.

Ольга Трифонова. Дом с призраками

Вдова писателя Юрия Трифонова откровенно рассказывает о своей пронзительной любви и тайнах, которые скрывает легендарный Дом на набережной.
Георгий Сергеевич Березко Беда заключалась в том, что мы с Георгием Сергеевичем Березко жили дружно. Но я его не любила Фото: Б. Виленкин/РИА НОВОСТИ

Вспышки ярости, отчаяние, ревность — все было. Не было только желания закончить эту тягомотину. Ни у него, ни у меня. Случались моменты, когда я понимала: надо потерпеть. К примеру, когда он писал роман «Старик». Юра просто выключился из жизни реальной — начал все путать, забывать. Однажды опоздал на свидание часа на полтора. Поздняя осень. Холодно, неуютно даже в машине. Я припарковалась напротив входа в метро «Библиотека имени Ленина» (сейчас там ресторан украинской кухни), он должен был добираться подземкой. Прошел час, а Трифонова все не было, и я решила: что-то произошло, случилось нехорошее. Уже всерьез нервничала, когда Юра сел в машину и сказал: «Бросай меня к черту! Никуда не гожусь, все перепутал!» Я поняла, что сейчас он существует совсем в другом измерении и нужно просто подождать, когда закончит работу.

— Вот ведь как закольцевалась жизнь: «Дом на набережной», наверное, самое известное произведение Трифонова, а вы возглавили музей этого дома! Потому что когда-то муж многое рассказывал о своей жизни тут?

— На самом деле Юра крайне редко говорил про дом. Трифонов был из тех людей, которые о действительно больном и тяжелом предпочитают молчать. Так — отрывки. Что-то он рассказывал мне для того, чтобы самому припомнить штрихи и детали. Один эпизод потряс меня настолько, что я даже не расспросила его как следует, о чем сейчас жалею. Юриного отца арестовали на даче.

Сначала эти люди пришли в квартиру Дома на набережной и узнав, что он за городом, отправились туда. Теща Валентина Андреевича позвонила ему и сорок минут разговаривала с зятем, зная, что за ним едут. Что это было? И зачем? Никто не узнает теперь. Тайна. Намеренно, нет ли, но тем не менее она его задержала... И что было бы, скажи она ему, что агенты, как их тогда называли, приходили домой? Все-таки Валентин Андреевич был донской казак, прошел каторгу, Гражданскую войну. Мог бы скрыться или подготовиться к сопротивлению, сжег бы какие-то документы наконец!

Но поступки тогдашних людей зачастую необъяснимы. Та же бабушка по материнской линии, старая большевичка Словатинская, как-то не очень внука любила. В дневнике он описывает, что она все время к нему придирается: «Бабушка надавала по роже, а потом у нее болела рука». Это ж как надо было надавать? У Юры было выражение «треснула, треснул», что означало потерять достоинство.

— А самая страшная история этого дома?

— Их было много, слишком много... Помните, как в повести: «Ей было тогда семнадцать лет и она была красивая. Поэтому все страшное было еще страшней»? Вчерашние богини экрана заканчивали на Колыме самоубийством, потому что не было больше сил. Ужасная трагедия произошла в семье знаменитого полярника, министра морского флота Петра Ширшова. История его жены, актрисы Театра имени Моссовета Евгении Горкуши, красавицы, похожей на Грейс Келли, до сих пор вспоминается с горечью. Ничто не спасло — ни должность, ни статус мужа, ведь мужеством полярников, папанинцев восхищалась вся страна...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Исаак Бабель и Антонина Пирожкова. Судьба для двоих

Исаак Бабель и Антонина Пирожкова. Судьба для двоих




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Яна Рудковская Яна Рудковская музыкальный продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй