Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Освобождение

«И чем оно вам не нравится?» — продавщица потрясла корытцем с нарезанными ломтиками. «Видом». —...
Фото: Fotobank.com

«И чем оно вам не нравится?» — продавщица потрясла корытцем с нарезанными ломтиками. «Видом». — «Каким еще видом?» — «Зеленоватым». Девушка поджала губы: «Зеленоватым?!» Пожала плечами: «Нормальное оно, вид как вид». Швырнула нарезку на прилавок, пробурчала: «Не знают, че хотят. Сперва — нарежьте, а потом вид не нравится. Раньше надо было смотреть».

Если бы это случилось пару лет назад — о, что бы началось! Моя реакция была бы чудовищной. Весь магазин встал бы на уши. Я поставила бы ее на место. Я так бы прошлась по ее толстой противной роже, по ее откормленным бокам. Я бы так ей ответила, только держись. Не так сегодня. Как только в глазах продавщицы вспыхнул недобрый огонек, я сказала себе: нет, я не буду провоцироваться, я буду реагировать иначе. Это не она грубит, а дурное в ней. А дурь к дури льнет и усиливает, как волна волну. Кошка весной протяжно мяукает, спину выгибает, можно ее побить, но любовный недуг не так лечат.

Не это ей нужно. Она побои с этим не свяжет, продолжит выть.

Смотрю на продавщицу, понимаю — душа у нее в колючую проволоку завернута. Я такая же была. Но я свою проволоку сняла, размотала виток за витком. Трудное это дело, длинное — целая история. Все это проехало в голове, как плотная лента. Я соприкоснулась с людьми, которые думали иначе, думали шире. Мое мировоззрение менялось, мир перестал быть набором механических случайностей. Реальность становилась живой, разумной, целенаправленной средой. Теперь меня не за что цеплять. Душа и колючая проволока — разные вещи. Проволока только проволоку цепляет. А душу ей не ухватить, они из разного материала. Я смотрю на нее. Она молчит, но я знаю, она говорит внутри себя: «Ну чего уставилась?» Теперь это не задевает. Я радуюсь этому, внутри у меня свобода. Нет злобы, досады, раздражения. Я не ведусь, мне хорошо, мне даже забавно. Я говорю девушке: «Извините, я не хотела вас обидеть. Вы правы, надо было лучше смотреть». Удивительно, как это действует. Она стала таять. Я улыбнулась, не от неловкости, не из желания понравиться или лизнуть — от спокойствия своего, в благодарность душе своей, что не возмутилась, сдержалась, не ответила хамством на хамство.

Девушка покраснела немного. «Ну ладно, чего уж там, вот возьмите этого, оно свежее, хорошее». — «Спасибо, давайте этого». Лицо у нее румяное, широкое, русское, симпатичное лицо. Фартук на ней белый, а под ним округлые приятные формы. Мы поговорили немного. Я махнула ей на прощание. Она улыбнулась, и как это шло к ее лицу.

Назавтра самолет уносил меня в Грецию, на остров Корфу.

Утром я вышла из отеля. Светило солнце. Над головой голубое небо. Еще не жарко. Сажусь в автобус, еду в столицу острова — Керкиру. Автобус урчит, преодолевает подъемы и спуски, вьется живописная дорога. Вот и Керкира. Спускаю ногу на теплый камень тротуара. Я знаю, куда идти. Я просмотрела маршрут заранее. У меня есть карта. Я читаю названия улиц, дома, покачиваясь, отступают, улочки переходят одна в другую. Вот расступаются — перед моими глазами греческий православный храм. Здесь хранятся мощи святого Спиридона. Вхожу внутрь. Тишина, прохлада обступают. Глаз отдыхает от яркого света. Обоняние улавливает тонкий дым благовоний. Именно в этот момент открывают мощи святого. Небольшая очередь. Я подхожу, душу охватывает легкий трепет.

Я ни о чем не прошу. Просто хочу выразить благодарность. Кланяюсь. Целую стекло ковчега. От него исходит дивный аромат. Я выхожу: белые дома, горящие на солнце, вытесняют мысли. Ночью брожу по берегу моря. Плещет тихая волна. Глубокое небо рассыпает звезды. Невидимые потоки текут кругом. Я ощущаю, будто не я иду по берегу, а этот берег, искрящееся море, бездонное небо — все это не снаружи, а уместилось в моем сердце. Я ощутила сопричастность ко всему сущему, к бурлящему моменту времени, с городами мира, газетами, биржами, технологиями. Одномоментно вся история мира втекала в душу. Христос, входящий в Иерусалим, когда еще все хорошо. Странствующий апостол Павел, влекомый служением великому чуду. Тут же — Дмитрий Донской в ночь перед битвой, в тяжких раздумьях. И благословивший его Сергий Радонежский. И стояние на Угре Ивана III, прозванного Великим, и Софья Палеолог. И великие данайцы Менелай, Ахиллес, Диомед. Агамемнон, увозящий Кассандру. Брошенный на острове Лемнос Филоктет, друг Геракла. Надменный Филомилед, царь Лесбоса, вызывавший на кулачный бой всякого приезжающего на остров и убивавший их, пока сам не был побежден Одиссеем. И все, все другое, неисчислимыми нитями связывающее меня с прошлым и будущим. Это было необъяснимое переживание.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Ольга Анохина: «Как вернуть любимого»

Ольга Анохина: «Как вернуть любимого»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Анатолий Эфрос Анатолий Эфрос режиссер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+