Вадим Колганов: "Мы с женой год скрывали роман"

Благодаря любимой женщине Вадим стал сниматься в кино.
|
05 Декабря 2008
С женой Екатериной в гостях у тещи Марины Наумовны Соколовой и тестя Игоря Ивановича Гольтяпина в Орле С женой Екатериной в гостях у тещи Марины Наумовны Соколовой и тестя Игоря Ивановича Гольтяпина в Орле Фото: Андрей Эрштрем

После роли Вити Рыбкина в сериале «Татьянин день» Вадима Колганова узнавали только дети, бабушки и… охранники. Причина «неполной популярности» — накладные усы, которые актер приклеивал на съемках. Но после участия в проекте «Ледниковый период» с Колгановым теперь здороваются на улицах представители всех социальных групп. Да и список ролей благодаря телешоу у Вадима значительно расширился — он станцевал на коньках Штирлица, Шиндлера, средневекового рыцаря, советского солдата… На проект «Ледниковый период» Вадим Колганов попал по протекции Анны Седоковой.

«Когда я получил бронзовую медаль на шоу «Король ринга», мы поехали обмывать это событие большой компанией, — рассказывает артист. — В разгар застолья Аня спросила меня, умею ли я кататься на коньках. «Да я в них сплю!» — ответил я (в шутку, конечно, потому что на коньки впервые встал совсем недавно — с детства мечтал в хоккей поиграть, вот и напросился в любительскую команду). «О! Здорово, тогда поехали на каток!» — предложила Седокова. Мы весело покатались, а спустя пару недель раздался звонок: «Здравствуйте, это Илья Авербух! Хочу пригласить вас в «Ледниковый период». Позже я узнал, что Аня — одна из участниц шоу». Поначалу Вадиму пришлось несладко: «Конечно, стоять на коньках я мог, но мне-то нужно было научиться чертить на льду фигуры и делать поддержки.

Ко льду привыкал постепенно. Помню, на второй тренировке вышел на каток и тут же растянулся. Ну, думаю, только вчера катался, а сегодня коньки затупились, это что же, их каждый день точить надо? А все вокруг хохочут — я, оказывается, чехлы забыл снять… Не успел я чуть-чуть освоиться, как моя партнерша Татьяна Навка стала требовать от меня невозможного. На тренировках она зачастую выделывает такие трюки, что я еле успеваю ее поймать в паре сантиметров ото льда. Она с воодушевлением мне говорит: «Молодец! Давай еще раз!» — я ей отвечаю: «Да ты что? Повторить такое я неспособен!» Чтобы хоть чуть-чуть передохнуть, я придумываю на ходу шутливые четверостишия. Пока Таня смеется, я могу немного отдышаться».

Способность к рифмоплетству не раз выручала Вадима в трудную минуту. Когда он учился во ВГИКе, подрабатывал продавцом на рынке, ведь стипендии порой даже на еду не хватало.

В роли Вити Рыбкина в сериале «Татьянин день» В роли Вити Рыбкина в сериале «Татьянин день» Фото: АМЕДИА

«Я продавал детские джинсовые куртки в «Лужниках». Под честное слово брал несколько моделей у знакомых оптовиков, искал на рынке большие палатки и просил за определенную плату разрешить мне повесить свой товар. Завлекал покупателей речовками собственного сочинения: «Куртки детские — лекала немецкие. Налетай, покупай!» Впрочем, вскоре я понял, что торговля не для меня». Куда больше Вадиму нравилась работа массовика-затейника. «Каждое лето я ездил в Италию, в детские лагеря, которые итальянцы называют колониями, а палаты в них — камерами. Когда я встречал очередную смену русских детей, часто над ними шутил: «Сейчас приедем в колонию…» Они настороженно переспрашивали: «Куда?» — я спокойно продолжал: «В колонию. Там распределю вас по камерам».

