Марио Пьюзо: писатель-неудачник и создатель Дона Корлеоне

Марио Пьюзо навострил уши: неужели он оказался свидетелем разговора парочки гангстеров? Говорят, их тут, в Лас-Вегасе, пруд пруди...

Он выглядел помятым и хмурым — явно провел бессонную ночь.

— Я плохой писатель? — как-то безнадежно спросила Кэрол, откинув черную челку. — Понимаю, вы не можете терпеть в доме плохого писателя. Даже в качестве сиделки.

Она шла по двору к машине со своими чемоданами в тот редкий день, когда Лонг-Айленд заштриховывал снег. Дочь Пьюзо, Юджин, увидела это в окно и прямо в футболке выскочила на улицу, следом кинулись другие дети и перегородили смутившейся Кэрол дорогу.

— Мы вас никуда не отпустим! Вы самая лучшая сиделка!

— тараторила взволнованная Дороти.

— Без вас этот дом окончательно превратится в сумасшедший! — вторила сестре Юджин.

Пьюзо тоскливо наблюдал эту сцену в окно, и тут кухарка крикнула, что миссис Пьюзо стало хуже, ей срочно требуется помощь.

— Извините меня, — неловко пробормотал Марио, когда Кэрол воцарилась на прежнем месте — у постели умирающей Эрики. —Я просто старый осел.

Эрика умерла ранней весной 1978 года. Но и после этого печального события Кэрол Джино не уехала из дома Пьюзо. Еще при лежавшей на смертном одре жене Марио обнаружил, что на самом деле в свои 58 лет, как мальчишка, влюблен в сиделку, что караулит все ее передвижения по дому, чтобы лишний раз подсмотреть, как она закалывает волосы, как проводит помадой по губам перед зеркалом, с какой аккуратной точностью делает укол, как заразительно смеется с его детьми на кухне, как вместе с дочерьми разбирает в шкафах давно заброшенные женой обрезы льна, шерсти и шелка, советуя, что можно сделать из этого богатства.

Раз десять, не меньше, Пьюзо делал ей предложение, но всякий раз Кэрол улыбчиво отклоняла его.

Зачем? Пусть у них будет независимость, ведь так куда романтичнее. В 20 минутах езды от дома Марио у Кэрол было собственное жалье, где обитали мать и разведенная сестра, по средам и выходным она скрывалась там, чтобы сочинять.

Ее первая повесть «Записки сиделки» получила множество литературных премий, и Кэрол уже вовсю работала над следующей книгой. А у Марио было такое чувство, что он юноша, который впервые учится жить с женщиной. Новая подруга оказалась полной противоположностью по-немецки аскетичной Эрике. Кэрол заставила Марио покончить с сэндвичами и двумя книгами в руке, приобщила его, итальянца, между прочим, к тому, что еда и питье — это целое искусство, растолковывала со смехом, чем фрикасе отличается от консоме, почему в овощной суп непременно кладут порей и как отличить настоящий томатный соус для спагетти болоньезе от подделки. Еще недавно у Пьюзо водилась всего пара сомнительных по возрасту и качеству ботинок на все случаи, потому что ни он, ни Эрика не умели выбирать обувь, зато теперь шеренга разнообразнейшией обуви радовала глаз.

Кэрол отнесла в церковь почти всю его прежнюю одежду — от пиджаков до последней пары носков. Рядом с ней Марио казался себе медведем из глуши, а не семьянином с огромным стажем. Смешно, но именно эта женщина — начинающий писатель! — сумела наглядно показать Пьюзо все достоинства его «Крестного отца»! Тактично, дружелюбно и очень метко высказала пару наблюдений по поводу нового романа «Сицилиец», и застопорившаяся было книга пошла! Пьюзо прожил рядом с Кэрол 20 счастливых лет, научившись ее искусству превращать будни в праздник и радоваться любому пустяку. У них получилась самая настоящая большая итальянская семья, потому что двое старших сыновей продолжали жить с ними: один занимался бухгалтерией, другой — садоводством, младшая дочь вышла замуж, но предпочла жить с семьей рядом с отцом.

Изредка Кэрол удавалось вытащить Марио и на голливудские вечеринки, рядом с ней он там не чувствовал себя самозванцем, как раньше. Но самое главное — она разрешила ему играть! Дни, проведенные в Лас-Вегасе в том самом памятном отеле Sands за рулеткой рядом с Кэрол, у которой тоже азартно горели глаза — правда, она всегда умела вовремя остановиться, — самые счастливые из его поздних воспоминаний.

Марио Пьюзо совершенно не собирался умирать, но все-таки это случилось. 2 июля 1999 года Кэрол Джино навсегда закрыла ему глаза, обнаружив, что ее друг скончался с книгой в своем любимом кресле, видимо, от мгновенного инфаркта на 79-м году жизни.

Его незаконченный роман «Семья», снова посвященный мафии, она дописала сама и издала в 2001 году.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Анатолий Эфрос Анатолий Эфрос режиссер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй