.

Матвей Кузнецов. Дуэль, которой не было

Благодаря династии фабрикантов Кузнецовых фарфор перестал считаться предметом роскоши и стал доступен простым смертным. А ведь в самом начале прошлого века жизнь Матвея Сидоровича буквально висела на волоске.
Керамическая столовая в доме Матвея Кузнецова Керамическая столовая в доме Матвея Сидоровича поражает воображение и сегодня: ее декорировал Федор Шехтель Фото: из коллекции М. Золотарева

— Вот даже как? — насмешливо протянул фабрикант.

— Ваше сотрудничество с Михаилом Александровичем приняло некрасивый оборот, — продолжал Серов. — Вопреки условиям договора вы размножили его эскиз, превратили в штамп. Более того — без разрешения художника перенесли его роспись на другие изделия.

— Ваши претензии необоснованны, — Матвей Сидорович начал раздражаться. — Господин Врубель действительно работал на меня, за что получил вознаграждение. Отныне я правообладатель его рисунка и могу делать с ним все, что угодно.

— Ошибаетесь, такого пункта в договоре не было. Михаил Александрович, конечно, человек легкомысленный, богемный, но очень ревностно относится к тому, что выходит из-под его кисти. И ему как автору небезразлична судьба его творения.

— Но позвольте...

— Потрудитесь дослушать. Врубель — художник самобытный. У него фантастическое чувство формы, цвета, пластики. Созданный им рисунок — подлинный шедевр. А вы, поместив его на вазы, безнадежно испортили блестящую работу. Странно, что сами этого не понимаете — ведь в вашей отрасли ремесло неотделимо от искусства.

Слова неприятно задели Кузнецова.

— Довольно! — оборвал он Серова. — Вы меня не убедили. Я хозяин на своих фабриках и делаю то, что считаю нужным. Никто мне не указ.

Серо-голубые глаза живописца загорелись нехорошим огнем.

— В таком случае вызываю вас на дуэль!

От изумления Матвей Сидорович сделал шаг назад.

— Вы в своем уме? Какая еще дуэль? Право слово, отказываюсь понимать вас.

— Что же тут непонятного, милостивый государь? Я предлагаю вам поединок.

В гостиной повисло молчание. Неожиданно торопливо и громко застучали до того неслышные настенные часы. В высокие окна било солнце: веселые лучики прыгали по мраморному камину, лепному потолку, крышке рояля, на котором обычно играла младшая дочь Кузнецова Анна.

— С тем позвольте откланяться, — отчеканил Валентин Александрович и вышел из комнаты.

Потрясенный фабрикант не знал, что и думать. А немного успокоившись, счел вызов пустой угрозой. Не станет же Серов, обремененный большой семьей, рисковать жизнью? Даже ради друга. Однако вскоре он получил от художника письменный вызов с подробными условиями предстоящего поединка. Дело приобретало нехороший оборот. Не так давно в Российской империи были легализованы офицерские дуэли, но между штатскими они были запрещены. Однако что-то подсказывало Кузнецову, что Валентин Александрович не из тех, кто отказывается от своих слов...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Виктор Бондарюк. Друг мой Нагиев

Виктор Бондарюк. Друг мой Нагиев




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Тутта Ларсен Тутта Ларсен журналист, телеведущая, радиоведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй