Ани Лорак: «Слезы дочки разрывали мне сердце»

Эксклюзивное интервью с певицей.
Инна Фомина
|
16 Августа 2017
Ани Лорак

«Дочь устраивала настоящие истерики: «Мамочка, любимая, на кого ты меня оставляешь?!» А потом бежала к двери, закрывала ее от меня: «Не пущу!» Обнимала меня за колени, прижималась всем тельцем… Но я находила в себе силы захлопнуть дверь и уехать», — рассказывает певица Ани Лорак.

— Ани, недавно вашей дочке Соне исполнилось шесть лет. Наверное, пойдет в этом году в школу? Ведь сейчас многие родители считают, что чем раньше, тем лучше…

— А я так не считаю. И муж (Му­рат Налчаджиоглу, турецкий бизнесмен. — Прим. ред.) тоже. Еще я советовалась с психологом, и он сказал, что психика ребенка окончательно созревает для школы только к семи годам. Маленький человек должен быть элементарно готов к тому, чтобы каждое утро рано вставать, каждый день делать уроки, желательно не из-под палки. 

Может быть, кто-то готов ко всему этому и в шесть лет. Ведь, как говорит психолог, нет никакой нормы, каким именно должен быть ребенок, — за исключением того, что он должен быть физически здоров. А развиваются все по-разному. И хотя Соня очень успешно проходит все тесты на моторику, логику (например, она прекрасно складывает пазлы), на семейном совете мы решили, что ей надо еще годик «погулять». Она еще малышка, мы с ней в куколки играем. 

Ей не до учебы, пока она просто хочет ласки, тепла, игрушек. Мне кажется, что нельзя забирать у человека детство — всему свое время. Наверное, маме приятно, когда ее отпрыск в пять лет умеет то, что не умеют его сверстники. Но приятно ли это ребенку?!

— А как же модное сейчас «раннее развитие» — китайский с двух лет, японский с трех?

— А Соня и так знает четыре языка: русский, английский, украинский, турецкий — благодаря сестре Мурата Розе, которая часто к нам приезжает. И садик дочка посещает. И в кружки ходит, занимается рисованием, фигурным катанием, теннисом, сценической речью, танцами — в школе «Тодес» ей очень нравится. 

Конечно, это все не одновременно. Она попробует то одно, то другое. Чем-то продолжает заниматься, что-то бросает. Мы не хотим перегружать ребенка. Чтобы не началось: «А-а-а, мама, не хочу!» Главное, чтобы все было от души, по ее желанию. Зачем заставлять?

Фото: Филипп Гончаров

— А вас в детстве заставляли?

— Конечно! А потом половина школьных предметов мне в жизни никак не пригодились. Наверное, всем было бы лучше, если бы я в детстве занималась тем, что мне нравилось, — музыкой. Я мечтала играть на фортепиано, но дома у меня не было инструмента. Мы очень бедно жили. У меня не то что лишней куклы — сапог зимних и сумки для учебников не было, и я тетрадки и книжки носила в целлофановом пакете. 

Когда нам дали квартиру (после смерти старшего брата, который погиб на войне в Афганистане), у нас долго не было кроватей, и мы спали на полу. Поэтому я так радовалась, когда через несколько лет на вокальном конкурсе выиграла Гран-при — это как раз была кровать. Ну а чтобы хоть как-то заниматься фортепиано и сольфеджио, я на картонке нарисовала клавиатуру и на ней строила интервалы, аккорды. 

Конечно, без особого толка — это все равно, что учиться плавать в бассейне без воды. В общем, так по-настоящему и не научилась играть на фортепиано. Освоила только азы, которые помогают мне распеваться — теперь-то инструмент у меня дома есть. Зато в детстве в меня пытались, к примеру, вложить математику. Хорошо помню эти мучения. Сидела на уроке алгебры и вообще ничего не понимала — что от меня хотят, что такое дроби или корни… 

Так сложилась жизнь, что маме (она работала диктором радио в Черновцах) пришлось двух детей из трех — меня и младшего брата — на какое-то время отдать в интернат. И учителя там с нами не церемонились, никто не учитывал, успеваем мы усваивать программу или нет. И частенько поднимали указку — чтобы опустить на наши спины. Не успел решить задачу — получай подзатыльник.

— Ужасно, когда учителя унижают достоинство детей...

— Нас так часто «ставили на место», что я даже не воспринимала это как унижение, как подавление личности. Какая личность, если тебе постоянно дают понять, что ты — никто? Нам все время говорили: «Не высовывайся, ты что, думаешь, что самый умный?» А когда мы пытались возражать: «Я так считаю», — слышали в ответ: «Будешь считать на уроке математики! Сядь и смотри в книгу». Помню, на литературе проходили образ отрицательного героя. 

«Я очень долго не понимала, что значит уважать себя. Думала, что уважать себя — это плохо, это же гордыня… Найти себя, почувствовать себя любимой мне помогла сцена»
Фото: Филипп Гончаров

Все ребята говорили то, что написано в учебнике. А один мальчик вдруг сказал: «А я считаю, что у этого героя есть и положительные качества». Так учительница сразу его осекла: «Будешь высказывать свое мнение дома». Нет чтобы сказать: «Ну-ка, объясни свою точку зрения». Вместо этого — «Не высовывайся, будь как все, делай то, что тебе говорят. Слушайся и подчиняйся». А если мы делали «шаг вправо или влево», то учителя начинали кричать. 

В интернате такая уравниловка была на всех уровнях. Мы все должны были говорить одно и то же — и именно то, что от нас ждут. При этом ели одно и то же (точнее, недоедали все одинаково), одеты были одинаково… Чтобы хоть как-то наесться, выкапывали картошку на близлежащих полях и потом ее пекли, рвали яблоки и груши в чужих садах. Колбаса или шоколад были для нас немыслимым деликатесом. Я носила штопаную-перештопаную одежду, которая мне переходила от девочек из классов старше. И какое может быть у человека достоинство, если у него даже одежды своей нет? Так что я очень долго не понимала, что значит уважать себя. Наоборот, думала, что это плохо, это же гордыня… Найти себя мне помогла сцена. 

Только когда я пела на концертах, видела глаза, которые смотрели на меня с восхищением. И я как за волшебную палочку держалась за сцену: именно она вытащила меня из глубокой эмоциональной и психологической трясины, куда меня загнали в детстве. А кому-то не повезло. Поэтому я хочу, чтобы моя дочка росла в любви и понимании, и очень внимательно отношусь к ее чувствам, ее идеям, даже к самым бредовым… 

Если ребенок что-то чувствует, то как это может быть неправильно — ведь ощущение откуда-то родилось! И я хочу докопаться до глубины — почему мой ребенок чувствует так… Еще постоянно радуюсь, что у дочки много еды, одежды и игрушек. И уж конечно, не хочу заставлять дочку делать то, к чему у нее не лежит душа. Все, чем она сейчас занимается, происходит естественно.

— Что ей нравится больше всего?

— Сцена! Дочка и в садике выступала, и на моем сольнике в «Крокусе». Я волновалась безумно, а София нет! Она, как оказалось, абсолютно умеет держать зрителя — пятитысячный зал! Просто вышла со мной на авансцену — мы вместе исполняли «Обними меня» — и спела. Есть дети, которых надо учить не бояться публику, а Соня просто купалась в этой атмосфере. В зале сидели ее крестный Филипп Киркоров, Коля Басков и аплодировали ей. За кулисами София похвалилась: «Представляешь, мне Филипп подарил цветы!» А он вышел на сцену и сказал: «Боже, я так хотел подарить букет главной артистке этого вечера. Но когда увидел, как выступает ее дочь, то подумал — нет, только Соне».

«Я родила в зрелом возрасте (мне было 32 года), это совсем не то что стать мамой в 18 лет. У меня особая связь с Соней, потому что моя дочка — это дитя любви и к тому же очень долгожданный ребенок»
Фото: Елена Сухова

— Не боитесь, что такие выступления вскружат дочке голову?

— Так уже кружат. (Смеется.) На самом деле я же не собираюсь сейчас делать из дочери звезду — может, она вообще со временем перерастет любовь к сцене. Но ее природный артистизм так или иначе будет проявляться, Соня любит быть в центре внимания. Есть разные типы детей: кто-то «исследователь», кто-то «борец» (видимо, будущий спортсмен), а она стопроцентная артистка! По вечерам у нас часто проходят концерты. 

Соня долго подбирает костюмы — платья, очки, шляпы — и свои, и мои. Объявляет себя так: «Выступает суперзвезда София — встречайте!» И выдает мизансцену или песенку. А в конце просит аплодисментов. В эти минуты я вижу, какая она счастливая. А когда взрослые заняты, Соня показывает спектакли игрушкам: рассаживает их на стулья, берет в руки микрофон и начинает петь.

— Что у нее в качестве микрофона — мамин фен?

— Зачем фен? У дочки много микрофонов: и игрушечных (из которых раздается музыка), и настоящих. Мои друзья знают, как она любит петь, вот и дарят… Дочь мгновенно впитывает все, что связано со сценой. Побывала у меня на танцевальной репетиции и вечером дома перевоплотилась в балетмейстера: «Значит, так, мама, я — хореограф, а ты — танцор, я тебе буду говорить, что делать — вот так рукой двигать, вот так ногой». 

Она не просто артистическая натура, она же еще и растет в этой среде. Всегда ей рассказываю, как была на гастролях, как меня принимали, какие цветы подарили. Кстати, мои зрители часто передают презенты и для Сони — игрушки, открытки. Недавно была смешная ситуация. Я показывала дочке видео с концерта. А там мне подарили двух плюшевых мишек. Одного привезла домой, а другого отдала звукооператору — у него тоже подрастает малышка. Соня посмотрела видео и строго так перевела взгляд на меня: «Подожди, тут же два мишки: один для тебя, а второй для меня. И где он?» Объясняю: «Доченька, второго я отдала для маленькой хорошей девочки…» А Соня в слезы: «А-а-а, это же был мой мишка!» Мне и смешно, и жалко дочку. 

Ани Лорак
Фото: Филипп Гончаров

Она вообще очень наблюдательная, внимательная — к словам, к деталям. Если я что-то пообещала, то «замять ситуацию» — не выполнить обещание — не удастся. У Сони не забудется. С ней надо договариваться — как со взрослым человеком. Не беру ситуации, связанные с опасностью для ее здоровья, когда надо просто одернуть ребенка. Говорю про постоянное общение — нельзя все время говорить: «Я взрослая, а ты ребенок, вот и выполняй, что говорят». С Соней такое невозможно — она как упрется! Характер-то о-го-го какой: у папы турецкая и грузинская кровь, у мамы — польская, украинская, русская. Вот такой взрывоопасный коктейль… Если говорю «пора ложиться спать», а дочь не хочет, давить на нее бесполезно.

— И как выходите из ситуации?

— Объясняю: «Можешь не спать, но не удивляйся, если завтра, когда ты ко мне подойдешь, я тоже не услышу твою просьбу…» Кто-то с детьми сюсюкает, а я с дочкой договариваюсь — как со взрослой. Для меня Соня не моя копия, не рабыня, а уже маленькая личность. А мы с Муратом только проводники, через которых ее душа спустилась в этот мир. И мы не можем быть ее командирами или повелителями… Я стараюсь быть для дочки правильным примером. Помню, утром Соня поиграла и не убрала за собой игрушки. 

Я высказала претензию: «Дочка, почему ты не привела все в порядок?» Через час я присела за туалетный столик, чтобы накраситься. Так Соня подходит ко мне, критически смотрит на столик, на котором навалена косметика, расчески, фен, и говорит: «А почему ты не привела все в порядок?» С моей же интонацией! И вздыхает как я: «Надо убирать за собой». И я чувствую себя неудобно: ребенку делала замечания, а сама?! Это очень тяжелый труд — воспитать человека. Это работа, и прежде всего — над собой. 

Да, конечно, сто раз спокойно сказать ребенку, чтобы он не бегал босиком, непросто. Но нельзя добиваться нужного результата жестким диктатом. Те «программы», которые в свое время в нас заложили наши родители, были немного неправильными. Нас воспитывали в страхе и в запретах, все время пугали: так нельзя, это неправильно: «Закрой рот. Мама лучше знает. Сел, встал, пошел...» Какую личность можно воспитать, если для нас ребенок просто раб, который должен жить в страхе, что на него накричат?! 