В их вопросах уже слышался ужас: «Что? А можно нам домой?» Я не унимался: «Извините, родители мне заплатили, чтобы могли отдохнуть от вас, так что назад пути нет». Только когда мы приезжали на место, дети успокаивались, их «камеры» были похожи на шикарные люксы. Это вам не наши пионерлагеря, в которых, кстати, я тоже много работал, еще до приезда в Москву. Там я научился делать праздник на пустом месте. Самым любимым у ребят был День индейца. Рано утром мальчишки собирали камыши, из которых девчонки строили вигвамы. Потом вместе с помощниками я разрисовывал лица ребят настоящим театральным гримом, и те бежали в соседние лагеря — вручали детям приглашения на праздник и заодно мазали их зубной пастой с тем расчетом, что уж отомстить они придут наверняка. Весь день шли конкурсы, бои на подушках. Вечером мы провожали гостей, а напоследок, когда они не ожидали подвоха, у ворот вновь мазали их пастой».

В то время Вадим еще жил в Оренбурге, где окончил училище культуры и после армии поступил в музыкальное училище на актерское отделение.

Учился он с большим успехом, на курсовые спектакли с его участием собирались полные залы, преподаватели в нем души не чаяли. У Колганова был только один недостаток — он очень любил поспать, поэтому постоянно опаздывал на утренние занятия. «Однажды, опять безнадежно опаздывая, я решил схитрить. Наша студия находилась на чердаке, куда можно было попасть снаружи через окно на крыше. Мои сокурсники уже начали показывать этюд о прощании молодых супругов. Я на ходу придумал себе роль любовника, который врывается в квартиру через окно, как только уходит муж. Услышав, что дверь хлопнула, я перелез через подоконник и воскликнул: «Ну что, твой…»

И тут же запнулся: к моему ужасу, «муж» остался дома! Лица сокурсников и преподавателя вытянулись от моего нелепого появления, но я мгновенно среагировал: «…ушла?» — и спокойно продолжил: «Раз ушла, можно наконец-то выпить». Педагог лишь покачал головой: ему не к чему было придраться…» Хотя занятия увлекали Колганова, он понимал, что в Оренбурге у него нет перспектив. Поэтому, когда сокурсник предложил ему вместе поехать поступать в столичный театральный вуз, Вадим не раздумывая согласился. Благо в кармане у него лежала кругленькая сумма, которую он заработал на… нелегальных собачьих боях. «Когда мне предложили провести это мероприятие, я даже не поинтересовался, какое именно. Приехав в местный ДК, увидел настоящий ринг, полный зал «крутых ребят», которые делали ставки.

Фото: Из семейного архива

Отказаться я уже не мог. Мне вручили микрофон и листочки, на которых были написаны родословные собак. Я должен был объявлять участников, комментировать схватки. Зрелище было страшное: псы рвали друг друга на куски, ветеринары тут же их зашивали и вновь выпускали на ринг… Зато мне хорошо заплатили. Денег хватило и на билет, и на первое время в Москве».

В столице Вадиму повезло. Его приняли во ВГИК, а после окончания института взяли в Театр имени Станиславского. С кино у Колганова в то время не ладилось, но он частенько снимался в рекламе. Однажды ехал из Сочи со съемок очередного ролика и в поезде познакомился со своей будущей женой — Екатериной Гольтяпиной. У нее оказался билет на то же место, что и у Вадима. «Я, конечно, уступил девушке, тем более что она мне очень понравилась.

Наврал, что пойду в вагон-ресторан, но денег у меня было немного, поэтому несколько часов я промаялся в тамбуре. Когда Катя выспалась, вышла из купе и увидела меня, мы с ней разговорились. Оказалось, что она актриса и работает… в одном театре со мной. Правда, заняты мы были в разных спектаклях. Я был поражен: два года мы ходили по одним и тем же коридорам, но ни разу не пересеклись! И тогда, видимо, кто-то сверху решил за нас: «Раз уж вы не встретились в театре, то даем вам билет на одно и то же место, и вы уж не подведите!»

Приехав в Москву, Вадим позвонил Кате на следующий день. Они быстро поняли, что серьезно влюблены друг в друга, и вскоре стали жить вместе. «Катя меня постоянно удивляла. Когда она впервые пришла в мою холостяцкую комнату, которую мне выделил театр, то отправила меня за хлебом в магазин.

