Новогоднее бинго: главные штампы праздничного кино

Семья, волшебство и доброта — многие темы и мораль рождественского и новогоднего кино предугадываются на раз-два. Вспоминаем самые распространенные из них.
Никита Лазаренко
|
24 Декабря 2021
«Кэрол», реж. Тодд Хейнс
«Кэрол», реж. Тодд Хейнс
Фото: Кадр из фильма

Иногда кажется, что большинство тематических фильмов, которые принято смотреть на зимние праздники, сделаны с оглядкой на ограниченный набор шаблонов. Сюжеты, персонажи и даже жанры могут отличаться, но все это приводит примерно к одному и тому же. Чему нас стараются научить под Рождество и Новый год?

Самое главное — это семья 

«Один дома», реж. Крис Коламбус, кино
«Один дома», реж. Крис Коламбус
Фото: Кадр из фильма

Пожалуй, самый распространенный праздничный троп — переоценка семейных отношений. Герои, которые перестали уделять достаточно внимания родственникам, супругам и детям, преодолевая испытания и трудности, преображаются в примерных семьянинов, пылающих любовью к своим домашним. Долго ли продержится вновь обретенная идиллия, уже не так важно — будущие конфликты и вновь запустившиеся циклы абьюза в большинстве случаев остаются за кадром, ведь какой праздник без счастливого конца. 

Кевина МакКалистера, главного героя фильма «Один дома», ужасно бесит его семья. Когда они уезжают отдыхать, забыв его дома, парень только рад, ведь теперь он может наслаждаться свободой — и никто ему ничего не скажет. Правда, проведя какое-то время без родственников, он начинает чувствовать себя одиноко, а уж когда ему приходится защищать дом от облюбовавших его воришек, Кевин окончательно понимает, насколько важна семейная поддержка. Мать мальчика, тем временем, всеми правдами и неправдами пытается вернуться к сыну. Сцена их воссоединения невероятно трогательная — она отлично сыграна и поставлена. С другой стороны, это редкий случай, когда мы можем увидеть, надолго ли сохранилась новоприобретенная идиллия благодаря сиквелу. Как оказалось, не очень.

Тема семьи встречается и в «Реальной любви» (правда там вопрос заметно шире), и в «Джеке Фросте» с Майклом Китоном, и в «Санта Клаусе» с Тимом Алленом, и в «Рождественских хрониках», о которых я писал недавно. И как же тут забудешь праздничный шедевр «Подарок на Рождество», в котором герой Арнольда Шварценеггера охотится за редкой игрушкой для своего сына — серьезно, этот фильм постепенно приобретает культовый статус.

 Проще сказать, в каком рождественском или новогоднем фильме нет темы семьи. Скорее всего, вы на нее так или иначе наткнетесь.

Не стоит терять веру в волшебство 

«Полярный экспресс», ред. Роберт Земекис, кино
«Полярный экспресс», ред. Роберт Земекис
Фото: Кадр из фильма

Время для чего-то более фэнтезийного. Вспомните, сколько раз вы видели нечто подобное — герой, который разочарован в Рождестве и перестал верить в чудеса, попадает в невероятное приключение. После он преисполняется праздничным духом и снова принимает волшебство вокруг. Бонусные очки за сцену, где на следующее утро все случившееся будто бы оказывается сном, но после на глаза протагонисту попадается предмет, который все же доказывает, что приключения были реальны.

«Полярный экспресс», когда-то высокотехнологичный, но сейчас странно выглядящий анимационный фильм Роберта Земекиса, как раз из числа фильмов, эксплуатирующих этот прием. Восьмилетний Крис почти разочаровался в Рождестве, но, приехав на волшебном поезде на Северный полюс, видит Санта Клауса, который дарит ему колокольчик. После именно он уверит героя, что все его приключения действительно произошли. Нечто похожее случается в «Чуде на 34-й улице», «Рождественских хрониках» (я предупреждал, что этот фильм щедр на распространенные сюжетные приемы) и даже в ужастике «Крампус». 

