Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Максим Никулин: «Очень долго я был обижен на отца»

Сын знаменитого артиста рассказал о непростых отношениях с отцом и своем пути к цирку.

Но все-таки как-то определяться с вузом надо было. Члены семьи провели опрос знакомого населения, и один из опрашиваемых вдруг выдал свежую идею: «Если парень не знает, куда поступать, пускай идет на журфак, там хорошее гуманитарное образование. А за пять лет учебы в университете сумеет определиться, что ему делать дальше». Никогда не пожалел о том, что последовал этому совету. Проучившись некоторое время на дневном факультете, я перевелся на вечерний и пошел работать. Попал грамотно — в «Московский Комсомолец». Там тогда был очень хороший коллектив и замечательная атмосфера в редакции — все молодые, энергичные, всем хотелось чего-то интересного. Неожиданно мне все понравилось. Правда, позже меня оттуда выгнали, то есть сократили, — как пояснил новый главный редактор, «в связи с перестройкой работы в редакции».

Два месяца был безработным, а потом кто-то шепнул, что есть свободная должность младшего редактора на радио «Маяк». Знающие люди сказали: «Дурак, на такое предложение надо немедленно соглашаться, это потрясающая школа». Я согласился и быстро убедился в том, что сделал это не зря. Там действительно все было очень серьезно. Хотя моя должность не подразумевала выхода в эфир, но я вместе со всеми сотрудниками обязан был каждую неделю ходить на занятия по технике речи, на семинары по русскому языку. Нас учили говорить правильно, литературно, нам ставили голоса, с нами занимались дикторы и педагоги, и всех ведущих очень серьезно ругали за ошибки, каждую разбирали на летучках. А сейчас складывается ощущение, что человек может зайти с улицы, сесть в эфирную студию и начать вещать.

И какие ударения в словах он делает, какую лексику употребляет, никого не касается... В 1985 году меня пригласили в «Останкино», и я начал работать там спецкором. Потом был и ведущим программ, и комментатором, и собкором. Меня часто ругали: я старался все свои сюжеты и передачи делать достаточно неакадемично, а контроль был еще советским, вот меня и полоскали за всякое-разное. Горжусь, например, тем, что я первый — представляете, вообще первый! — в Советском Союзе начал в эфире рассказывать еврейские анекдоты. И, что характерно, многие русские стали считать меня сионистом, а евреи — антисемитом, хотя ни те, ни другие не правы. Короче, многие мои действия на ТВ не укладывались ни в политические, ни в морально-этические рамки существовавшего тогда времени.

«Мне казалось, что для папы я всегда был на последнем месте». Максим с Юрием Владимировичем Никулиным. 1961 г. «Мне казалось, что для папы я всегда был на последнем месте». Максим с Юрием Владимировичем Никулиным. 1961 г. Фото: Фото из семейного альбома

В результате звезды встали так, что мне суждено было прийти работать в Цирк на Цветном бульваре. Дело в том, что неожиданно убили Михаила Седова — заместителя моего отца, коммерческого директора. Тогда эта должность называлась «директор-распорядитель». Естественно, после его гибели все дела, которые он вел, переместились в кабинет папы. А ему, человеку абсолютно творческому, решение проблем, связанных с финансовыми договорами, контрактами, проектами, было совершенно не свойственно. Он приходил домой с работы буквально черный, ругался жутко. Тогда я сказал: «У меня сейчас два-три эфира в неделю, я могу в свободное время заезжать к тебе и помогать — что-то разгребать, составлять короткую информацию по текущим вопросам, чтобы тебе легче было в них ориентироваться». И отец говорит: «Давай попробуй.

Но только пока без зарплаты, на волонтерских началах». А я и не думал о деньгах, просто хотелось помочь отцу. Так и вышло: год работал без зарплаты, без статуса, просто помогал, был таким вольноопределяющимся референтом. Постепенно стал вполне сносно разбираться во всем цирковом делопроизводстве. Как раз в этот период я опять что-то неположенное ляпнул в эфире, и меня в очередной раз временно отстранили. Больше всего обидело то, что назначили дежурным корреспондентом, то есть человеком как бы на подхвате — если что-то случилось, надо быстро хватать камеру и ехать снимать сюжет. Начальству сказал: «Хватит, я уже не мальчик» — и ушел в цирк, уже на официальную работу. Тут же в прессе появилась заметка о том, что Никулин взял на место убитого замдиректора своего сына. Так получилось, что ответ на этот выпад папа дал в документальном фильме Эльдара Рязанова «Шесть вечеров с Юрием Никулиным».

Когда Эльдар Александрович спросил: «Юра, на место человека, которого убили, ты посадил сына. Не страшно?» — отец сказал: «Страшно. Но почему же я чужого сына должен сажать?»

— Изменилось что-то в ваших отношениях с отцом после того, как вы стали вместе работать? Все-таки одно дело папа — сын и совсем другое — двое коллег, причем связанных финансовыми проблемами?

— Знаете, я вам так скажу: папа и сын-коллега — это гораздо проще, чем мама и сын-коллега. Папа, как мужчина, всегда мог абстрагироваться от личных отношений, а мама — нет. И до сих пор не может. Потому что для любой мамы ее сын все равно мальчик, сколько бы лет ему ни было и какую бы должность он ни занимал.

Мама и сейчас работает консультантом по творческим вопросам. Когда ко мне приходят молодые артисты с какими-то предложениями, я их первым делом к ней посылаю, потому что мама — профессионал, у нее авторитет, огромный опыт и знание цирка. И ребята к ее советам прислушиваются. Мы часто просматриваем вместе с ней новые номера, потом обсуждаем их. Мне интересно мамино отношение к увиденному. Безусловно, во многом мама — человек из прошлого, и ее восприятие, какие-то суждения достаточно наивны. Но ведь в наивности ничего плохого нет. Наивность — это прежде всего следствие чистоты души. И я очень рад, что мы работаем вместе в столь дорогом ее сердцу цирке... А с отцом у нас серьезных проблем не было. Все-таки мы — мужики. Из общения с ним по работе я многое в жизни понял и переосмыслил.

Думаю, он — тоже. Мы очень сблизились. Во-первых, работа объединила, а во-вторых, появилось время для бесед друг с другом, которого раньше из-за его постоянных разъездов не было. И мне кажется, что за эти 4 года я отца узнал, наверное, больше, чем за всю свою прошлую жизнь. Иногда вечером папа звонил мне в кабинет и говорил официально: «Максим, зайдите, пожалуйста». Захожу, а у него уже бутылочка на столе стоит, закуска нехитрая разложена. «Давай махнем, что-то устали сегодня…» Отец любил выпить — не напиться, а именно выпить под хорошую закуску, с друзьями посидеть, попеть, пообщаться. Пил он только водку. Я пытался приучить его к виски, но безнадежно. «Да ну, дрянь это все», — отмахивался.

Конечно, мы с отцом спорили. Что-то из того, что я предлагал, он категорически отвергал, причем, что очень характерно для него, по причинам чисто эмоциональным.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Джордж Клуни (George Clooney) Джордж Клуни (George Clooney) актер, кинопродюсер, кинорежиссер, сценарист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+