Валерий Золотухин: «Как можно злиться на женщину?»

Есть одна-единственная, которая вспоминает встречу со мной как подарок. У остальных — обиды, счеты...
У Дениса вышел скандал с церковным начальством, и сын был вынужден уйти. А у него, между прочим, уже и семья была, дети, их кормить надо... У Дениса вышел скандал с церковным начальством, и сын был вынужден уйти. А у него, между прочим, уже и семья была, дети, их кормить надо...

«Да хоть «Плейбой», — говорю. Причем поспорили в тот момент, когда я и доллары-то еще в глаза не видел.

Потом роман наш начал прерываться ссорами. Она вообще замуж вышла. На рукопись я наткнулся случайно. И отнес в «Плейбой». Публикацию несколько раз откладывали, прошло еще сколько-то месяцев. Я загремел в больницу. А рассказ... вышел.

Муж ее, как выяснилось, большой любитель «Плейбоя». Он все понял и, несмотря на все мои шифры, узнал свою благоверную. Позвонил мне домой. Сын мой, покойный Сережа, добрая душа, рассказал, в какой больнице я нахожусь.

И вот представьте — лежу я в палате, и заходит он. «Помираете?» — радостно так спрашивает.

Здоровый, спортивный, гораздо моложе меня…

Сказал, что понял, о ком рассказ. И, мол, ее предыдущий муж тоже бывшую свою узнает, а дети?.. В общем, как вам, Валерий Сергеевич, не ай-яй-яй? «А вы оба болтайте поменьше, тогда никто ничего не поймет».

Поговорили мы с ним. Ушел. Звоню Ирбис: «Сударыня, за тобой должок! Тысячу-то мне проспорила».

— Вот вы сказали, что вам не понравилось делить любимую стерву с мужем. Надо понимать, ситуация двоеженства вас устраивает больше?

— Женат я на Тамаре. Ирина Линдт растит нашего общего сына Ивана. В данном случае так решили женщины. Ванька же был запланирован, а не так, как порой бывает — прости, любимый, я беременна, и делай теперь что хочешь.

Я и пить в тот период перестал. Кстати, знаете, сколько сейчас женщин, которые просто хотят родить? Много. В моем случае со стороны Ирины не было никаких притязаний на замужество. Об этом и речи быть не могло. И для Тамары ситуация не была неожиданной. Конечно, они обе до сих пор сложно все переживают. И не дай бог кому-то оказаться на их месте.

У меня и с детьми не всегда гладко складывалось. Вроде все мои — и при этом страшно разные. У Дениса характер открытый, очень легкий, ироничный. Сережа был другой. Могу признаться, я жутко боялся его суждений. Он всех видел насквозь, и меня в том числе. В разговоре с Денисом я мог какие-то вещи оспорить, а Сережа — дверь закрытая. У него было полное собрание работ Андрея Тарковского.

На стене висел портрет Кайдановского. Где-то внутри я сомневался в своем отцовском авторитете, обида была — почему не я? Помню, притащил книгу Войновича с автографом. Сережа вроде взял, вроде рад… А потом смотрю: читает-то не ее, а «Дон Кихота». У него был свой мир, в котором я мог только что-то угадывать. И понимал, что не чужой, а влияния на него не имел. Вот где драма-то! А вы говорите — романы…

С Тамарой у Сережки лучше складывалось, они были по-настоящему близки.

— Но предотвратить его самоубийство не смог никто…

— Наверное, потому что это было невозможно. «Уйти из жизни так же просто, как прогулять урок». У Сережи был какой-то философский подход к суициду.

Ирина Линдт растит нашего общего сына Ивана. С ее стороны не было никаких притязаний на замужество. Об этом и речи быть не могло. Ирина Линдт растит нашего общего сына Ивана. С ее стороны не было никаких притязаний на замужество. Об этом и речи быть не могло. Фото: Из архива В.Золотухина

Весь этот ужас случился не вдруг, не спонтанно. В крови моего сына не обнаружили никакого допинга, алкоголя, наркотиков…

Я много думал, читал дневники Сережи, старался по прошествии времени смотреть на происшедшее более спокойно. Понимаю: раз с сыном случилось такое, конечно, я виноват. Можно ли было его остановить? Наверное... Но мы не знали как. Какое-то малое оправдание для нас заключается в том, что эта попытка самоубийства была третьей.

Сережа с детства не придавал особого значения жизни. Он пробовал какие-то странные вещи на вкус, испытывал себя.

Однажды был день рождения у Кати, девочки, с которой Сережа учился и дружил. Он пришел в ГУМ, нашел дорогие духи и положил их в карман, прекрасно понимая, что на выходе неизбежно «зазвенит».

Естественно, «зазвенело», естественно, пришел милиционер. «Зачем, — спрашивают сына, — ты это сделал?» — «Хочу сесть в тюрьму».

Милиционер потребовал документы. Он дал паспорт. «Какой Золотухин? Сын того самого Золотухина? Ты что, идиот?»

Конечно, духи отобрали, а его отпустили. Потом он нам с матерью все это спокойно рассказывал. Рассказал как факт. Объяснить, зачем это придумал, не смог. Как отец я шкурой чувствовал опасность. Но что делать, не знал. Говорю: я тебя устрою на любую работу, помогу, как сумею.

Помню, Дениса устраивал. У него вышел скандал с церковным начальством, и сын был вынужден уйти из церкви.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Анна Ардова: «Я поняла и простила...»

Анна Ардова: «Я поняла и простила...»

Принц Гарри (Prince Harry) Принц Гарри (Prince Harry) член королевской семьи Великобритании
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте