Горяча и бешена: кто такая «нуарная героиня» и как менялся ее образ в кино

От роковой красоты и алой помады до сильных характеров и профессионализма.
Алина Поплавская
|
04 Июня 2021
«Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убивать», реж. Роберт Родригес, Фрэнк Миллер
Фото: Кадр из фильма

Нуар — жанр, известный кино любителям. Когда-то он стоял у истоков кинематографа и прочно ассоциировался с криминальными историями. Классический нуарный фильм представлял собой криминальную историю с одиночкой-детективом, погрязшим в грехах городом и роковой красоткой. Женские персонажи в нуарных фильмах служили некими антагонистами, которые постоянно «ставили палки в колеса» мужчинам.

Рецепт создания подобных персонажей был достаточно прост: сценаристы-мужчины наделяли женщин весьма ограниченным набором качеств. Героиня должна быть обязательна привлекательна, с туманным прошлым и страшно нуждающаяся в спасении. Именно образ «дамы в беде» чаще всего эксплуатировался в «истинно нуарном» кино. 

Классикой этого жанра считается фильм 1941 года «Мальтийский сокол». Для актрисы Мэри Астор роль Бриджид О’Шоннесси в классике нуарного кино «Мальтийский сокол» оказалась пиком карьеры: образ расчетливой и хладнокровной красавицы сделал ее знаменитой.

Бриджид О’Шоннесси — классический пример «женщины нуара» в расцвете этого жанра, который пришелся на 40-50-е года прошлого века. Она устраивает хитроумную ловушку для всех, кто встал на пути приобретения драгоценной статуэтки мальтийского сокола. Бриджид дает почувствовать мужчинам контроль над ней и ситуацией, дарит ощущение власти, чтобы потом свергнуть с пьедестала.

Она как оборотень, который в середине фильма скидывает образ невинной овечки, чтобы впиться зубами в жертву и сжать покрепче. Такой была нуарная женщина, чьим главным оружием был обман. Кино создавалось мужчинами для мужчин, которые хотели быть соблазненными, но не побежденными. Поэтому всегда «нуарная женщина» должна проиграть или погибнуть. А лучше всего, чтобы это было как-нибудь драматично. Например, прекрасно подходил кинжал, который влюбленный, но стойкий к женским чарам герой вонзает в бывшую возлюбленную. И тогда слабая женщина умирает на руках мужчины с обязательным мужественным подбородком, пока он не покидает ее. Долг для одинокого детектива или полицейского превыше всего. 

«Мальтийский сокол», реж. Джон Хьюстон
Фото: Кадр из фильма

Случалась и другая крайность в кинематографе: герой был настолько ослеплен внешней привлекательностью героини, что становился ею одержим. Тогда женщина снова исполняла свою роль соблазнительницы (другого и не дано), но приводила к гибели не только себя, но мужчину. Сценарий подспудно оправдывал любые действия мужского персонажа, который был просто «не в силах себя контролировать». 

Два слова: Альфред Хичкок. Его знаменитые блондинки были воплощением всех клише о нуарных женщинах, которые мы видим сейчас. При этом никто не умаляет заслуг и влияния великого режиссера. Просто было такое время: совсем другое кино и сюжеты. 

«Головокружение» 1958 года входит список «золотых шедевров Хичкока». И хотя его не причисляют к чистому нуару, но некоторые элементы этого жанра он точно позаимствовал. Один из них — конечно же, женщина. Как и в «Мальтийском соколе», героиня здесь имеет двойственную натуру, которую поощряет главный герой, бывший детектив Джон Фергюсон. Он не может контролировать увлечение Мадлен Эстер, которая идеальна в своей «нуарности». 

Она появляется и исчезает почти как призрак, оставляет смутные подсказки перед своим появлением, а еще не говорит ни слова о своем прошлом. Запутанный психологический триллер Альфреда Хичкока проясняет суть ее поведения под конец картины, но мы не будем раскрывать всех карт. Еще одна черта нуарной героини — по прихоти сценаристов она вызывает не любовь, а маниакальное желание обладать. Но в итоге женщина опять проигрывает мужчине и готова преклониться перед и его силой. 

«Головокружение», реж. Альфред Хичкок
Фото: Кадр из фильма

После 60-х образ нуарной женщины стал стираться, как и сам жанр. Теперь к нему обращались как к антиквариату, который иногда достают с полки времени и протирают. Нуарная женщина в худшем и лучшем ее проявлении появлялась в 2014 году в проходной второй части «Города грехов». От очарования и вызова первого фильма мало что осталось, кроме цветовой стилистики, зато в нем появилась Ева Грин

Ее Ава Лорд — героиня «классического» нуара, одна из последних его представительниц в современном кинематографе. Зеленые глаза и алые губы разбавляют черно-белую гамму фильма и служат ярким огнем, привлекающим своим сиянием мотыльков. Ава с легкостью управляет жизнями нескольких мужчин, используя на полную мощность свою харизму и обаяние. Она виртуозно играет роль для каждой своей жертвы: властная богиня, дама в беде, вдова или хрупкая невеста — миссис Лорд умеет найти ключ к сердцу каждого.

Она — разрушительная сила, все ее существо состоит из древнего зла, которое не может вырваться наружу из-за устоявшихся правил высшего общества, в котором она вращается. Ава хочет стать самой богатой и независимой женщиной Города Грехов и отплатить всем, кто считал, что она принадлежит другим. Она неизменно представляет себя слабой и вынуждена скрывать свою настоящую натуру, которой нет дела до жалости или привязанности. Однако в финале героиня все равно проигрывает мужчине, который сумел побороть ее чары.

«Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убивать», реж. Роберт Родригес, Фрэнк Миллер
Фото: Кадр из фильма

Кстати, сейчас нуар тоже есть, только совсем другой. Это «скандинавский нуар» и он пришел в массовую культуру из северной культуры в 90-х. Жанр пробирался морозными разводами на окнах на Запад, пока не превратился в «Настоящего детектива». 

«Скандинавский нуар» изменил ход игры, когда жанр «черного» кино сошел на нет к 90-м годам. Создатели новой формы переосмыслили установки классического нуара и привнесли в свои сюжеты совсем других женских персонажей. Теперь женщина не только предмет для украшения фильма и слабое существо, но и героиня, которая бросает вызов всему миру и мужчинам, доказывая, что в ней сосредоточена настоящая сила.

Ко второму сезону «Настоящего детектива» в картине появился сильный женский персонаж — детектив Ани Беззеридес в исполнении Рэйчел Макадамс. Антигона (настоящее имя героини) оказывается в компании нескольких мужчин-детективов: ей приходится отстаивать свое право работать наравне с ними. Героиня не раз спасает своих напарников в опасных ситуациях и показывает, что без нее расследованию их общего дела придет конец. 

В отличие от первого сезона «Настоящего детектива» женщина наконец стала полноценным участником событий, который существует без привязки к мужчине и обладает собственной раскрытой историей. Более того, Ани зачастую обходит своих коллег в расследовании, так как она не отвлекается на внутренние конфликты и не дает себя задеть, сразу обозначая свою позицию в мире мужчин.

«Настоящий детектив», реж. Кэри Дзёдзи Фукунага, Дэниэл Сакхайм, Джон Краули
Фото: Кадр из сериала

Классический персонаж для «нового нуара» — Лисбет Саландер, героиня книг Стига Ларссона «Миллениум» и экранизаций его романов. Лисбет — одаренный хакер, которая случайно выходит на частное расследование журналиста Микаэля Блумквиста и сотрудничает с ним в «Девушке с татуировкой дракона». 

В первую очередь, Лисбет кардинально отличается от типичной героини нуарного фильма внешне: в ней не осталось ничего от заряженных женской энергией персонажей прошлого. Подростковая фигура вместе с гротескным макияжем сперва может даже оттолкнуть, но многие люди на ее пути становятся заложниками притяжения к Лисбет. Главная особенность героини — игра на мужском поле по правилам, установленным «миром мужчин». Она бросает вызов всем своим врагам открыто, не прибегая к интригам и тайным планам. Лисбет побеждает мужчин не играя на их инстинктах, но одерживая верх интеллектуально.

Тем не менее, из Лисбет не делаю супергероя в юбке: мужчины вполне способны одолеть ее физически. Ее тело все еще является объектов фантазий, которым воспользовались без ее согласия. Но эта девушка теперь способна отомстить сама за себя, без образа «женщины в беде». Ей не нужен мужчина, чтобы постоять за свою свободу и права. 

«Девушка с татуировкой дракона», реж. Дэвид Финчер
Фото: Кадр из фильма

Детектив Сага Норен из успешного сериала «Мост» — еще одна женщина «новой нуарной волны». Датско-шведские сценаристы представляют героиню, которую не заботит ее внешность, так как не она позволяет ей успешно раскрывать преступления. Нелюдимая Сага полагается только на свои профессиональные качества, походя таким образом на мужчин-детективов из классического нуара. Но, в отличие от них, она может контролировать свои эмоции  не превращать жизненные решения в драму, после которой остается только зажечь сигарету. 

Кстати, именно сериал «Мост» породил моду на новые детективные истории, пропитанные атмосферой одиночества, почти безнадежности. Теперь детективы в кино стали все больше напоминать живых, неидеальных людей, которые могут совершать ошибки и ошибаться. Многосерийный датско-шведский проект даже получил адаптацию в нескольких странах, где киностудии выкупили права на запоминающийся сюжет. 

«Мост», реж. Хенрик Георгссон, Румле Хаммерих, Шарлотта Зилинг
Фото: Кадр из сериала

Характеры новых героев основаны на особенностях поведения людей в скандинавских странах, где женщины не только выступают на равных с мужчинами, но и берут контроль в свои руки. 

Нуар сделал большой вклад в историю кинематографа в целом, и на его примере легко отследить изменения в женском характере в зависимости от времени. На кино влияет все: мода, социальные установки, образование, культура стран. От приложения к мужчине и просто объекта вожделения женщина в «мужском мире на экране» получила свой голос. Упрощенных фигур в сценариях больше не существует: усталые люди со сломанными судьбами просто пытаются выжить в этом несправедливом мире.


Новости партнеров

Комментарии
Сохранить
0 / 1500
#
#comment#
0 / 1500