Невеста ветра

Кокошка был так занят предстоящим визитом кайзера, что не обратил внимания на первую красавицу Вены, пришедшую оценить его «мазню».

Подруга тяжело вздохнула, раскрыла веер и начала энергично обмахиваться.

— Так ты не знаешь...

— Не знаю чего?

Веер в руке Берты замер. Она склонилась над столиком. Инстинктивно Альма сделала то же самое.

— Твоего Кокошку убили.

Альма отпрянула:

— Во-первых, не моего...

Берта не смогла подавить смешок. Это же как нужно измучить женщину своей страстью, чтобы она отказывалась признавать связь с тем, кто больше никогда ее не потревожит... А она-то думала, что хоть теперь Альма даст волю чувствам!

Но нет. Сколько лет они дружны, и ни разу Берта не видела, чтобы Альма билась в истерике или рвала на себе волосы. На похоронах мужа была царственно сдержанна, вот и сейчас, узнав о смерти любовника, сидит и задумчиво рассматривает прохожих. Официант принес запотевший графин с ледяным лимонадом и тарелку со штруделем.

— Меня будут винить в смерти Оскара, — произнесла Альма после того, как официант отошел.

— Да с чего ты взяла?!

— Меня винили в том, что он ушел на фронт, а теперь обвинят и в его гибели...

Берта недоуменно приподняла аккуратно выщипанные брови: — Но ты же не можешь отрицать, что провоцировала его.

Выйдя замуж, Альма погрузилась в воспитание двух маленьких дочерей - жизнь заполнили счета, квитанции, нянюшки и сам Малер. Альма с дочерьми Марией и Анной, 1906 г. Выйдя замуж, Альма погрузилась в воспитание двух маленьких дочерей - жизнь заполнили счета, квитанции, нянюшки и сам Малер. Альма с дочерьми Марией и Анной, 1906 г. Фото: Getty Images/Fotobank

Называла «трусом», призывала записаться в добровольцы…

— Я задыхалась! — Альма выразительно округлила глаза. — Ты все прекрасно знаешь. Он невозможный человек! И всегда был таким. Ревность, постоянные истерики, сцены…

— Бусы… — протянула Берта, сдерживая в уголках рта улыбку.

— Да, он носил мои бусы! И если ты думаешь, что это трогательно, ошибаешься. Эти красные бусы не раз ставили меня в крайне неловкое положение. Что уж говорить о его отношении к Малеру.

Берта чуть не поперхнулась лимонадом. Вот, снова начинается. Со смерти Густава прошло всего четыре года, а Альма уже причислила его к лику святых: то и дело упоминала его в разговорах, постоянно превозносила заслуги, восхищалась успехом в Нью-Йорке.

Неудивительно, что Кокошка был недоволен таким обожествлением своего предшественника. Порой он даже слишком бурно выражал недовольство, грозил разбить бюст Малера работы Родена, в присутствии гостей его вдовы отпускал в адрес покойного фривольные шутки. И если поначалу Альма закрывала глаза на выходки молодого любовника, то последние месяцы перед уходом на фронт уже не могла выносить его истерики.

Берта решила сменить тему. В конце концов, если Альма так спокойно восприняла известие о гибели Кокошки, не стоит заострять на этом внимание.

— Как поживает твой супруг?

— Вальтер?

— Господи, Альма, конечно, Вальтер! Неужто ты думаешь, что я имею в виду покойника?

— Мне сложно привыкнуть к тому, что я снова замужем, — пожала плечами Альма, задумчиво взяла в руки бокал с лимонадом и переставила его с одного конца стола на другой. — Знаешь, мне порой кажется, что я не смогу быть кем-то, кроме как вдовой великого Малера. Роль жены архитектора Вальтера Гропиуса прельщает меня куда меньше. Даже официанты обращаются ко мне «фрау Малер».

— Это потому, что вы с Вальтером решили не афишировать свою свадьбу. В курсе только ближайшие друзья. Да и то не все. Сколько вы женаты? Всего пару недель? Кстати, где сейчас Вальтер?

Альма недовольно нахмурилась:

— Все еще в Берлине. Военную службу не так просто оставить, как жену.

— Да, некоторым, между прочим, военная служба стоит жизни, — Берта не могла удержаться от колкости. Ей казалось, что Кокошка принес жертву, которую Альма совсем не оценила, и Берта искренне жалела несчастного художника. Подруга не отреагировала на язвительное замечание, но оно явно не пришлось ей по вкусу, поскольку, поговорив еще несколько минут о погоде, она стала прощаться.

— Извини, дорогая, у меня еще уйма дел. Нужно зайти к шляпнику, потом я хочу купить новые ноты для Анны…

— Конечно, Альми. Береги себя, — Берта уже жалела о недавнем выпаде. Она любила Альму и не хотела ссоры.

Они простились, и Альма под пристальным взглядом Берты свернула за угол площади, после чего ускорила шаг. Но отправилась она не к шляпнику и не в нотный магазин, а по куда более важному делу...

…Студия Оскара осталась точно такой, какой она запомнила ее в свое последнее посещение. А ведь прошел почти год! Огромные окна задернуты суконными шторами, внутри почти прохладно. Посреди комнаты два мольберта, вдоль стен, повернутые «спиной» к зрителю, громоздятся картины. «Как перед расстрелом», — подумала Альма и поежилась. Зачем Оскар так ее мучил? Зачем пошел на войну? Ну какой из него вояка…

...Впервые увидев Кокошку, она подумала, что он похож на большого ребенка: обижается и тут же отходит, хохочет, а через секунду снова надутый.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Валентина Расторгуева: «Коля просто не вернулся»

Валентина Расторгуева: «Коля просто не вернулся»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Кейт Миддлтон (Kate Middleton) Кейт Миддлтон (Kate Middleton) член британской королевской семьи
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй