Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Сын Клавдии Шульженко: «Мою мать отец отбил у соперника, угрожая револьвером»

Сын Клавдии Шульженко рассказывает о своей знаменитой матери, ее отношениях с мужем, конфликте с министром культуры и дружбе с Аллой Пугачевой.
«Где мама только не пела: в госпитальной палате, на грузовике, на льду, в землянке… При этом на ней всегда было нарядное концертное платье». Концерт фронтовой бригады артистов. Ленинградский фронт. 1942 г. «Где мама только не пела: в госпитальной палате, на грузовике, на льду, в землянке… При этом на ней всегда было нарядное концертное платье». Концерт фронтовой бригады артистов. Ленинградский фронт. 1942 г.

Вначале в одном госпитале мама попыталась было, как большинство артистов, выйти в военной форме, но ее попросили этого не делать: ее хотели видеть красивой и отправили домой переодеваться. И когда мама с чемоданчиком, где было платье и духи, возвращалась пешком в тот госпиталь, на Кировском мосту она попала под страшную бомбежку. И мама легла на этот чемоданчик, прикрыв его своим телом: ей, как настоящей женщине, страшнее всего показалось лишиться всего того, что делало ее привлекательной. К духам у мамы было вообще особое отношение. Ее отец, мой дед, до войны работавший бухгалтером, имел возможность дарить маме на каждое 8-е Марта по флакончику французских духов. У нее их скопился целый несессер. И, когда мы еще ходили в бомбоубежище, она всякий раз одной рукой держала меня, а другой — этот несессер.

Несмотря на то что нас подкармливали в столовой, дед все-таки не выдержал блокады и умер в феврале 1942 года. Мама решила во что бы то ни стало похоронить его по-человечески (хотя многие тогда вынуждены были просто оставлять своих умерших на улице). Она обратилась за помощью к начальнику Дома Красной армии, полковнику Лазареву, тот сказал: «Зайдите через час». И за этот час раздобыл где-то для мамы неимоверное богатство: буханку блокадного черного хлеба и бутылку спирта. А еще выделил двух солдат, чтобы они вырыли могилу. Хлеб и спирт мама отдала им, потому что работа была очень тяжелой: земля-то промерзла...

С тех пор меня не с кем стало оставлять дома, и я ездил по концертам с родителями. Помню, как-то раз на Пулковских высотах концерт устроили в блиндаже. В разгар выступления прибежал политрук части: «Срочно собирайтесь и уезжайте, потому что мы сейчас начнем обстреливать немцев, а ровно через пять минут они откроют ответный огонь — немцы очень пунктуальны».

И действительно, только мы сели в автобус, начался обстрел. Отец кричал водителю: «Жми на всю катушку!» — а мы с мамой в ужасе смотрели назад, как за нами вздымается земля от рвущихся снарядов.

Помню станцию Кобона на Большой земле за Ладогой — туда приходили военные эшелоны, и мама с папой часто выступали перед прибывшими частями. Нашей семье даже выделили дом в трех километрах от этой Кобоны, чтобы лишний раз через Ладогу не ездить. Там было на удивление тепло — в Ленинграде-то мы от тепла совсем отвыкли. Более того, там была живая кошка! А это для Ленинграда совершеннейшая экзотика, там давно уже и кошек, и собак съели...

«Мама одевалась у знаменитой на всю Москву швеи Ефимовой, работавшей для жен министров и членов Политбюро. Этой женщине, единственной в стране, было позволено получать из-за границы французские журналы мод». Такие открытки с изображением своего кумира коллекционировали поклонники Шульженко. 1930 г. «Мама одевалась у знаменитой на всю Москву швеи Ефимовой, работавшей для жен министров и членов Политбюро. Этой женщине, единственной в стране, было позволено получать из-за границы французские журналы мод». Такие открытки с изображением своего кумира коллекционировали поклонники Шульженко. 1930 г.

Это был настоящий праздник — возможность несколько дней пожить там. И вот однажды по дороге с концерта в Кобоне мы увидели в небе целую тучу бомбардировщиков. Пришлось бежать из автобуса в ближайший блиндаж. Помню, как я пытался сосчитать самолеты. Насчитал 84 бомбардировщика. И все они шли на Кобону, откуда мы всего 10 минут назад выехали. Мы слышали, как там от бомб сотрясается земля. А когда все стихло, поехали смотреть, что там. Это был ад! Развороченные вагоны, повсюду куски человеческих тел... Папа и другие музыканты-мужчины бросились помогать с разборкой образовавшихся завалов. А потом для оставшихся в живых был внеплановый концерт, и мама — как всегда, с прической, в красивом платье — пела свой знаменитый «Синий платочек»...

Эта песня звучала уже с 1939 года в исполнении разных артистов и была вполне мирной, пулеметчик там еще не строчил. А когда началась война, ее стали переделывать на разные лады. Русланова, например, пела так: «Ты уезжаешь далёко./ Вот беспощадный звонок./ И у вагона, ночью бессонной,/ ты уже странно далек». Мамин же вариант родился благодаря сотруднику военной газеты, лейтенанту Максимову, они познакомились на Волховском фронте. И именно этот вариант, со словами «строчит пулеметчик за синий платочек» бойцы переписывали друг у друга — эта песня стала самой популярной на фронте. С тех пор синие платочки множились в гардеробе мамы, потому что военные считали особым шиком подарить ей такой.

В 1943 году мама все-таки решилась отправить меня подальше из Ленинграда — в Москву. К тому времени я уже не мог пройти больше ста метров без того, чтобы не присесть, — врачи поставили диагноз «дистрофия».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Дмитрий Нагиев Дмитрий Нагиев шоумен, телеведущий, актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+