Режиссер «Белого кита» Татьяна Федоровская: «У меня большое желание, чтобы фильм увидели как можно больше зрителей»

Картина, ставшая первым артхаусным фильмом IVI Originals, представлена в основном конкурсе кинофестиваля «Окно в Европу».
Анна Нестерова
|
01 Сентября 2021
Татьяна Федоровская, фото
Татьяна Федоровская
Фото: пресс-служба IVI

На кинофестивале «Окно в Европу» показали дебютную работу режиссера Татьяны Федоровской «Белый кит». Лента рассказывает об усыновлении и тяжелом выборе между своими и «чужими» детьми. 

Картина, ставшая первым артхаусным фильмом IVI Originals, представлена в основном конкурсе фестиваля. Победителей назовут 2 сентября. Татьяна Федоровская рассказала о работе над проектом, необычном случае на съёмочной площадке и сотрудничестве с онлайн-кинотеатром IVI.

— Ваш фильм – первый в отечественном (мировом) кино откровенный разговор об усыновлении детей. Какой реакции вы ждете от общества? 

 Я жду не массовой реакции, а, наверное, небольшой дискуссии. Ведь в истории, которую я рассказала в своем кино, на чашу весов кладутся сразу несколько человеческих жизней. Я привела героя к точке абсолютного невозврата, создала ситуацию, в которой любое принятое им решение полностью меняет привычный ход вещей, и, по сути, меняет жизнь. Жизнь, которую он так кропотливо создавал, жизнь, которую он так любит. Наверняка среди потенциальных зрителей найдутся приемные родители, с которыми подобные метаморфозы происходили или происходят. Я имею в виду людей, оказавшихся в ситуации, в которой они по какой-то причине допускают мысль, а может даже принимают решение вернуть детей в детдом. Я уже не говорю про случаи, как в нашей истории, когда под завесой коррупции происходит так, что все эти действия делаются тайно, становятся недоступными для общественности. Поэтому лично мне важно, чтобы вокруг этой темы образовалась дискуссия, чтобы тема побудила к диалогу с самим собой, чтобы люди, которые находятся сейчас на грани принятия подобного решения, задумались, и, возможно, не допустили бы ситуации, о которой мы рассказали в этом кино.

— Вы рассказывали, что первое время сценарий фильма подписывали не своим, и даже не женским, а мужским именем. Это было от того, что вы не верили в свои творческие силы, или была другая причина?

Я знаю, как наши российские продюсеры читают сценарии. Если они видят, например, что это женщина – сценарист, то в некоторых случаях появляется немного предвзятое отношение к материалу. Я решила подписаться псевдонимом Иосиф Гиштупельтер, но потом поняла, что этого не нужно было делать. И вот почему… Когда я отправляла свой сценарий на сценарный конкурс в американский Род-Айленд и его переводили на английский язык, главное правило там, и не только там, кстати, – вообще не указывать имя автора. Читка и голосование за лучший сценарий идут вслепую, не важно кто его автор – мужчина или женщина. После того, как я получила приз за лучший иностранный сценарий, то поняла, что могу подписаться своим именем. А до этого мне было интересно немного поэкспериментировать с псевдонимом.  

— Расскажите немного том, каким образом вам удалось легко раскрыть в своём фильме такую непростую, острую тему?

Писать сценарий на такую пронзительную тему было очень непросто с эмоциональной точки зрения, но я все же попробовала пропустить эту историю через себя, прожить ее. Я делала ее так, как чувствовала и полностью отдавалась эмоциям. Где-то были слезы, знаете, сложно сдерживаться, когда пытаешься углубиться в точное описание каких-то детских реплик, взглядов, реакций, циничных фраз мамы главного героя, или его самого. Но это важно. Важно для того, чтобы можно было достичь определенной эмоции. В такой теме нельзя идти по поверхности. Во время съемок все уже было немного по-другому. Работа на площадке требует предельной концентрации. Там ты уже не можешь каждый день думать про коварство богатых родителей, про несчастных детей, иначе у тебя сердца и эмоций не хватит на то, чтобы сосредоточиться на конкретных сценах, работе с актерами над ролью.

— Во время съемок были ли какие-то сложности, что-то незапланированное?

Съемки вообще были непростые, в какой-то момент мы были вынуждены остановить производство, потому как в России наступил локдаун. Остановка для проекта – это катастрофа. Но мы ждали. Терпели финансовые потери, из последних сил держали группу и актеров. Были и приятные моменты, о которых вспоминаешь с улыбкой. У нас была съемка сцены автомобильной пробки с коровами. Ассистенты, которые занимались животными и предоставили нам этих коров, сказали, что у нас есть всего один дубль. А ведь это невероятно сложная сцена и эмоционально и по наполнению кадра. В ней помимо десятка коров было задействовано очень много актеров, и все должно было работать и двигаться посекундно. В общем, должна была быть выстроена целая хореография, которую мы очень долго репетировали. А один дубль, потому что коровы могут выйти из грузового трака, в котором находились, всего один раз, и больше их не загнать. Обратно поместить их в транспорт просто было невозможно. Мы максимально подготовились, везде расставили камеры, чтобы всё вошло в кадр, чтобы не упустить ни одного фрагмента. У нас это получилось. Но, когда коровы вышли и пошли в загон, который построили специально для них наши художники-декораторы, этот загон оказался для них настолько хилым, что они его просто снесли и пошли дальше по трассе. Хорошо, что трасса еще не была открыта для автомобилистов, нам ее дали для съемок. Коровы погуляли, а пастухи с криками их потом долго собирали в стадо.  

— Ваш проект поддерживает крупнейший онлайн-кинотеатр IVI. Расскажите о вашем сотрудничестве. 

 Один из продюсеров показал черновой вариант фильма генеральному директору онлайн-кинотеатра IVI Олегу Туманову. Он его посмотрел, потом, видимо, показал своим коллегам, и они однозначно приняли решение взять нас в линейку IVI Originals. Это было здорово. Мне нравится сейчас сотрудничать с ними, потому что это очень мощная поддержка в совершенно разных вопросах. Ты ощущаешь, что не один, что у тебя, даже здесь, на фестивале, есть мощный тыл. С ними приятно сотрудничать. 

— Какую ставку вы делаете на показ кинокартины в онлайн-кинотеатре, какие ожидания?

Я, конечно же, хочу, чтобы у нее был зритель, чтобы он включал play и смотрел наш фильм. Чтобы, посмотрев его понял, что именно мы хотели донести до него, рассказав эту историю. Мы делали это кино с большой любовью, и зритель это обязательно увидит, во всяком случае, я на это искренне надеюсь. Для нас в этом кино нет мелочей. Мы серьезно вложились в изображение. В том смысле, что мы выстраивали кадр, думали над цветовой гаммой, серьезно работали с кино-светом, работали над финальной цветокоррекцией. Конечно, здорово смотреть такой фильм на большом экране, но маленький экран (смартфон, ноутбук, тв) тоже может передать весь наш киноязык, наш замысел и глубину сюжета. У меня есть большое желание, чтобы нас увидели как можно больше людей несмотря на то, что тема редкая и острая. 

Новости партнеров

Комментарии
Сохранить
0 / 1500
#
#comment#
0 / 1500