Я вернулся минут через пятнадцать, а меня ждал ужин. Я ел и думал: «Где же Катя нашла в моем холодильнике такую вкуснятину?..» Конечно, и до нее я влюблялся, но длительных и серьезных отношений у меня ни с кем не было. Я очень ответственно подходил к браку, хотел найти одну-единственную раз и навсегда, вот и искал ее до 30 лет. Однажды я встал утром и понял, что должен сделать Кате предложение. Дождался, пока она проснется, и сказал: «Выходи за меня замуж!» Катя ответила согласием, и мы отправились в Грибоедовский дворец бракосочетаний. Но там нам предложили подождать три месяца. Это нас не устраивало. Мы нашли ближайшую телефонную будку со справочником и стали обзванивать все загсы Москвы, в которые еще смогли бы успеть в тот день. В итоге подали заявление в Бабушкинский загс и через месяц поженились…

На свадьбу я занял у друга, актера Саши Усова, тысячу долларов, которые отдавал ему в течение двух лет. Эти деньги ушли на кольца и скромное застолье в боулинг-центре. Только после бракосочетания в театре узнали о наших отношениях. Целый год мы скрывали от коллег наш роман. Кате подружки даже предлагали поближе присмотреться ко мне как к потенциальному жениху, а она только кивала в ответ, мол, да-да, хороший парень…»

Благодаря встрече с Катей Вадима вскоре начали активно снимать в кино. Произошло это потому, что по просьбе жены Колганов сменил имидж. В то время парень выглядел очень брутально: длинные волосы, кожаные штаны и плащ-макинтош (таким его можно увидеть лишь в роли байкера в сериале «Дальнобойщики»). Катя уговорила возлюбленного постричься и отвела к знакомому парикмахеру.

«Я не пел серенад под Катиными окнами. Зато теперь стараюсь наверстать упущенное» «Я не пел серенад под Катиными окнами. Зато теперь стараюсь наверстать упущенное» Фото: Андрей Эрштрем

«Мне было жалко сразу расставаться с волосами, поэтому промежуточным вариантом стала прическа а-ля «Битлз». В таком виде я пришел на «Мосфильм», на меня посмотрели и сказали: «Извините, у нас пока про Иван-царевичей кино не снимают». А когда я решился на короткую, нормальную мужскую прическу, меня тут же взяли на роль американца в сериале «Свободная женщина». С тех пор Колганов снялся в десятке фильмов: «Личный номер», «Мечтать не вредно», «Сволочи», «Волкодав из рода Серых Псов», а всенародную любовь артисту принесла роль Вити Рыбкина в сериале «Татьянин день». «Когда заболел Катин отец, теща отнесла известному профессору-кардиологу фотографию с моим автографом. Тот всплеснул руками: «Как? Рыбкин ваш зять?!» — и очень помог тестю».

С родителями Кати — Мариной Наумовной Соколовой и Игорем Ивановичем Гольтяпиным, известными орловскими актерами — Вадим быстро нашел общий язык. «Как только я переступил порог их квартиры, то сразу почувствовал себя как дома. Мы очень похожи с Мариной Наумовной по характеру, и она приняла меня как сына. Первое время Катя даже обижалась и спрашивала: «Мама, ты не забыла, что вообще-то я — твоя дочь?» Но теща отвечала: «Ты всегда была моей дочерью». Я обожаю ездить в Орел, слушать рассказы Марины Наумовны о ее родителях, которые тоже были актерами. У тещи с тестем дома царит удивительная творческая атмосфера, этого мне так не хватало в детстве. Такое ощущение, что я здесь вырос, только почему-то в их фотоальбоме нет моих фотографий. Раньше я не очень любил праздники, а теперь у меня появилась традиция — обязательно справлять Новый год в Орле.

Здесь елка, здесь застолье, здесь разговоры. Удивительно, что мне посчастливилось найти таких родных людей не по крови, а по духу».


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
    Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.
Елена Исинбаева Елена Исинбаева Спортсменка, российская прыгунья с шестом
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.





НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Загрузка...

+