Поль Сезанн: Яблоки раздора

Чем бы Сезанны ни занимались в этой жизни, они делают это так, как будто идут наперекор всему свету...

Однажды Сезанн вступился за Золя, которого одноклассники третировали за бедность и мечтательность. На следующий день Эмиль принес своему защитнику корзинку яблок. Как же божественно они пахли...

Сезанн вдохнул всей грудью запахи осеннего сада, ворвавшиеся в окно, и прикрыл глаза...

Отец Золя, инженер, руководивший когда-то постройкой плотины и канала для орошения прованских полей, умер рано, оставив семью в нужде. Помыкавшись несколько лет в Эксе, куда забросила их отцовская служба, Эмиль с матерью и дедом вернулись в Париж. Уезжая, Золя взял с Поля слово, что и друг тоже обязательно приедет в столицу.

Вдвоем-то они уж непременно покорят Париж своими талантами: Эмиль — литературным, а Поль — художественным. Чудесная книга, которую напишет Эмиль, а Поль украсит прекрасными иллюстрациями, уже рисовалась им в юношеских мечтах.

Бедный отец... Разве мог он подумать, что настанет день, ну вот хотя бы такой, как сегодня, и тот, кого он считал «бездельником» и «рванью», станет известнейшим писателем, богачом, владельцем роскошного поместья Медан, в котором собирается цвет французской литературы? А сын Луи-Огюста будет уныло проживать отцовское наследство в ветшающем Жа де Буффане....

Бедный отец... С какой наивной хитростью он старался направить бурный поток, уносивший сына в неизвестность, в верное русло с надежным куском хлеба.

Не согласившись отпустить Поля в Париж, он все же позволил ему устроить в доме мастерскую и даже разрешил прорубить в ее стене дополнительное окно, неисправимо изуродовавшее внешний вид старого дома. Даже предложил ему расписать панели в столовой — «если парню так нравится, он может разрисовать хоть весь дом» — и часами безропотно позировал сыну, когда тому пришла фантазия написать портрет родителя...

Но все было напрасно. Возвращаясь вечерами с лекций в Эксском университете, Поль часами перечитывал письма Эмиля или строчил ему ответные послания. Юриспруденция, которую он должен был изучать на студенческой скамье, не шла ему на ум.

В итоге весной 1861 года билеты в Париж все-таки были куплены — для самого Поля и для его отца: Луи-Огюст решил самолично выяснить, сколько денег нужно парню, чтобы не голодать, но и не подкармливать всякую шваль, а заодно разведать, почем нынче в столице картины.

Полученные сведения немного его успокоили: ста пятидесяти франков на жизнь одинокому холостяку должно было хватить с лихвой, а любой из художников, получивший диплом парижской Школы изящных искусств, мог рассчитывать на приличный гонорар за свои полотна. Конечно, для этого следует потрудиться, но Поль, слава богу, кажется, не ленив: сутками простаивает за мольбертом, а шумные компании обходит стороной. Хоть что-то путное отцу удалось в него вложить... С этими мыслями Луи-Огюст и отбыл восвояси.

...— Скажи мне хотя бы одно: Малыш здоров?

Цена на картину Сезанна  «Пьеро и Арлекин»,  написанную в 1888 году,  росла в геометрической  прогрессии Цена на картину Сезанна «Пьеро и Арлекин», написанную в 1888 году, росла в геометрической прогрессии Фото: РИА «Новости»

Ласково кивнув, Сезанн похлопал мать по руке. Не стоит говорить ей обо всем сейчас. Долгие годы Элиза Сезанн лелеяла свою веру в сына и наперекор всему твердила, что рано или поздно он вернется из Парижа «на коне». Но Поль всякий раз приползал в Экс побитой собакой. Что. если и в этот раз ничего не выйдет?

Бог его знает, кто такой этот Воллар и что у него на уме... Одно ясно: если парень держит лавку на улице Лаффит, значит, рассчитывает на многое. Именно на этой улице расположена галерея знаменитого Дюран-Рюэля, торговца, первым начавшего покупать картины импрессионистов. Но в таком случае Воллару должно быть известно и то, что тот же Рюэль упорно уклоняется от приобретения полотен Сезанна, считая их слишком рискованным товаром. Неужели этот парень смелее Дюран-Рюэля? Что ж, тогда он, видно, ждет такой же отчаянной решимости и от самого Сезанна...

Вот только стоит ли художнику на старости лет снова «дразнить гусей»? И Поль неуверенно покачал головой...

— Никогда твоему отцу не хватало смелости признать правду! — Ортанс ворчала уже третий день подряд, с тех пор как узнала об отправленном сыном письме. Но Поль-младший, давно привыкнув лавировать между отцом и матерью в их бесконечных разногласиях, только дипломатично покашливал в ответ.

— Семнадцать лет, почти семнадцать лет он прятал меня от родных, как будто я жаба, которую стыдно взять в жены!

Поль-младший вздохнул. Что ж, если матери пришла фантазия вспомнить всю историю ее непростых отношений с отцом, то ему следует набраться терпения.

Когда девятнадцатилетняя натурщица Ортанс Фике впервые переступила порог мастерской художника, тому уже сравнялось тридцать.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Лена Катина: «Я долго выбирала отца моего ребенка»

Лена Катина: «Я долго выбирала отца моего ребенка»



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Иван Ургант Иван Ургант телеведущий, актер, певец, радиоведущий, шоумен
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй