Владимир Боровиковский: в плену рокового предсказания

Знаменитый художник Владимир Лукич Боровиковский перебирал в памяти то, за что его можно притянуть к суду, но ничего не находил.

К нему благоволил местный предводитель дворянства, поэт Василий Капнист, замолвивший за него слово перед императрицей, и его судьба была решена: из родной утопающей в зелени городской усадьбы он отправился в холодный и сырой Петербург, два года ютился в гостинице, 8 лет жил в доме друга и только потом обзавелся собственным углом. Сохранит ли он его теперь, когда силы иссякают, зрение слабеет, а заказчиков переманивают молодые художники?

...Проселочная дорога кончилась, впереди замелькали тусклые огни петербургской окраины. Вот и караульная будка: скоро он окажется дома и заберется в постель, а завтра начнется новый, сулящий неприятности и хлопоты день.

Как бы не сделать то, за что его осудят… В том, что это произойдет, Владимир Боровиковский не сомневался — госпожа Татаринова не ошибается.

Пролетка проехала таможенную заставу — дремавший на посту солдат не удостоил ее и взглядом — и затряслась по дубовым торцам, которыми была выложена петербургская мостовая. Дощатые заборы, низкие покосившиеся домики, бедные лавки —изнанка огромного, пышного, перестроенного Александром I на имперский лад города. За 37 проведенных в Петербурге лет Боровиковский часто бывал во дворцах знати: академического образования он не получил, и «ученые» художники относились к нему недоброжелательно, но столичная публика быстро оценила талант приехавшего из провинции самоучки, и у него отбоя не было от клиентов.

Князь Куракин, Гавриила Романович Державин, поэт и сенатор, великая княгиня Александра Павловна, Гагарины и Лопухины заказывали ему свои портреты, он писал Екатерину I, императора Павла и царя Александра. Академия, относившаяся к нему поначалу свысока, приняла в свои члены, сделала советником — это ли не успех? Но счастлив он не был: жизнь подходила к концу, успех оспаривали молодые, а того, ради чего стоит жить — жены, детей, устроенного дома, — у него так и не появилось. Владимир Боровиковский был нелюдим и замкнут, женщин побаивался, в то, что может сделать одну из них счастливой, не верил.

В особняке тайного советника Василия Попова, участника собраний «Духовного союза», обнаружили комнату, в которой он прятал свою истерзанную дочь Любу. (Фото репродукции портрета В.С. Попова работы Иоганна Баптиста Лампи-старшего) В особняке тайного советника Василия Попова, участника собраний «Духовного союза», обнаружили комнату, в которой он прятал свою истерзанную дочь Любу. (Фото репродукции портрета В.С. Попова работы Иоганна Баптиста Лампи-старшего) Фото: Донецкий областной художественный музей

Первая любовь его разочаровала: девушка предпочла ему высокого и статного удальца. Боровиковский узнал об этом слишком поздно — после того как намечтал целый мирок, где они уже поженились и были счастливы. Его любовь пошла под венец с другим, а он сбежал в Петербург и сделал карьеру — но счастья так и не нашел.

В заветном, запертом на три замка, крепко привинченном к полу стальном сундучке схоронена толстая, перевязанная засаленной шелковой лентой пачка банкнот: вдовствующая императрица Мария Федоровна его привечала, заказчики не переводились. А он писал письма домой, обещая родным скорое возвращение — уж тогда-то он пригреет их всех, устроит нуждающихся, станет лелеять стариков.

Жизнь прошла в трудах и служении искусству, своего гнезда он так и не свил — ради чего тогда и работать? Одно время его занимало масонство, причудливые ритуалы с обнажением шпаг, страшными клятвами, тайнами, которые знали лишь немногие избранные, и служением великой цели, но потом он к нему охладел. Все это маскарад, игры мечтателей и пресыщенных жизнью аристократов — тому, кто ищет смысл жизни, там не место. Он стал пить — начал с нескольких рюмок на ночь, потом пришел к тянувшимся днями запоям: пустоту надо было хоть чем-то заполнять. А затем добрый знакомый привел его к госпоже Татариновой, на собрания, в ту пору проходившие в Михайловском замке. И он почувствовал — тут есть подлинная тайна, ради которой стоит жить. Свою роль сыграло и другое: Екатерина Филипповна Татаринова притягивала его как магнит.

Боровиковский начал с писания икон, в Бога он верил истово — это заменило любовь к женщине.

Но худая как щепка, смуглая, словно турчанка, сверкающая глазами-угольями пророчица соединила в себе все, что его манило. Татаринова указывала дорогу к откровению, он хотел ее и в то же время боялся до нее дотронуться — это было настоящим колдовством. Порой ее собрания казались ему грехом, чтобы не идти на них, он напивался, а потом, разбитый и униженный, снова появлялся в Михайловском замке, а позже — за Московской заставой. Екатерина Филипповна цепко взяла его в свои худые длиннопалые руки и выпускать не собиралась.

Боровиковский был дорогим художником, картины духовного содержания, которыми был увешан ее «корабль», он писал за малую цену, а то и бесплатно. В последнее время госпожа Татаринова заговаривала о том, что ему стоит написать завещание: он немало прикопил, у него много картин, стоящих больших денег, — не лучше ли оставить их «Духовному союзу»?

Боровиковский не собирался умирать, не хотел оставлять свое добро посторонним людям, но, слушая Екатерину Филипповну, ощущал странную слабость и не смел ей противоречить. Разбирающиеся в науках знакомые говорили, что она владеет «месмерическим магнетизмом» и умеет внушать другим свою волю. Татаринова якобы способна погрузить человека в транс и сделать так, что он расскажет всю свою подноготную, вспомнит давно забытое, найдет потерянную вещь.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Принц Гарри (Prince Harry) Принц Гарри (Prince Harry) член королевской семьи Великобритании
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.