Невыдуманная история особняка Кисы Воробьянинова

Николай Дмитриевич Стахеев и предположить не мог, что прославится на литературном поприще. А все благодаря Ильфу и Петрову...
Москва, улица Новая Басманная, дом 14. Особняк Стахеева. Ныне – Центральный дом детей железнодорожников  Москва, улица Новая Басманная, дом 14. Особняк Стахеева. Ныне – Центральный дом детей железнодорожников Фото: Анна Бендерина

Луч фонарика осветил обломки колонн из белого мрамора, слегка присыпанные землей. Темная фигура, бесшумно скользящая по ночному саду со стороны Старой Басманной улицы, остановилась. «Бельведер-то им чем помешал? — как-то отстраненно подумал немолодой мужчина. — А впрочем, не все ли равно?»

Искусственный грот, сложенный из серого камня, зловеще чернел развороченным дверным проемом. От огромных бочек, когда-то хранящих крымское вино, не осталось и следа. Мужчина осторожно огляделся, зашел внутрь и резким движением нажал на одному ему ведомый камень.

В дальнем углу, куда он направил луч света, с тихим скрежетом открылся в стене потайной люк. Пахнуло сыростью. Без малейшего колебания он спустился по отвесной лестнице на дно неглубокого колодца, где начинался подземный ход, ведущий в особняк. Остромордые серые твари в ужасе разбегались у него из-под ног. Ход заканчивался шахтой, ведущей в библиотеку.

Мужчина, слегка задыхаясь, полез вверх, отдышался, толкнул заднюю стенку книжного шкафа и очутился в темной комнате, где за фальшивой стенной панелью находился тайник. Он сдвинул набок маленькую резную львиную голову. Фонарик дрожал в его руке. Панель ушла в сторону, и он увидел в открывшейся нише небольшой «докторский» саквояж. Нетерпеливо щелкнул металлической застежкой, в неверном свете от драгоценных камней побежали разноцветные лучи, тускло заблестели золотые украшения.

«Цело, все цело! — ликовал он. — Теперь быстрее надо уходить, но только проверив другие тайники». В готическом зале, смежном с библиотекой, было намного светлее от лунного света, проникавшего через уходящие под потолок витражные окна. Вдруг он увидел через открытые двери, ведущие в аванзал, как на Новой Басманной вспыхнул яркий пучок света. Луч проник сквозь кованую ограду особняка, осветил заброшенную английскую лужайку, заметался по фасаду и вдруг выхватил из мрака тонкий женский силуэт. Он стоял далеко и всю фигуру видеть не мог, когда на мгновение мрак расступился и из темноты возникла изящная рука, державшая чудом сохранившийся стеклянный факел. Он понял, что если сейчас повернется и уйдет, не увидев ее, то не простит себе этого до конца дней...

Крадучись, он приближался к парадным дверям Белого зала.

Дмитрий Иванович Стахеев был городским головою, свое жалованье отдавал на нужды города, тем самым оставив о себе добрую память Дмитрий Иванович Стахеев был городским головою, свое жалованье отдавал на нужды города, тем самым оставив о себе добрую память Фото: из коллекции М. Золотарева

Металлический уголок саквояжа звякнул о напольный светильник. Резкая трель свистка донеслась снизу из швейцарской. Он успел еще добежать до окна и осветить фигуру с факелом, стоящую в центре круглой чугунной чаши. «Караул, братцы, грабят!» — орали внизу. Хлопнули тяжелые дубовые двери. В особняк ввалился ночной патруль, и сапоги загрохотали вверх по беломраморной лестнице. «А ведь можно еще уйти, вот он рядом — лифт для прислуги, за огромным зеркалом около рояля. Пока обойдут все залы, вполне можно успеть», — подумал он и не двинулся с места. Его богиня ночи, ею все начиналось, ею все и закончится. Казалось, миновала вечность, когда он услышал шаги за спиной, сухой щелчок взведенного курка и обернулся.

…Примерно в это же время жили в Одессе два брата.

Один, широкоплечий красавец с чеканным профилем, служил в уголовном розыске и со всей страстью своей романтической натуры сражался с бандитами, коих по причине революции развелось великое множество. Звали его Остап. Второй брат, поэт-футурист, имел красавицу жену-поэтессу, которая с двумя золотыми обручами на волосах читала с эстрады свои последние стихи: «...Радикальное средство от скуки — ваш изящный мотор-ландоле. Я люблю ваши смуглые руки на эмалевом белом руле...» Бандиты решили расправиться с Остапом, но перепутали и прострелили печень футуристу. Во время похорон его жена, задыхаясь от рыданий, упала на свежий холм, хватала и ела могильную землю, и земля выпадала из ее накрашенного рта.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Арнольд Шварценеггер (Arnold Schwarzenegger) Арнольд Шварценеггер (Arnold Schwarzenegger) культурист, актер, политик
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй