«Во время съемок почти не мылся»: Сергей Гилев о работе с якутскими кинематографистами

Яркая новая звезда российского кино делится впечатлениями от съемок в «Нуучче».
Иван Афанасьев
|
10 Октября 2021
«Нуучча», реж. Владимир Мункуев, фото
«Нуучча», реж. Владимир Мункуев
Фото: Кадр из фильма

С 18 по 25 сентября в Сочи прошел 32-й открытый фестиваль российского кино «Кинотавр», на котором был показан «Нуучча», фильм якутского режиссера Владимира Мункуева, удостоенный приза за лучшую режиссуру (а ранее – Гран-при фестиваля в Карловых Варах в программе «Восток – Запад»). Одну из главных ролей в фильме сыграл Сергей Гилев – звезда сериала «Чики», который быстро переквалифицировался из спортивного журналиста в одного из лучших актеров современности. Он играет Костю, или Нууччу («русского» по-якутски), высланного в XIX веке в тайгу народовольца, которого подселяют на зиму к бедной супружеской паре. Игра Гилева была признана одной из наиболее ярких в программе фестиваля и ему даже пророчили главный приз (в итоге он отошел Павлу Деревянко за роль в фильме «Подельники»).

Мы пообщались с Сергеем об особенностях актерской профессии, преимуществах портянок перед носками и злодейской внешности, контрастирующей с его добрым и веселым характером в жизни.

Расскажи, как ты попал на этот проект? Ты был одним из претендентов или эту роль сразу тебе предложили?

— Там, кажется, был примерно миллион вариантов, кого хотели брать и кого пробовали. В начале они хотели взять человека, который будет похож на героя из книги («Нуучча» снят по произведениям писателя и исследователя якутской культуры Вацлава Серошевского – прим. ред.). Огромного русского. Как уже говорил на пресс-конференции наш товарищ-режиссер Владимир Мункуев, как только он брал кого-то типа Колокольникова, он вставал, этот огромный дядька, к якутам, которые в два раза ниже, все становилось понятно и скучно. Поэтому решили взять дрища, меня и еще кого-то странного (смеется). А как позвали, я, честно говоря, даже и не помню. Обычно ведь все приходит от агента, и ты не знаешь, откуда конкретно и кто. А недавно мне рассказали, что Хлебников посоветовал товарищу-режиссеру меня. Интересно. Ну, наверное, как раз «Чики» вышли, он увидел, что есть какой-то новый типок, можно его попробовать.

«Нуучча», реж. Владимир Мункуев, фото
«Нуучча», реж. Владимир Мункуев
Фото: Кадр из фильма

— А образ самого героя сразу нашел?

— Совсем не сразу. Очень долго придумывали, чтоб я был на нужного мужика похож, усы даже наклеивали. Вообще долго очень придумывали, что надо делать с лицом. И какой-то там грим странный был, усы с бородой приделывали, а получался все время какой-то злодей из сказки. Очень смешной такой, маленький черт. И это очень не нравилось товарищу-режиссеру. А потом решили, что вот как я есть, так и буду, просто грязным, и пошло. Волосы мне только добавили, чтобы я не был чисто постриженным.

— Расскажи про твоего персонажа, Костю, он же Нуучча. Кто он, как ты его ощущаешь?

— Вообще-то Костя – классный парень. Костя – хороший человек, приятный. Просто ему не повезло в жизни, и он пострадал за то, за что люди страдать не должны (по сюжету Костя – народоволец, сосланный царем в ссылку – прим. ред.). Он же не убийца и не негодяй, не вор. Он пострадал, грубо говоря, за слова. И понял, что жизнь прожита напрасно. И вся его жизнь пройдет вот здесь. А человек-то думает: я хороший. И чем мне заняться? Дай-ка я устрою себе новый дом, вот в этом месте. К сожалению, мне мешает один якут, но что поделать. Вот так бывает. Мы же зверей не считаем злыми и плохими, когда один сильный лев выгоняет другого слабого льва, например. Костя на самом деле ни фига не плохой. Просто человек, вот и все. Тогда были такие методы: видишь женщину и берешь ее. И потом мы все вместе счастливы, что посмотрели на то, как все было в прошлом, видим, как все сейчас, и радуемся, что теперь все совершенно по-другому. И никто с женщинами так уже не поступает, к счастью.

«Пассажиры», реж. Карен Оганесян, фото
«Пассажиры», реж. Карен Оганесян
Фото: Кадр из фильма

— Как ты создавал образ? Возможно, какие-то особые приемы использовал, жил в этом доме, где действие происходит, читал что-нибудь?

— Там все было очень просто, потому что как только я приезжал в эти леса, во-первых, я с наклеенными волосами, с грязью, ходил по неделе, по две недели, пока снимался. Я почти не мылся. Ну так, только чтобы не вонять, чуть-чуть.

— Вот, уже метод!

— Потом, когда ты надеваешь сапоги, все становится еще чуть-чуть интересней. В них уже походка меняется. Дальше, когда надеваешь рубаху... Во-первых, в первый день она была слишком чистой, мы ее фактурили, чтобы она стала идеально грязной, месячной давности рубахой, в нее уже не надо было ничего добавлять, она была пропитана той грязью, салом, как надо. То есть, я в ней ел, вытирал лицо рукавами. И вот потом, когда шинель надеваешь, например... Как-то все сразу складывается! Просто само, по ощущениям. Мне трудно объяснить это словами. У каждого актера ведь бывает свой метод, набираешь у одного, второго, третьего. И вот то, что у меня голове складывается, мне почему-то трудно объяснить словами. Только ощущениями.

«Чики», реж. Эдуард Оганесян, фото
«Чики», реж. Эдуард Оганесян
Фото: Кадр из фильма

— Для меня, если честно, было самым ярким – это портянки на ногах вместо носков. По армии помню, что это такое.

— Да, портяночки наматывал. Это же вообще удивительная вещь, очень удобная. Нет ничего удобнее, чем сапоги с портянками. Я, правда, не служил, но каждый раз, как надеваю сапоги с портянками, мне прям классно. Там еще просто убрали момент, когда я ходил по лесу, мок-мок-мок, намокал в смысле, а потом сидел, обсыхал у дерева, и тоже снимал один сапог, другой, разминал ноги. Много чего вырезали. Сначала я думал, что плохо, когда, например, мало слов. Но потом подумал – да ну ни фига! Вон Бенисио дель Торо, у которого в «Сикарио» (в российском прокате «Убийца», триллер режиссера Дени Вильнева, вышедший в 2015 год – прим. ред.) офигенная роль, и, как говорят, у него там была куча слов, так вот он сказал режиссеру: эй, Дени! Вот все это я могу сыграть, зачем мне говорить об этом? Классно ведь. Давайте так же. А роли со словами будут в других местах. Зачем нужны слова, чтобы была клевая роль?

— Чем тебя привлек этот сценарий?

— Так он просто хороший, необычный. Вот как только получаешь ты, например, сценарий фильма, а не сериала, и говоришь: о, хорошо. Как только ты получаешь сценарий фильма, в котором нет полиции, ты такой: о, это очень интересно. О чем это? Как только тебе предлагают роль НЕ полицейского, ты думаешь: ууу! Надо присмотреться. И, разумеется, если это фильм не о нашем времени, а о чем-то, что было раньше, это ну прям совсем уже интересно. А если это не про 1990-е, ты думаешь: опа! Если это про прошлое и не про 1980-е, 1970-е, «оттепель», ты еще больше радуешься. Если и не про декабристов, то думаешь: ох, как же хорошо! Про что же это? А тут Якутия... Ну вообще сказка какая-то! (смеется) Плюс история очень простая, но все равно интересная.

— Ты сказал, что Костя – хороший. Но давай так: по сюжету персонаж все-таки та еще редиска. Не хочется ли тебе сыграть хорошего человека?

— По какой-то странной причине, все что видно на экране, не совпадает с тем, какой я на самом деле. Вроде бы я добрый, но стоит мне начать играть, и становится ясно, что лучше получается, когда я скотина какая-то. Проблемы есть в том, что, например, приходили ко мне люди с предложениями, им был нужен нормальный простой парень, спокойный, не псих, не злой, а нормальный обычный человек. И не очень получалось. Доброта, легкость, все дела. А я не знаю как, я ведь в жизни такой, а на экране это не выходит. И на самом деле, это ведь было, кажется, всего лишь второе предложение в прошлом году, осенью, после того, как вышли «Чики». И не то, чтобы он был прямо супер-мега-злодеем по сценарию, поэтому мне говорили, сыграй не то, что у тебя было в «Чиках», сыграй что-то другое. А предложения были все абсолютно разные. Не было в них какой-то злости. Я даже в этом году задумывался о том, что может быть надо снова обратить внимание на злодеев, потому что, учитывая все, где я снимался в последнее время, я думал о том, не переборщу ли с добротой, не буду ли я постоянно играть одних нытиков и слабых.

— Как в «Хрустальном», например?

— Да. Там, вроде, персонаж тоже скотина, но какая-то такая, другая, несчастная скотина. Не злая.

«Хрустальный», реж. Душан Глигоров, фото
«Хрустальный», реж. Душан Глигоров
Фото: Кадр из фильма

— В «Нуучче» поднимается достаточно острая тема российского колониализма. Как тебе кажется, может ли этот фильм породить какие-то дискуссии в обществе?

— Думаю, нет. Те ребята, которые посмотрят, просто поговорят, кто-то напишет рецензию, а в обществе нет, ничего не будет. Мне кажется, что мало кто посмотрит, потому что трудно отдавать в прокат такие фильмы, на них не так часто ходят. Он не такой медленный, как некоторые, но он не будет самым кассовым фильмом недели, который будут крутить во всех кинотеатрах страны. Поэтому так.

— Есть у якутских кинематографистов какое-то кардинальное отличие от русских в работе с ними?

— Мне кажется, тут есть какая-то лесенка. Когда приезжают наши ребята, которые привыкли работать, как у нас, в нашем ритме, за наши деньги, в Америку, где делать нужно гораздо меньше, но качественней, все удивляются тому, как быстро и ловко работают наши, еще и за меньшие деньги. Так же и здесь. В Якутии еще меньше денег, чем в Москве, и ребята, кажется, готовы делать еще больше. А так больше нет никаких отличий. Какая разница, что мы живем в Москве, а они там? Они просто лучше знают свои места, лучше знают то, о чем мы снимали фильм, и с ними приятно работать. Мы со всеми подружились. Некоторым я даже отправил какие-то открытки.

«Чики», реж. Эдуард Оганесян, фото
«Чики», реж. Эдуард Оганесян
Фото: Кадр из фильма

— Насколько изменилась твоя жизнь, с тех пор как ты стал актером (до актерской карьеры Сергей был SMM-редактором сайта про спорт – прим. ред.)?

— Ну, стало больше денег. Теперь я могу чуть меньше задумываться о том, как помочь маме, еще кому-то из семьи. Когда у тебя чуть больше денег, у тебя чуть больше становится свободного времени, ты можешь как-то иначе отдыхать. Или заняться, наконец, вещами, на которые раньше не хватало времени. Например, снова перечитать всю историю России, а потом мира, а потом стать качком.

— Я всегда думал, что у актеров нет времени ни на что.

— Ну нет, у меня всегда есть время. У меня достаточно работы, чтобы чувствовать себя в безопасности, зная, что деньги есть, и при этом достаточно свободного времени между рабочими днями. Кажется, впервые в жизни у меня сейчас будет октябрь и ноябрь, когда большую часть месяца я буду сниматься почти без выходных. А почти весь этот год я провел в таком графике, когда у меня было от 10 до 15 смен в месяц. Получается, 15 дней я работал, 15 дней я отдыхал, минимум. Были месяцы труднее, были месяцы полегче. Я успел и в отпуск слетать, и к маме съездить, и прокатиться на автомобиле по стране. Мне кажется, что это удивительная и приятная жизнь, когда летаешь по стране, общаешься с ребятами, со всеми дружишь, и получаешь за это деньги.


Новости партнеров

Комментарии
Сохранить
0 / 1500
#
#comment#
0 / 1500