Андрей Ташков: «Все живы в моем сердце...»

Он похож сразу на обоих родителей. Но на мать, прославившуюся ролью Фроси Бурлаковой в картине отца, все-таки больше.
Валентина Шарыкина и Спартак Мишулин в телевизионной передаче «Кабачок 13 стульев» Валентина Шарыкина и Спартак Мишулин в телевизионной передаче «Кабачок 13 стульев» Фото: ИТАР-ТАСС

Она была религиозным человеком, ездила в Троице-Сергиеву лавру, отец получил разрешение на ее отпевание и похороны по-христиански. Еще при маминой жизни я случайно обнаружил, что у меня в школьной форме зашит крестик: это мама его зашила...

Когда мы вернулись в Москву, тетя Наташа уже с нами не жила — она ушла, получила свою жилплощадь. Через какое-то время папа сказал, что в доме должна быть женщина, нельзя нам оставаться одним. В его жизни тогда появилась актриса Валентина Шарыкина. Ну и хорошо. Никаких сложностей у нас с ней не возникло, наоборот, я с удовольствием ее принял, помню, пытался даже развлечь, играл с ней в маленький бильярд.

В детстве к Новому году я покупал огромное количество хлопушек и взрывал их.

Иногда представлял себя ковбоем или индейцем, в которого кто-то стреляет. В спальне у отца и тети Вали под одну из ножек кровати клал синий кусочек картона с серой, вытащенный из хлопушки. Я убегал от воображаемого врага, с разбега кидался на кровать, делал кувырок по направлению к той ножке, под которой лежала сера, и в последний момент раздавался «выстрел». Однажды положил «снаряд» под ножку, но отвлекся и забыл про него. Вечером вернулись отец с тетей Валей, я пошел спать, они отправились к себе в комнату. Тетя Валя легла — и ничего. А Евгений Иванович в полной темноте сел на свою половину кровати — и раздался выстрел! Меня не ругали, наоборот, смеялись, подумали, что я специально их разыграл.

— При такой фантазии вы думали о том, чтобы выбрать какую-нибудь творческую профессию?

— Мы с Геной кем только не мечтали быть, наконец классе в восьмом друг сказал, что хочет стать писателем.

И я захотел, не написав ни строчки. В девятом классе Гена объявил, что идет в актеры, он ведь из театральной семьи. Ну, думаю, надо и мне туда же, куда деваться? По всем предметам я учился более чем средне, ничто меня особенно не интересовало.

— Как Евгений Иванович к этому отнесся?

— Спросил, что, по моему мнению, самое сложное в профессии актера. Я ответил — выучить текст. Отец сказал, что выучить текст — последнее дело. Как? — удивился я. Тут стихотворение-то к уроку не выучить, да еще надо перед всем классом его прочитать! «Ладно, если бы я не видел у тебя способностей, то отговорил бы…»

— не знаю, из чего Евгений Иванович сделал вывод про мои способности. Однажды, мне было лет восемь, родители вечером были свободны, и у меня возник такой кураж от ощущения дома и семьи! Я встал перед холодильником в нашей коммунальной квартире и сыграл перед ними пантомиму на тему операции на сердце: показывал, как врач разрезал грудь больного — и не знает, что и как надо делать. Сначала достал кишки, положил в таз, брезгливо вытер руки о штаны, потом доставал все новые и новые органы, не понимал их предназначения, какие-то откладывал в сторону, какие-то возвращал назад. Вынул сердце — оно билось в его руке. Потом кое-как запихал все обратно и зашил. Мама с отцом хохотали. Наверное, Евгений Иванович запомнил этот случай или видел другие проявления моих актерских задатков, не знаю, но мы начали готовиться.

Работая над картиной «Уроки французского», отец встретил свою будущую жену, актрису Таню Васильеву, теперь она известна как Татьяна Ташкова Работая над картиной «Уроки французского», отец встретил свою будущую жену, актрису Таню Васильеву, теперь она известна как Татьяна Ташкова Фото: Мосфильм

Попытались за лето выучить прозу. А я как раз читал книгу Сомерсета Моэма, и мне понравился один рассказ. Выучил наизусть. Пришла пора произнести текст перед Евгением Ивановичем. Я его побаивался, ведь если что-то шло не так, он начинал нервничать, а это было для меня смертельным номером. Наконец отважился: голос дрожит, текста не помню. Рассказ смешной, а я на третьей строчке заплакал. Но папа не рассердился, предложил подготовить что-нибудь из Достоевского, который был его любимым писателем. Выбрал «Записки из подполья», первую главу. «Я человек больной… Я злой человек. Непривлекательный я человек» — и так далее.

— Удивительно: белокурый мальчик с ангельским взором, каким мы помним вас по «Подростку», хотя снимались вы там не отроком, — и вдруг такой текст!

—Да. Выучили еще стихотворение и басню, и отец сказал, что надо почитать перед кем-нибудь еще. Решили позвать его сестру, тетю Марусю. Она учительница литературы, то есть в чтецком искусстве разбирается и в актерстве тоже понимает. Я встал перед ними, и меня вдруг начало трясти от страха. Не знал, что делать.

Мне в то время нравились фильмы про каратистов, и когда стоял перед папой и тетей Марусей, мгновенно возникла мысль: а что, если закричать, как каратист, когда он разбивает несколько кирпичей, лежащих один поверх другого? Тетя, подумал я, вздрогнет, и ее состояние приблизится к моему, то есть мы окажемся внутренне на равных. И я закричал! Тетя Маруся испугалась, пока она приходила в себя, я начал тараторить текст.

— Вы вообще были театральным ребенком?

— Что вы!

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Жан-Клод Ван Дамм (Jean-Claude Van Damme) Жан-Клод Ван Дамм (Jean-Claude Van Damme) Актер, режиссер, сценарист, каратист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+