«Сцена вытащила меня из психологической трясины, куда меня загнали в детстве. А кому-то не повезло. Поэтому я очень внимательно отношусь к чувствам и идеям дочери, даже к самым бредовым…» В отеле Bilgah Beach
Фото: Филипп Гончаров

Я хочу вырастить независимого от меня человека, который, если меня нет, сам себя обеспечит и найдет выход из любых жизненных ситуаций. Вот это — наивысшая задача родителей, а не привязать ребенка к себе до пенсии. Если малыш во всем подчиняется маме, то потом будет подчиняться и остальным. Отсюда появляются девочки, которые сами не могут принять решение, и мальчики, которые в сорок лет не могут жениться..

— Вы рассказывали, что раньше дочка очень болезненно воспринимала ваши отъезды на гастроли. А сейчас?

— Она повзрослела. Поняла, что ее мама — артистка. Раньше, стоило мне оказаться у двери с чемоданами, Соня начинала рыдать. Она же понимала, что я не просто ухожу по делам, а уезжаю — раз с багажом. И дочь заливалась слезами. Устраивала настоящие истерики: «Мамочка, любимая, на кого ты меня оставляешь?!» А потом бежала к двери, закрывала ее от меня: «Не пущу тебя!» Соня обнимала меня за колени, прижималась всем тельцем… Наверное, в этом было что-то театральное, ведь Соне нечего было бояться, с ней всегда оставались любящие ее люди. Но те слезы дочки все равно рвали мне сердце. Я садилась в машину, чтобы ехать в аэропорт, и плакала. Но что делать, если такова плата за успех, за мою любимую работу… 

Дочке я всегда объясняла, почему уезжаю. Говорила, что меня ждут люди, дети — такие же, как она, что гастроли — это моя работа, что зрители приходят слушать мою музыку. А в ответ слышала: «Не хочу твою музыку, ты меня не любишь». Это было очень больно слышать, но остаться, бросить все я не могла. Потому что мой талант мне не принадлежит. Раз Бог его мне дал, то зарыть его в землю это большой грех. Просто надо постараться совместить работу и материнство, что очень непросто. 

Вот сейчас, чтобы сэкономить время для общения с дочкой, с мужем, я даю вам интервью в аэропорту — между двумя рейсами, и еще мне одно­временно делают маникюр. Сэкономлю часа два, которые потом смогу провести с семьей. Вот так и балансирую, кручусь, недосыпаю, но не могу жить ни без сцены, ни без семьи. Сейчас, например, уже начала подготовку к своему новому шоу DIVA, которое покажу в «Олимпийском» 3 марта, а потом и в Санкт-Петербурге, и в Минске. Это будет грандиозный концерт, fashion-шоу.

«Кто-то с детьми сюсюкает, а я с дочкой договариваюсь — как со взрослой. Для меня Соня не моя копия, не рабыня, а уже маленькая личность» С дочкой Соней на отдыхе на Кубе. 2017 г.
Фото: INSTAGRAM*

— А как долго могут длиться у вас гастроли?

— Моя самая долгая разлука с дочкой — десять дней. И как же мне в тот раз было плохо! Недоставало ее смеха, запаха. С тех пор я так планирую свой график, чтобы не расставаться с ребенком больше чем на неделю… У меня особая, очень сильная связь с Соней, потому что моя доченька — это дитя любви и к тому же очень долгожданный ребенок. 

Я родила в зрелом возрасте (мне было 32 года), это совсем не то что стать мамой в 18 лет. Поэтому мне необходимо не просто слышать Соню по телефону, а физически ее почувствовать — обнять, прижать к себе. Если это невозможно, то я страдаю. Вот такая у нас, артистов, непростая жизнь. Но хорошо, что она сама теперь воспринимает мое отсутствие по-другому. Уже не плачет, просто говорит: «Да, мамочка, поезжай». Спрашиваю ее: «Будешь скучать?» Она: «Да, буду. Но ты ведь вернешься…» Потом целует меня и мы расстаемся с улыбкой. Она уже привыкла, что ей попалась такая мама — что делать! У кого-то мама-домоседка, а я — артистка.

— Какая мудрая девочка...

— Недаром мы назвали ее София, что в переводе и значит «мудрая»! Главное — не воспринимать ребенка как глупое существо, которое ничего не понимает. Недавно рассказываю Соне: «Я общалась с одним человеком, и он всегда был такой милый, при встрече улыбался. А тут вдруг он меня не замечает, не здоровается...» Соня серьезно на меня посмотрела и говорит: «Да, это неприятно. Но ты в следующий раз при встрече ему не улыбайся. Пусть почувствует, каково это, когда тебе не улыбаются». Иногда здравомыслие дочки меня поражает. 

«Пока моя самая долгая разлука с дочкой — десять дней. Как же мне в тот раз было плохо! Недоставало ее смеха, запаха. С тех пор стараюсь не расставаться с Соней больше, чем на неделю…»
Фото: Филипп Гончаров

Недавно звонила Мурату, хотела поговорить, а муж сказал, что занят и перезвонит попозже. Я почему-то разнервничалась. Тут подошла Соня, я ей жалуюсь: «Папа сказал, что занят — ну как он мог?! Я же не просто так звоню, а по делу…» А она и говорит: «А что ты волнуешься? Папа сказал, что занят, — значит, занят. Ну, перезвонит позже». Через полчаса Мурат мне перезвонил, и я передала слова дочки. Мурат смеялся: «А что ты хотела — Соня же моя дочь». Они действительно похожи, оба Близнецы по гороскопу. 

Соня очень интересуется людьми, она наблюдательная и внимательная. Когда входит в комнату, где есть незнакомый человек, обязательно с ним поздоровается, а потом поинтересуется — кто это? Тут садится в машину и вдруг говорит моему водителю: «Димуся-красотуся». А на следующий день ему же: «Ты хорошо выглядишь сегодня». А потом: «Ой, ты что, подстригся? Тебе хорошо с челочкой». Мы от этих фразочек просто угораем. А какие точные замечания дочь отпускает по поводу моих нарядов! Я уже поняла, что в скором будущем Соня будет мне давать советы — и как петь, и во что одеваться. И я знаю, что всерьез отнесусь к ее советам, ее мнение для меня по-настоящему важно.

Благодарим отель Bilgah Beach в городе Баку за помощь в организации съемки

* Организация, деятельность которой в Российской Федерации запрещена
Подпишись на наш канал в Telegram
«Оказалась при смерти»: Манижа рассказала о причинах переезда в Париж
30-летняя певица Манижа оправдалась за свой отъезд в Париж в начале мая. Артистка, в прошлом году представлявшая Россию на конкурсе «Евровидение», объяснила, что наведалась во Францию всего лишь на некоторое время, чтобы навестить сестру, и уже вернулась в Москву.




Новости партнеров

популярные комментарии
#
Звезда-5711, зря Вы так о ней. Насчет мамы: это мама не очень хорошо к ней отнеслась. Как минимум тем, что отдала в интернат. Как максимум - что не вмешивалась в отношения с продюсером. За бытовые мелочи вообще молчу. Поэтому и пунктик сейчас у Ани - чтобы у дочки все было, чтобы не было, как у нее. По поводу веры - никто ж не знает веру ее мужа. Даже в Турции очень много христиан. Родину... и тоже не все так однозначно... И есть довольно мудрые вещи - что в ребенке с детства надо видеть личность, индивидуальность, воспитывать самостоятельность.
#
Звезда-5711, Cмотрела Пусть говорят про нее.Так вот там была мама.И что меня удивило,мама какая то самовлюбленная,она сказала-а что мне было делать?Тоесть она не говорилв как об этом жалеет и ей было горько.И дочка ее сейчас обеспечивает от и до,и мать считает это должным.а папаша ее так вообще,нищеброд на пенсии,опомнился,вспомнил о дочке.И аня его приняла,и его обеспечивает.Да и муж ее никакой ее не был раньше бизнесменом,это она его таковым сделала.в общем всем хорошую жизнь устроила.
#
Каролина Куек зло в красивой упаковке. Разменяла всех - маму, собственное имя, веру православную, родину.. голос супер, а в душе у нее пустота. Потому и нет о чем с ней говорить.
#
#comment#
0 / 1500



Звезды в тренде

Меган Маркл (Meghan Markle)
актриса, фотомодель
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Павел Прилучный
актер театра и кино
Зепюр Брутян
актриса театра и кино