Мамонт Дальский: игра по-крупному

«Ленком» работает в этом доме по сей день. Мало кто помнит, что в нем давал последние представления неистовый Дальский.
Шаляпин часто говорил, что он всем обязан «пале»  и «дальчизму». В ту пору Дальский жил в номерах  «Пале-Рояль» и учил пришедшегося ему по душе  голосистого увальня Федю сценическим премудростям Шаляпин часто говорил, что он всем обязан «пале» и «дальчизму». В ту пору Дальский жил в номерах «Пале-Рояль» и учил пришедшегося ему по душе голосистого увальня Федю сценическим премудростям Фото: РИА Новости

Мамонт Дальский познакомился с ним во время загородного кутежа и забрал трость. Когда проспавшийся купец приехал к нему в номера «Пале-Рояль» и стал требовать свою вещь обратно, Дальский спустил его с лестницы.

— …Вот мы с ним и не кланяемся, — продолжал Корвин-Круковский. — Хотели бы, чтобы начальство совсем от него избавилось, но оно дорожит дешевой галерочной популярностью этого паяца. Не скрою — некоторые из наших собратьев по своему слабоволию не поддерживают бойкот. Но надеюсь, что вы…

Николай Ходотов видел Дальского во многих ролях и был его поклонником. В историю с тростью он не поверил, идти на поводу у труппы не захотел. Ходотов представился Дальскому, и вскоре они стали друзьями: «паршивая овца» часто бывала у него дома, в маленькой квартирке на Тверской-Ямской, читала свои любимые монологи, пила чай с домашними пирогами и нежно сдружилась со старенькой мамой Ходотова.

При ближайшем рассмотрении Дальский оказался очень милым человеком. Но характер у него и в самом деле был непростым: старожилам Александринки, а он ни в чем не шел им навстречу, на каждую колкость отвечал грубостью.

Навстречу Дальскому идет Марья Гавриловна Савина, первая актриса театра, Макиавелли в юбке. Светские дамы ездят на премьеры, чтобы копировать фасоны ее платьев. Марья Гавриловна не любит Дальского, она презрительно щурится и говорит:

— Здравствуйте, молодой человек!

В ответ раздается: — Здравствуйте, пожилая дама!

Марья Гавриловна багровеет, но держит лицо, из нерукопожатного Дальский превращается в неприкасаемого.

Но он по-прежнему служит в Александринке, и публика ему аплодирует. Так, как он, Рогожина, Гамлета, Незнамова и Дона Карлоса не играет никто. Бархатный голос, огненные глаза, фирменные паузы Дальского, во время которых у сидящих в зале заходится дыхание… На сцене он бог, а в жизни скорее черт: Мамонт считает, что ему позволено решительно все.

О своем детстве он рассказывать не любил, и Ходотову казалось, что оно не было счастливым. Сейчас, в 1917 году, он знал, что Дальский вырос в многодетной дворянской семье — у Мамонта было шестеро братьев и сестер. Его настоящая фамилия Неелов, другую фамилию он взял из-за детского прозвища любимой сестры — Даля.

Магдалина Неелова тоже стала актрисой, и, судя по всему, они с братом были похожи. Мужа она бросила, а в молодого актера Бартенева, который разбил семью, стреляла в гостиничном номере — и не промахнулась. Бартенев был убит, Магдалина Неелова умерла в тюрьме.

Бутылки пустели: захмелев, Пильский начал спорить с анархистами — светлое будущее человечества, конечно, вещь хорошая, но ведут ли к ней грабежи? Студенты горячились, Дальский не обращал внимания на спор. Он рассказывал пьяной шансонетке об отце анархизма Бакунине: певичка клевала носом и в конце концов уснула, уронив голову на стол. На обратном пути Ходотов рассказал другу, что в былые времена Дальского называли «петербургским Казановой».

Кто бы мог подумать, что новый директор Императорских театров князь Волконский выставит Мамонта  из Александринки? Дальский в роли Иоанна IV Кто бы мог подумать, что новый директор Императорских театров князь Волконский выставит Мамонта из Александринки? Дальский в роли Иоанна IV Фото: ГЦТМ им. А.А. Бахрушина

— Сейчас ему уже за пятьдесят, а в прежние времена Мамонт и не взглянул бы на эту тощую курицу из погорелого ресторанного хора…

Он вздохнул, вспомнив старые добрые времена: кто бы мог подумать, что новый директор Императорских театров князь Волконский выставит Мамонта из Александринки? Кто предполагал, что Российская империя рухнет в два дня? Когда-то у подъезда Александринки стояли личные экипажи с гербами на дверцах и лихачи на шинах-дутиках, а Мамонт крутил любовь с одной из самых известных светских дам Петербурга, Ольгой Константиновной Орловой. Муж другой его пассии явился к Дальскому с револьвером. Тот встретил его в халате: оскорбленный рогоносец целился обидчику в лоб, а Мамонт сидел за накрытым к завтраку столом, пил чай и угощал гостя плюшками. Незваный гость взялся было за хлыст, но Дальский спустил его с лестницы.

— Вообще-то...

— тут Ходотов чертыхнулся. Он наступил в лужу, испачкал ботинки, забрызгал пальто и несколько секунд оттирал его перчатками.

— Вообще-то Мамонт предпочитал молодых, богатых, вдовых купчих. Они сходили от него с ума. Знаменит, хорош собой, глаза горят дьявольским огнем… Говорили, что он как следует попользовался их капиталами.

Дальский обожал ходить по лезвию бритвы. Вот представьте: в «золотой» комнате в Литературно-художественном кружке играют в «железку» — там, как вы знаете, собирались миллионеры. Дальский входит и спрашивает у богача Бостанжогло: «Сколько в банке?» Тот отвечает: «Три тысячи». Дальский ставит, проигрывает, берется за голову, говорит: «Не везет мне!»

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Борис Щербаков Борис Щербаков актер театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте