Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Эдгард Запашный: «Моей женщине было 36, а мне 16!»

Еще подростком старший из братьев Запашных неплохо овладел теорией любви и секса.

Главное, чтобы вы были счастливы». Но это, наверное, было невозможно. В цирке мы проводили все свое время, да и родились там, во время большого турне отца по Украине: я — в Ялте, Аскольд — в Харькове. С раннего детства мы помогали на манеже — убирали за животными, кормили их… Впервые баловства ради вошли в клетку с тиграми в Саратове, когда были совсем маленькими. Мы с братом привели на репетицию своих друзей, и я, 9-летний, вдруг ляпнул: «Пап, можно в клетку зайти?»

А он возьми да и скажи: «Можно». Там, между прочим, 15 хищников находилось… Сначала, правда, в клетку вошли родители и дрессировщик Василий, потом уже мы с Аскольдом. Помню, было страшновато, но в голову не приходило, что это может быть опасно, тем более что среди одноклассников мы выглядели героями… А в 16 лет я уже вышел на манеж вместе с отцом, причем совершенно неожиданно для себя самого. Во время гастролей мама приболела. Вдруг папа приказал: «Быстро переодевайся, поможешь!» А я к этим животным никогда в жизни не заходил. Сначала все шло нормально. Но потом лев вдруг понял, что я — не мама, и пошел прямо на меня. Я дико испугался. И вдруг, когда лев был уже совсем близко, отец оказался между нами — закрыл меня собой. Лев тут же пришел в себя и дал деру.

Вот тогда-то я понял: здесь все по-настоящему, ведь отец мог и не успеть. Тогда я не предполагал, что буду дрессировщиком, ведь наша с братом цирковая карьера начиналась с работы жонглерами. А в 14 лет я стал выступать один с номером «Высшая школа верховой езды», потом мы с Аскольдом подготовили номера «Жонглеры на лошадях» и еще выступали с обезьянами. Мы выиграли два международных конкурса и были признаны лучшими артистами года. Тогда впервые нас признали профессионалы, а американцы предложили двухлетний контракт. Но получилось иначе. Когда папе было 69 лет, у него обострились старые раны — порванный тигром тазобедренный сустав пришлось заменить на искусственный, и стало понятно, что восстановится отец нескоро. А через пару месяцев он должен был ехать на гастроли в Екатеринбург.

Фото: Марк Штейнбок

Весь город уже пестрел афишами: «Вальтер и Татьяна Запашные! Аттракцион «Львы и тигры»! Что делать? Последние восемь лет родители работали в паре, но одну маму животные не послушались бы — они с ней считались, но хозяином для них был только папа. Получалось, что взять их могли только мы с братом. Но Аскольд вдруг уперся: ««А на фиг нам хищники нужны? Как отец, все равно ничего не сделаем, не стоит и браться, лучше заниматься тем, в чем уже преуспели». Мы с ним по этому поводу спорили до хрипоты. Я кричал: «Совсем разум потерял? Без хищников у нас нет будущего! Нас ни цирковые не поймут, ни зрители! Как ты потом нашу фамилию будешь носить?!» Тут и мама встала на мою сторону. Короче, через пару дней беспрерывных споров брат сдался.

Аскольд: Просто я считал, что мы должны сделать что-то свое, а не просто войти в дело отца.

Боялся, что уйдет масса времени на то, чтобы выйти хотя бы на отцовский уровень, не говоря уже о том, чтобы сделать что­-то лучше него. Не хотелось слышать в спину: «Да-а, до Вальтера им далеко». К тому же времени на адаптацию было очень мало, и я боялся, что животные нас просто покалечат, а тогда мы вообще никому не будем нужны. Поэтому и спорил.

— Ну и как, номер с хищниками сразу прошел на ура?

Эдгард: Нет, конечно. Поначалу все выглядело очень глупо. Шесть тигров и трое людей: мы с братом, два здоровых лба, и мама с пистолетом, заряженным холостыми патронами, вроде как наш телохранитель. Первые выступления были примитивны, без контактов с животными. А потом прилетел папа и стал нас дрючить, орал: «Все!

Завтра же сам в манеж пойду! Бездари!» Мама заступалась: «Вальтер, извини, но ты с этими хищниками уже десять лет работаешь, а хочешь, чтобы пацаны через месяц делали то же самое». — «Так! Заткнулись все! Иди на кухню!» Батя всех нас в тонусе держал. Когда стало немного получаться, мы вроде бы почувствовали себя героями, но понимали, что и половину не сделали из того, что должны: животные толком не слушались, да и мы сами еще не уверены были в своих силах. Только года через два все нормализовалось. Правда, сначала нам пришлось впервые в жизни поссориться с мамой. Однажды я сказал: «Тебе пора выходить из клетки. Мы с Аскольдом уже все делаем сами, животные нас слушаются, а втроем мы смотримся плохо». Конечно, мама возмутилась, она боялась остаться не у дел. Неделю у нас были очень напряженные отношения.

Я давил, она размышляла. А папа держал нейтралитет. И все-таки мама сдалась. Мы стали выступать вдвоем с Аскольдом, а маме предложили взяться за продюсирование. Сначала она страшно боялась: «Ой, меня подставят, меня посадят!» — а потом все же пошла учиться и окончила институт управления. Теперь мама — наш директор, продюсер. И мы полностью принадлежим сами себе — организовали компанию «Цирк братьев Запашных». А папа ушел из жизни год назад: двусторонний инсульт мозга…

— Все-таки ваша профессия очень рискованная…

— Конечно, риска в ней хватает, и травмы не редкость. Вообще-то мы спокойно к ним относимся. У нашего папы к 30 годам был целый букет болячек: от множественных переломов рук и шейного позвонка до травм куда более серьезных, чем у нас с Аскольдом.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Алла Пугачева Алла Пугачева певица, актриса, телеведущая, музыкальный продюсер, педагог
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+