Не верите в праздник? Заставим.

Перевоспитание подлеца или отчаявшегося 

«Рождественская история», реж. Роберт Земекис, кино
«Рождественская история», реж. Роберт Земекис
Фото: Кадр из фильма

Этим тропом мы во многом обязаны Чарльзу Диккенсу и его «Рождественской песни». Вариаций истории скряги Скруджа, которого перевоспитывают духи прошлого, настоящего и будущего, вышло множество, при этом далеко не у всех есть статус экранизации. Например, «Эта замечательная жизнь», хотя в ее основе лежит рассказ «Величайший подарок» Филипа Ван Дорен Стерна, прибегает к похожей структуре, хотя ждать необычных событий приходится долго. 

Желающие всегда могут выбрать одну из многочисленных прямых экранизаций Диккенса или с легкостью наткнутся на низкопробный фильм или мультфильм, «заимствующий» сюжет у классики — так, например, сделало одно из сомнительных продолжений картины «Все псы попадают в рай».

В эту же категорию включим фильмы, «перевоспитывающие» героев по-другому. Черная комедия «Плохой Санта» меняет персонажа Билли Боба Торнтона, сталкивая его с мальчиком, который может растопить его жестокое сердце. Что-то похожее случилось с Гринчем. 

Не осталось в стороне и советское кино. Долго искать не придется — Иван из «Морозко» в самом начале предстает неприятным молодым человеком, которому точно предстоит измениться, чтобы претендовать на роль протагониста. Для этого ему даже приходится какое-то время побыть в медвежьем облике.

В общем, чтобы пережить Рождество и Новый год, придется перевоспитаться.

Настоящая магия — это любовь 

«Ирония судьбы, или С легким паром!», реж. Эльдар Рязанов, кино
«Ирония судьбы, или С легким паром!», реж. Эльдар Рязанов
Фото: Кадр из фильма

Отдельный жанр рождественского и новогоднего кино — романтические комедии. Достаточно посмотреть на фильмы из нашего «Новогоднего киномарафона»: внушительная его часть как раз из их числа. Есть даже целая тематическая подборка

Жанр, который уже давно переселился из кинотеатров на стриминговые сервисы, отлично подходит для праздничных дней — из-за предсказуемой структуры и (чаще всего) счастливых финалов. Включая романтическую комедию, вы уже наверняка знаете, чего ожидать. 

Впрочем, успешной романтической комедии на тему Рождества или Нового года недостаточно просто соответствующего антуража — нужен еще и особый праздничный пафос. Обычно в центре сюжета — борьба с внутренней черствостью или одиночеством, в котором новогодний (или рождественский) дух выступает своего рода волшебством.

Впрочем, не все так однозначно. Например, «Реальная любовь» Ричарда Кёртиса старается отойти от чрезмерной мелодраматичности, смешивая сахарно-наивные сюжеты с заведомо трагичными, наполненными теплой грустью. А вывод, произнесенный в финале закадровым голосом — «Любовь, на самом деле, повсюду» — лишний раз подчеркивает магическую силу заглавного чувства.

Еще одна знаковая новогодняя романтическая комедия — вездесущая «Ирония судьбы, или С лёгким паром!», ставшая традицией праздничных застолий. Сейчас ее сюжет выглядит несколько противоречивым — сложно воспринимать историю о том, как посторонний мужчина разрушил потенциальный брак незнакомой женщины, однозначно позитивно. Но, если принять как данность все условности и время выхода двухсерийного телефильма, окажется, что философия у него похожая — волшебством здесь представляется любовь, зародившаяся под Новый год.

Те, кто не любит праздники — обязательно полюбит 

«Гринч — похититель Рождества», реж. Рон Ховард, кино
«Гринч — похититель Рождества», реж. Рон Ховард
Фото: Кадр из фильма

В настоящем праздничном кино, чтобы остаться положительным героем, надо обязательно любить Рождество и Новый год. Даже те персонажи, у которых есть причины не любить зимние праздники, в итоге должны проникнутся праздничным духом, иначе финал нельзя считать счастливым. Бонусный бал — если для персонажа Новый год или Рождество станет важнее, чем все остальные дела (а как иначе корпорациям заставить вас тратить большие деньги на подарки и прочие праздничные атрибуты?).

Персонажам, которым не особо интересны застолья и семейные встречи, очевидно стоит поменять точку зрения. Это клише свойственно почти всем киножанрам. В романтической комедии «Четыре Рождества» главные герои всячески избегают праздничных торжеств из-за сложных отношений с семьями. В итоге их переубеждают сразу два соседних клише — любовь и семья, о которых речь шла ранее.

В фильме «Гринч — похититель Рождества» с Джимом Керри главному герою добавили «уважительную причину» ненавидеть праздник: в детстве над ним насмехались из-за его инаковости. Кейт из «Гремлинов» делится детской травмой — ее отца нашли мертвым в костюме Санта Клауса спустя несколько дней после Рождества. Он поскользнулся и сломал шею, спускаясь по трубе. 

Все они так или иначе смягчатся, ведь праздники — они в первую очередь связаны со счастьем, а значит им надо дать второй шанс. Особенно если ты герой фильма. 

Дети — ключ к счастью 

«Чудо на 34-й улице», реж. Джордж Ситон, кино
«Чудо на 34-й улице», реж. Джордж Ситон
Фото: Кадр из фильма

Рука об руку со многими приемами, описанными выше, идет пересмотр ценностей, так или иначе связанный с детьми. Занятой родитель бросает дела, чтобы провести праздники с детьми и доказать им свою любовь (см. «Подарок на Рождество»). Сын уговаривает отца надеть костюм Санта Клауса и, как следствие, взять на себя его обязанности (см. «Санта Клаус»). Наивный мальчик, пусть и сам не верящий в волшебство, склоняет матерого преступника на сторону добра («Плохой Санта»). Маленькая девочка даже сумела помочь доказать в суде, что Санта Клаус существует («Чудо на 34-й улице»).

Дети — почти неотъемлемая часть новогоднего и рождественского кино. Обычно они символизируют невинность и доброту, а если вдруг и выходят за пределы образа, то в конце концов вновь обретают статус носителя праздничного духа и катализатора волшебства. Даже в советских «Чародеях», сюжет которых в основном затрагивает взрослых, именно маленькая Нина, найдя волшебную палочку, загадывает, чтобы герои все-таки встретили Новый год.

В общем, без детей и праздники не те.

Санта-убийца 

«Санта на продажу», реж. Ялмари Хеландер, кино
«Санта на продажу», реж. Ялмари Хеландер
Фото: Кадр из фильма

Специфический троп для рождественских ужастиков. Во многом он очевиден: как еще деконструировать праздничное кино, если не сделать главный рождественский символ на Западе — Санта Клауса — кровожадным убийцей. Чаще это злодеи, переодетые в доброго старика с подарками, как в серии «Тихая ночь, смертельная ночь». Иногда это сломанные люди с ментальными проблемами, как в «Ты лучше смотри в оба» (оставим за скобками демонизацию психических недугов, которая тут, безусловно, есть).

Иногда, как в «Санте на продажу», злобным убийцей и даже монстром оказывается сам Санта Клаус, образ которого в массовой культуре исказился, превратив чудовище в доброго старика. В финском ужастике ученые выкапывают как раз «подлинного» Санту, который совершенно не стремится к всеобщему счастью.

Иногда кинематографисты вспоминают и об «оригинальном» антиподе Санта Клауса — Крампусе, который уже не ограничится углем вместо подарка. Об этом демоне снято немало фильмов, многие из которых не могут похвастаться особой художественной ценностью. 

А пока что «злой Санта» — это основное развлечение, когда дело доходит до рождественских хорроров. Так что будьте осторожны, когда начнете писать письмо с просьбой о подарке — ваше желание может исполниться.

Подпишись на канал 7Дней.Кино в Телеграм

Новости партнеров

Комментарии
Сохранить
0 / 1500
#
#comment#
0 / 1500