.

Матвей Кузнецов. Дуэль, которой не было

Благодаря династии фабрикантов Кузнецовых фарфор перестал считаться предметом роскоши и стал доступен простым смертным. А ведь в самом начале прошлого века жизнь Матвея Сидоровича буквально висела на волоске.
Михаил Врубель Михаил Врубель очень ревностно относился к тому, что выходило из-под его кисти Фото: ТАСС/Фото репродукции портрета художника М.А. Врубеля из коллекции Н. Зильбермана

Весь следующий день Матвей Сидорович провел на заседании правления «Товарищества производства фарфоровых и фаянсовых изделий». Обсуждались кандидатуры торговых представителей в Персии, Турции и Афганистане. Только под вечер он вышел из своей конторы на Мясницкой. В весенних сумерках уже зажглись нити фонарей, силуэты домов призрачно колыхались на бледно-зеленом небе. По Лубянке тяжело громыхали переполненные трамваи, бодро проносились извозчичьи пролетки, спешили прохожие. Пахло еще не распустившимися тополями. Вербные ярмарки с их «тещиными языками» — свистульками с бумажными трубочками, калеными орехами и мочеными яблоками уже сворачивались. Скоро Пасха — с гиацинтами меж куличей, крашеных яиц и четырехугольных творожных башенок.

«Пройдусь, — решил Кузнецов, — погода такая располагающая». Он лукавил: дело было совсем не в погоде. Матвею Сидоровичу требовалось как следует поразмыслить. Опасения, связанные с предстоящей дуэлью, продолжали терзать его душу. Никогда не знавший проигрыша и умевший подчинять всех и вся своей воле фабрикант растерялся. Оказавшись лицом к лицу с суровой необходимостью рисковать собой, он впервые в жизни испытал тягостную беспомощность. «Неужели я трус и тряпка?» — спрашивал себя Кузнецов. Конечно, стоять, глядя в дуло направленного на тебя пистолета, — удовольствие не из приятных, но куда больше беспокоил тот факт, что он ставит под удар свою репутацию и дело, которому отдал жизнь.

Фарфорист в четвертом поколении, Матвей Кузнецов с детства готовился взять семейный промысел в свои руки. Еще подростком он был отправлен в Ригу, где на одной из отцовских фабрик познакомился с технологией изготовления фарфора. После смерти отца восемнадцатилетний Матвей оказался единственным наследником кузнецовских заводов. Коммерческая смекалка и неистощимая энергия позволили ему придать семейному делу всероссийский размах. Он владел почти всеми фарфоровыми и фаянсовыми предприятиями дореволюционной России, в том числе такими известными, как заводы в Риге, Дулеве, Кузнецове и Вербилках. На посудном рынке Кузнецов чувствовал себя полновластным хозяином, конкурентов давил нещадно — и ценами, и ассортиментом.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Виктор Бондарюк. Друг мой Нагиев

Виктор Бондарюк. Друг мой Нагиев




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Джулия Робертс (Julia Roberts) Джулия Робертс (Julia Roberts) актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй