Николай Носков: «Смерть подходила совсем близко»

«Судьба часто устраивала мне проверки. И тогда внутри начинал звучать голос...»
За столиком ресторана увидел Марину. И сразу решил: «Эта девушка будет моей женой» За столиком ресторана увидел Марину. И сразу решил: «Эта девушка будет моей женой» Фото: Фото из Архива Н. Носкова

И тут же вдали мелькнул огонь. Свет фонаря. Я потряс головой. Нет, не показалось.

— Держись, мужик! — пронеслось над водой. — Мы уже плывем! Ты только голос подавай — ни черта же не видно...

— Слышь, брат, они уже плывут! Поживем еще! Руки не отпускай! Вцепись ногтями в дерево — и держись!

В ответ — хрип:

— Попробую.

Звук по реке распространяется далеко: нам казалось, спасители совсем рядом, а они добирались минут двадцать. И все это время мы с Генкой держались, впившись ногтями в мокрую древесину. Брата подоспевшие на помощь мужики втащили в лодку быстро, а со мной пришлось помучиться — мало того, что наполненные водой доверху сапоги делали «груз» неподъемным, так еще и прорезиненный плащ скользил.

Пришлось цеплять меня за шиворот багром и заволакивать на борт как какого-нибудь сома-мутанта.

Пока добирались до берега, сидевший на веслах мужичок сказал: «Повезло вам, парни, что я на крыльцо вышел. Уж было заснул перед телевизором. Со мной часто так... Смотрю-смотрю кино — и прямо в кресле закемарю. Открою глаза, а за окном уж светает. А тут меня будто кто в бок шпынять стал: выйди да выйди... Не успел я на крыльце папироску раскурить, слышу — кричит кто-то. Вроде на реке. Помощи, значит, просит. Я — к соседям. Ну и поплыли вас выручать».

Из лодки выгрузились возле дома этого мужичка. Вошли в избу, а там русская печка топится.

Мы с Генкой распластались по ее беленым бокам и оторваться не можем. Тут я на руки свои посмотрел и обомлел: все ногти — багровые. От того, что последние полчаса только на них держался, затекли кровью до самых лунок.

Хозяин дал нам с братом сухую одежду и отправил отогреваться на русскую печку, а сам чуть ли не до самого утра подбрасывал в топку дрова — чтоб нас хорошенько «прожарило».

Когда утром заявились домой, тесть-фронтовик встретил нас сурово: «Вы где всю ночь шлялись?!»

Наше отсутствие, как выяснилось, он заметил минут десять назад, встав с кровати. Накануне улегся рано, решив не дожидаться нас, и проспал всю ночь сном праведника.

Зато оставшаяся в Москве Маринка места себе не находила. Когда на следующий день я перешагнул порог квартиры, бросилась ко мне со словами:

— Слава богу, живой!

Рассказывать про ЧП на реке я ей не хотел, потому изобразил удивление:

— А что со мной могло случиться?

— Не знаю. Только позавчера после обеда такая тоска вдруг сердце сжала — хоть волком вой. Решила, чтобы отвлечься, занять себя шитьем. Достала кусок ткани — тот, дорогущий, из которого вечернее платье хотела себе соорудить, разметила, начала кроить, а у самой в голове вертится: «Что-то случилось, что-то случилось...» В общем, испортила я ткань напрочь.

Пришлось рассказать жене про наши с Геной приключения. Маринка расплакалась:

— Я знала. Я всегда знаю, когда с тобой что-то нехорошее происходит! И предчувствую! Если бы с вами была — ни за что бы на эту дурацкую рыбалку не отпустила. Поперек порога бы легла!

Однажды Марина уже не пустила меня на «промысел» — и уберегла от тюрьмы. Случилось это в середине восьмидесятых, когда группу «Москва», которую создал Давид Тухманов и где я был солистом, разогнали за «антисоветчину». В текстах наших песен не было никакой крамолы, никакого «двойного дна» и «потайного смысла». Ярлыка «фашисты-диссиденты» коллектив удостоился за кожаные штаны, рубашки с короткими рукавами и узкие галстуки. Но главное — за то, что певец Носков со своим голосом не укладывался в «социалистические вокальные каноны».

Тухманов три года сдерживал волну агрессии, которая нас накрывала, но потом сдался.

Первое время я работал в ресторанах. Впрочем, «работал» — громко сказано. Раз в неделю, а то и в две, выбирал какое-нибудь самое дорогое заведение, заявлялся туда, дожидался, когда у музыкантов будет перерыв, подходил и просил дать на полчасика акустическую гитарку. Те окидывали меня с ног до головы высокомерными взглядами:

— А ты че, петь, что ли, умеешь?

— Да так, немножко.

Не успевал допеть первую балладу, как из зала уже начинала подтягиваться к эстраде богатая клиентура с заявками повторить на «бис». Даже после дележки со штатным музколлективом сумма, которую я уносил в нагрудном кармане пиджака, была весьма изрядной.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Андрей Кондрахин: «Не хочу причинять Тине боль»

Андрей Кондрахин: «Не хочу причинять Тине боль»



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Ёлка Ёлка певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй