Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Притяжение

«Белая чашка плывет с полки, опускается на блюдце. Белый заварной чайник наклоняет носик....
Фото: Fotobank.com

«Белая чашка плывет с полки, опускается на блюдце. Белый заварной чайник наклоняет носик. Темно-красная жидкость льется в пропасть чашки. За окном темно. Звезды высыпали на небе. Их не видно. Свет от города гасит небесный свет. Был вечер перед ночью. Я на кухне, от гостиной-спальни ее отделяет небольшая стена, экран. Можно обойти и посмотреть, что в спальне, а если знаешь, что там, идти не требуется. Я сижу на высокой табуретке и пью горячее вещество из белой чашки. Пальцы тянутся к трубке, набирают номер — чего только не помнят пальцы. «Алле? Я слушаю, говорите». Голос, знакомый с детства. Интересно, как сигнал находит нужное ухо? «Это я». — «О, Леночка! Рады тебя слышать, как ты? Где ты, что с тобой?» — «В порядке. Я в Москве. К вам собираюсь». — «Вот это замечательно, будем рады. Мы тебя встретим, когда собираешься?» — «В следующую пятницу. Я всегда езжу на «Невском экспрессе». — «Вот славно! Как купишь билет, сообщи номер вагона, мы тебя встретим». — «Как куплю, так позвоню». — «Будем ждать».

Я допила чай. Чашка отправилась в мойку, кусок черничного пирога в холодильник. Я собралась спать. Легла. У соседей сверху что-то упало. Дом слегка дрогнул. Я посмотрела на потолок. В этом месте у них стоит диван. Я помню. Я была у них. Как-то они залили меня водой, пришлось разбираться. Диван вряд ли мог упасть, значит, упало то, что лежало на диване. Я повернулась на другой бок и заснула. Следующие два дня — суббота, воскресенье. В понедельник иду на работу. Живу недалеко, хожу пешком. Иду, думаю: пора билет приобретать. Прохожу мимо охраны, они встают, громогласно здороваются, я киваю: «Здравствуйте». Заворачиваю за угол, поднимаюсь по мраморным ступенькам. В большие окна льется свет. Перила поддерживают столбики из блестящего металла. Придвигается широкий коридор, пол устлан бежевым ковром. Подхожу к двери отдела. Чувствую, что-то происходит. Что-то не так. Когда я вошла в здание, во мне были покой и уверенность. Теперь этого нет. Душа будто сжимается невидимым поршнем. Не улавливаю, с чем это связано, что могло бы быть причиной? Медлю перед дверью, пытаясь распознать, что это. Какая странная перемена. Внутри стая птиц носится туда-сюда. Растет беспокойство в глубине сердца, и глубина эта очень далекая. Открываю дверь, секретарь отдела Тонечка уже на месте.

Улыбка преображает ее лицо в очень приятное, она выбегает из-за стола. На столе лежит толстый журнал с картинками. Тонечка принимает у меня пальто. Пальто прячется в плоский шкаф. «Тонечка», — начинаю я и останавливаюсь, понимая, что не могу этого сказать. Я хотела попросить ее приобрести билет до Санкт-Петербурга. Что-то меня остановило. Давление в солнечном сплетении? «Что, Елена Викторовна?» «Ничего, спасибо», — ответила я, прошла в кабинет. Скоро отворилась дверь, это Тонечка. Она мотнула головой, откидывая черную прядь с правого глаза: «Вы просили меня заказать билет на «Невский экспресс» до Санкт-Петербурга». — «Правда?» Я повела глазами, заглядывая себе под веки, там был вход в память. «Я просила?» — «Да, — отвечает она, показывая карандашом в раскрытый ежедневник, который она держала в правой руке, в левой был карандаш. Тонечка была левшой. — Записано в среду. Но вы сказали, что окончательно решите в понедельник, сегодня». «Да-да, припоминаю, спасибо. Я решила не ездить». У меня сами собой надулись губы. Я думала про себя: я решила? Когда? Как? Дух противоречия вдруг вырвался из солнечного сплетения: да, я никуда не еду, но никто не должен это решать за меня. Это я говорила сама себе. Я спорила с собой. Да, верно, я решила не ехать, кто же еще мог принять решение вместо меня, и в то же время было ощущение, что это решение принял кто-то другой.

«Идите, Тонечка, спасибо». Лицо у нее было озадаченное. Может, я все это говорила вслух? Вряд ли, не до такой же степени я... Ну ладно, все-таки что происходит? Могу я объяснить себе, почему я не еду? Каковы мотивы? Я понимаю, что не могу назвать ни причин, ни обстоятельств, которые склонили бы волю не ездить. Я сомневаюсь и при этом твердо знаю, что не еду. Да, дела. Вечером я звоню в Санкт-Петербург. «Милые мои, я не еду». Они ничего не понимают. Убеждают, уговаривают, просят. Тщетно. Утром в пятницу, в день, когда я должна была ехать, я иду на работу, как обычно пешком. Лужи мы достигли одновременно. Он, правда, был в машине. Из-под колеса взметнулся грязевой со снегом фонтан. Окатил с головы до ног. Я лишилась дыхания. Волосы, лицо, пальто, бывшее бежевое, — все в мерзкой каше, с меня течет. Он не заметил, уехал. Пожалуй, это лучше для него. Возвращаться домой? До работы два шага. Прихожу на работу — народ в ужасе: «Что с вами?» Отдаю распоряжения и иду домой. Блузку и брюки в стирку, пальто в чистку. Сама в ванную. Вечером того же дня возвращаюсь из магазина. В обеих руках по пакету. Еду в автобусе. Вдруг автобус так резко тормозит, будто налетел на что. Кто сидел — упал, кто стоял — тот полетел.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Ольга Анохина: «Как вернуть любимого»

Ольга Анохина: «Как вернуть любимого»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Чулпан Хаматова Чулпан Хаматова актриса театра и кино, общественный деятель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+