девочке? Мы ссорились по любому поводу. Просто цеплялись к словам, доказывая каждая свою правоту. И это все перерастало в адские скандалы. И плакали, и кричали, даже до драк доходило. 

Мы словно превращались в зверей. Варя очень импульсивный ребенок: если она понимала, что криками ничего не добьется, — убегала. И ей было не важно, в какой стране мы в данный момент находимся, в каком городе, день или ночь сейчас, зима или лето. Дочь просто открывала дверь и уходила. Конечно, я пыталась ее удержать. Когда твой ребенок хочет уйти ночью из дома в непонятном направлении, сделаешь все что угодно. Со стороны Вари это была чистая манипуляция. Один раз в Вене, после очередного спора, я искала ее целый день по всему городу, и это был самый страшный день в моей жизни. В какой-то момент я поняла, что мне ничего не остается, кроме того, чтобы сказать ей: «Убегаешь? Беги». Варя пошла, а я сидела дома вся в слезах, силой удерживая себя в кресле. В результате через три часа дочка вернулась домой. Это был очень сложный воспитательный момент и для меня, и для нее. Хорошо, что это уже в прошлом и мы все-таки смогли понять друг друга, наладить отношения.

Анна Плетнева
Анна Плетнева
Анна Плетнева
«Я просто стремилась защитить дочь, оградить от вещей, которые причинили бы ей боль. Но разве это объяснишь 14-летней девочке?»
Фото: Марат Мухонкин

— Съемки в клипе как-то помогли?

— Я долго искала пути решения. Не могла ничего делать, спать и есть. Не могла жить! Мне хотелось одного — наладить отношения с Варей. Когда записывала в студии песню «Воскресный ангел», я очень четко увидела картинку клипа: подросток, которому на самом деле нужна только любовь, отдаляется ото всех, бежит куда-то сломя голову, не думая о последствиях. После того как песня была написана, я предложила Варе сниматься, она сразу же согласилась. Съемки проходили в Париже. Варя была уверена, что это будет просто и прикольно: нарядиться, накраситься, покрасоваться перед камерой — и клип готов. Но на деле, конечно, все оказалось не так. Наконец я смогла показать Варе, что концерты, поклонники и цветы — это только часть моей профессии, а другая ее сторона — непомерные нагрузки, недосыпы, усталость. 

Дочь наконец поняла и услышала меня. Она увидела, как я выкладываюсь на все сто процентов во время съемок, как я горю своим делом. А я, в свою очередь, поняла ее. Ведь до поездки в Париж я была уверена, что Варя еще совсем ребенок, капризный и избалованный. Мне казалось, что она совершенно безответственная и легкомысленная. И лишь на съемочной площадке я разглядела в ней совсем другого человека. Я наконец увидела сильную, самостоятельную, умную девушку. Двадцать четыре часа непрерывных съемок расставили все на свои места. Я перестала за нее бояться, переживать. Из Москвы мы улетали, не разговаривая друг с другом, а через сутки вернулись лучшими подругами. Теперь я точно знаю, что, если найти к проблеме нестандартный подход, произойдет волшебство. У нас сейчас прекрасные отношения. Уже год Варя учится во Франции, обучение идет полностью на французском языке. Дочка хочет стать врачом. С детства любила проводить всякие опыты, ей легко давались математика и химия. Уверена, с такими данными и с сильным характером она добьется многого.

— Может, учеба вдали от дома сама по себе помогла вам наладить отношения и дело именно в этом?

— Нет! Мы сначала помирились, поняли друг друга, простили все обиды, а уже потом она уехала во Францию. Я поняла, что дочери надо дать свободу. Она давно хотела жить самостоятельной жизнью. Но я ей не доверяла и никуда, конечно, не отпускала. А увидев, какая Варя уже взрослая и рассудительная, я изменила свое отношение к этой идее. И все же расставаться было очень трудно. Помню, вечером, накануне вылета, я устроила настоящую истерику. Это было, конечно, непедагогично с моей стороны. Я должна была держать себя в руках. Но я ходила вокруг Вари и причитала: «Давай ты не поедешь? Семья должна быть вместе. Жизнь скоротечна, родным людям лучше находиться рядом». У Вари был такой диссонанс: билеты куплены, обу­чение оплачено, ее ждут, а тут мама, в слезах, на коленях, умоляет не покидать родной дом. Тогда я себя просто не контролировала. Но мы все сделали правильно. И волноваться не из-за чего: у Вари там все строго, за ней круглосуточно присматривают, у них дисциплина как в армии. И ей все очень нравится.

Анна Плетнева
«Из Москвы мы с дочкой улетали, не разговаривая друг с другом, а через сутки вернулись лучшими подругами»
Фото: Марат Мухонкин

— А как младшие дети реагировали на все происходящее? Сначала на ваши ссоры с Варей, потом на примирение?

— Кириллу всего девять лет, он всегда держался в стороне. А вот Маруся, сейчас ей тринадцать, переживала. Она видела, как после очередной нашей ссоры с Варей я плохо себя чувствовала, у меня поднималось давление. Я бледнела, ложилась на диван и не могла встать. Несколько раз мне вызывали «скорую», откачивали. Я очень эмоционально реагирую на все. И ссоры с дочерью нанесли сильный удар по моему организму. Я ведь в прошлом году две недели лежала в больнице, лечила воспаление легких. У меня никогда ничего подобного не было. Иммунитет упал на фоне постоянных стрессов. И Маруся все это видела, она жалеет меня и старается лишний раз не тревожить. Говорят же, что средние дети — самые добрые и послушные. Но им и труднее. Маруся мне говорит: «Я как прослойка в гамбургере. Сверху — Варя, снизу — Кирилл». Однажды мы поехали в горы все вместе, и у Маруси пошла кровь из носа. Остановить не удалось. Помню, мы все сразу засуетились вокруг нее. Дней десять у нее периодически шла из носа кровь. Я испугалась, стала ездить с ней по клиникам. В результате оказалось, что Маруся сама расковыривала себе нос до крови, чтобы я уделила ей внимание.

— Ей, наверное, тоже хотелось бы сняться в клипе?

— Конечно! Тем более что у Маруси очень хорошие вокальные данные, она настоящая певица. Надеюсь, когда-нибудь мы с ней споем дуэтом. Но пока мне пришлось дочери объяснить, почему снималась Варя, а не она. Марусе еще рано, она ребенок. Я серьезно отношусь к эзотерике, верю, что отрицательная энергетика, зависть опасны. И мы с Марусей договорились, что через пару лет я ее тоже покажу общественности. Если она сама не передумает. (Улыбается.)

— Анна, а вы какой были в возрасте пятнадцати лет? С мамой конфликтовали?

— Нет, мы с мамой вообще не ссорились. Мама меня просто любила, не ругала за проступки и разрешала все. Свободу, о которой так мечтала Варя, я получала с лихвой. Но только сейчас я понимаю, как это было опрометчиво со стороны родителей. Я ведь попадала в страшные истории. Не знаю, как мама с папой меня отпускали в пятнадцать лет на ночные дискотеки… Да я их и не спрашивала, просто уходила. Надевала короткую юбку, капроновые колготки, выходила в мороз на улицу, без денег. Мы с подружками ловили машину, чтобы нас подвезли в четыре утра. Могло случиться все что угодно: нас могли украсть, изнасиловать, изувечить! Уверена, что родители волновались за меня, просто ничего мне не говорили. И, слава богу, все закончилось благополучно: я жива и здорова. Но я бы не хотела, чтобы мои дети рисковали так, как рисковала я.

Анна Плетнева с дочкой Варей
С дочкой Варей в Париже
Фото: из личного архива Анны Плетневой

— Вы с мамой на эту тему не говорили?

— Нет. Зачем? Мама такая, и все тут. Она меня любит безусловно. Домашнюю вседозволенность мне компенсировала балетная дисциплина. Я ведь с пяти лет профессионально танцевала в балетном ансамбле «Останкино». Там я научилась упорно работать, добиваться поставленной цели. И когда не стало папы, а мама оказалась без работы, я превратилась в единственного кормильца. Мне было 19 лет. В тот же год я начала петь в группе «Лицей», а затем поступила в институт. Так и началась моя взрослая жизнь. Мама же поддерживала меня тем, что говорила: «Анечка, ты все делаешь правильно». Никакого осуждения, никакой критики с ее стороны никогда не было. Это здорово, когда есть человек, который всегда за тебя горой, даже если ты не прав. Но я не такая, я по-другому воспитываю своих детей. Не люблю надолго оставлять их с бабушкой, потому что с ней они за три дня распускаются. Моя мама закармливает детей сладостями, не заставляет ничего делать, даже уроки. Когда-то мама ничего дурного не видела в том, чтобы за меня сделать «домашку». А в результате у меня были крупные пробелы в знаниях, которые я со временем с трудом восполняла.

— Все это не помешало вам сделать прекрасную карьеру. Хотя маме троих детей это и непросто. Признайтесь: бывали ли моменты, когда хотелось все бросить и быть только с детьми?

— Никогда такого не было! Я знала, что реализация в профессии сделает меня счастливой. А что может быть лучше счастливой мамы? Дети знают главное: мама занимается любимым делом. Когда я прихожу после концерта с кучей цветов, у меня горят глаза, дети ловят эту волну, им нравятся такие моменты. Хотя, когда они были маленькими, мне очень тяжело было уезжать вечером на работу: малыши меня не отпускали, держали своими маленькими ручками, плакали. Мое сердце разрывалось. Бывало, я дожидалась, когда они уснут, и тихо выскальзывала из дома. Или их кто-то отвлекал, а я на цыпочках выходила за дверь. Но со временем я стала грамотно распределять время. И даже если уезжаю, то не больше чем на три дня. Мне важно, чтобы мои собственные дети гордились мною. Они знакомят меня со своими друзьями и говорят: «Посмотрите, это наша мама». Уверена, если бы я бросила карьеру и стала домохозяйкой, им бы было со мной скучно.

Анна Плетнева
«Это был настоящий развод, жесткий и тяжелый, с дележом имущества и «детей». Я осталась одна с нашим «ребенком» — группой «Винтаж», новыми солистками. То есть, как это часто бывает при разводах, дети остались с матерью»
Фото: Марат Мухонкин

— А муж не хотел, чтобы вы сидели дома?

— Мы с ним познакомились, когда я уже была артисткой. Он знал, на ком женится. Мы проговорили все «на берегу»: никто меня не трогает, я продолжаю заниматься тем, что люблю. И он свое слово сдержал. Думаю, именно благодаря его поддержке у меня все получилось. Зато я стараюсь любую свободную минуту провести с семьей, найти время для важных разговоров, подарить близким как можно больше своей энергии и любви.

— О четвертом ребенке не думали?

— Думаю и мечтаю еще об одном ребенке. Я открыта, я готова. И не потому, что я соскучилась по запаху младенца и всей этой мимимишности, а потому, что рождение ребенка — настоящее чудо! Я еще молодая женщина, почему бы снова не испытать радости материнства?! Да и дети не против еще одного члена семьи, иногда заводят такие разговоры. Они большие, ревности уже не должно быть.

— Недавно вы переехали в новый дом. Комната для еще одного члена семьи там предусмотрена?

— Конечно! Места хватит всем!

— Правда, что вы строили дом целых семь лет?

— Да. Изначально мы задумывали деревянный дом в стиле кантри, но потом поняли, что хотим что-то фундаментальное, на века, чтобы здесь жили наши дети и росли внуки. За эти годы наши вкусы поменялись, дети выросли. Начинали с одной задумки, а закончили совсем по-другому. Если бы я начинала стройку сейчас, то придерживалась бы стиля минимализм. Но зато наш дом отражает характеры хозяев: в нем нет единого выдержанного стиля, потому что мы все время в движении и любим разнообразие. До того как дети выросли и предоставили все это нам, они были очень увлечены процессом: сами выбирали себе в комнаты обои, мебель. Сын где-то увидел кровать в форме гамбургера и попросил найти такую. И я отыскала людей, которые воплотили этот проект в жизнь, — получилась огромная кровать, с простыней в виде листа салата, одеялом-сыром и матрасом-котлетой. Мне безумно нравится!

Анна Плетнева
«За те годы, что прошли с начала строительства дома, наши вкусы поменялись, дети выросли. Начинали с одной задумки, а закончили совсем по-другому»
Фото: Марат Мухонкин

— Неожиданные решения, видимо, это ваш стиль. И в работе тоже. Вот вроде бы вы покинули «Винтаж» несколько лет назад, а сейчас снова солистка этой группы. Что про­изошло?

— Да, своими действиями мы всех запутали. Но на самом деле все просто: группе «Винтаж» исполнилось десять лет, и мы поняли, что нужны перемены. Зашли в творческий тупик, из которого не могли выбраться. Решили, что Анна Плетнева и группа теперь должны идти разными дорогами. Набрали других солисток в «Винтаж», они стали гастролировать, но люди не приняли их, все хотели видеть меня. Разделить меня и «Винтаж» оказалось невозможно. А потом начались наши с Алексеем Романовым претензии друг к другу. Десять лет мы все делали вместе: нашли наше особое «винтажное» звучание, писали песни, снимали клипы, креативили… Но у Леши появились какие-то свои проекты, и я понимала, что это очень влияет на нашу совместную деятельность. 

Еще мы по-разному видели будущее нашей группы. Много спорили, придирались друг к другу, каждый тянул одеяло на себя. И тогда я сказала: «Если не будет по-моему, тогда расходимся!» Вообще-то я блефовала и совершенно не хотела ставить точку и разрывать наши отношения с Алексеем. Но, к моему удивлению, он ответил: «Давай, расходимся!» Никто не хотел уступать, все же гордые и независимые. Все, что происходило с нами, было похоже на семейный кризис, будто супруги, прожившие десять лет в браке, накопили претензии и обиды друг к другу. Мы оба устали, и нам был необходим перерыв. Целый год мы не общались, каждый занимался своим делом.

— Сложно было?

— Очень сложно. Это был настоящий развод, жесткий и тяжелый, с дележом имущества и «детей». Я осталась одна с нашим «ребенком» — группой «Винтаж», новыми солистками. То есть, как это часто бывает при разводах, дети остались с матерью. А звукозаписывающая студия отошла Леше. Конечно, я очень сильно переживала по этому поводу. Ведь мы провели вместе десять замечательных лет, и я благодарна ему за это время, за наши совместные победы. Вряд ли моя творческая судьба сложилась бы удачно, если бы рядом не было такого верного друга, как Леша.

Анна Плетнева
«Мы с мужем познакомились, когда я уже была артисткой. Он знал, на ком женится. Мы проговорили все «на берегу»: никто меня не трогает, я продолжаю заниматься тем, что люблю. И он свое слово сдержал»
Фото: Марат Мухонкин

— За этот год вы даже не созванивались?

— Нет! Мы в буквальном смысле разорвали отношения. И я весь год не видела свою крестницу — дочь Алексея. Моя душа болела. За это время я научилась рассчитывать только на себя, продумывать все до мелочей, сделала новую звукозаписывающую студию. И самое главное, стала сочинять песни. До этого у меня был комплекс: мне казалось, что мои песни никому не понравятся, их не примут. Еще в группе «Лицей» мы — три молодые девушки — претендовали на то, чтобы самим сочинять. Были у нас такие амбиции. Все время ныли, все время заводили с продюсерами об этом разговор. И однажды Алексей Макаревич предоставил нам эту возможность. Помню, мы сидели с девочками, и каждая сочиняла свою музыку, слова… И вот концерт в парке Горького. Мы спели наши старые, уже всем полюбившиеся песни, а потом стали исполнять ту, которую написала я. Люди ее не приняли, начали свистеть, некоторые уходили. Конечно, я расстроилась. Сейчас-то понимаю, что устроить премьеру новой песни на концерте — это провал. Сначала ее должны услышать по радио, узнать... В общем, с тех пор я долго писала песни так, чтобы об этом никто не знал. Блокнотик со своими стихами прятала. А после нашего раскола с Алексеем Романовым решила попробовать… И у меня получилось.

— Как же вы с ним все-таки помирились?

— Я не выдержала и позвонила Алексею перед Новым годом, предложила встретиться. Даже и не думала про воссоединение, просто хотела обнять его, узнать, как у него дела. Мы встретились, обнялись, проплакали пять часов, обо всем поговорили и решили, что снова будем работать вместе. Потому что вместе лучше. И все встало на свои места. Словно часть моей души снова со мной. У нас еще никогда не было такого безумного желания работать.

— Вот теперь я понимаю, почему вы всегда говорите, что вы очень счастливая женщина…

— Да, я абсолютно счастлива. У меня есть очень простая формула: я хочу быть счастливой — и я буду счастливой.

События на видео
Подпишись на наш канал в Telegram
Тайский гороскоп на неделю 24 — 30 июня для всех знаков восточного зодиака
«Согласно тайскому гороскопу заключительная июньская неделя обещает быть противоречивой по эмоциям и настроению. В ее начале проснется амбициозность и захочется подумать о своих целях и задачах, навести порядок в жизни», — говорит астролог Руслана Краснова.




Новости партнеров




Звезды в тренде

Анна Заворотнюк (Стрюкова)
телеведущая, актриса, дочь Анастасии Заворотнюк
Елизавета Арзамасова
актриса театра и кино, телеведущая
Гела Месхи
актер театра и кино
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Меган Маркл (Meghan Markle)
актриса, фотомодель
Ирина Орлова
астролог