Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Сын Клавдии Шульженко: «Мою мать отец отбил у соперника, угрожая револьвером»

Сын Клавдии Шульженко рассказывает о своей знаменитой матери, ее отношениях с мужем, конфликте с министром культуры и дружбе с Аллой Пугачевой.
«Папа научил маму держаться на сцене, помог с репертуаром, познакомил с нужными людьми. Именно с отцом она стала той Шульженко, которую полюбил зритель». Оркестр под управелнием Коралли и Шульженко. 1940 г. «Папа научил маму держаться на сцене, помог с репертуаром, познакомил с нужными людьми. Именно с отцом она стала той Шульженко, которую полюбил зритель». Оркестр под управелнием Коралли и Шульженко. 1940 г.

Но отец устраивал маме бурные сцены. Иной раз даже мог пригрозить, что что-нибудь с собой сделает, и в пылу ревности хватался за нож.

Позже он решил хитростью устранить «соперника»: сказал Илье, что имеет сведения о его скором аресте, и попросил не тянуть Шульженко за собой. Ведь в конце 30-х годов ничего неправдоподобного в этом не было. Видимо, композитор поверил… Однако поскольку лично я этого не слышал, не могу точно сказать, так ли было. Впрочем, Жака никто не арестовывал, он потом успешно работал в другом оркестре.

На прощание Илья прислал маме песню «Встречи», ставшую одной из лучших в мамином репертуаре. Ее помнят и любят до сих пор: «Ты помнишь наши встречи/ И вечер голубой,/ Взволнованные речи,/ Любимый мой, родной?..»

«Отец устраивал маме бурные сцены. Иной раз даже мог пригрозить, что что-нибудь с собой сделает, и в пылу ревности хватался за нож». Шульженко и Коралли. 30-е годы «Отец устраивал маме бурные сцены. Иной раз даже мог пригрозить, что что-нибудь с собой сделает, и в пылу ревности хватался за нож». Шульженко и Коралли. 30-е годы

А я помню, как мама ее репетировала — ведь мне было тогда уже лет семь, вполне сознательный возраст...

На лето, пока родители гастролировали, меня обычно подбрасывали к родственникам — то к маминым, харьковским, то к папиным, одесским. В июне 1941-го я был в Харькове. А родителей начало войны застало в Ереване. Сорвав вечерний концерт, они первым же поездом отправились в Ленинград. Отбили телеграмму в Дом Красной армии, что считают себя мобилизованными. На самом деле им важно было как можно раньше забрать меня — ведь немцы продвигались очень быстро. Родители сели на поезд и дали телеграмму родственникам, чтобы меня привели на харьковский вокзал к такому-то времени. И я помню, как меня туда привели.

Но что там творилось! Поезда, двигавшиеся с запада и юга в центр России, были просто облеплены людьми. Все спасались от надвигающейся армады немцев, ехали и на крышах вагонов, и на подножках. Попасть в поезд было совершенно невозможно. Папа, с трудом разглядев меня в толпе на перроне, разбил окно, чтобы втащить меня, но не успел — поезд тронулся. Нужно было видеть лица родителей, которые понимали, что их ребенок остается в этом охваченном паникой городе. Но, к счастью, они вспомнили, что с Кавказа еще не вернулся Райкин, и он тоже поедет через Харьков. Дали Аркадию Исааковичу телеграмму, и он меня забрал. У Театра эстрады и миниатюр, где служил Райкин, был свой вагон, так что я доехал со всеми удобствами до Москвы, а оттуда родители увезли меня в Ленинград. Никто же не подозревал, что будет блокада...

Мы жили на Кировском проспекте, прямо напротив «Ленфильма», в коммунальной квартире на шестом этаже. И когда объявлялась воздушная тревога, нужно было по старинной мраморной винтовой лестнице спускаться вниз, в бомбоубежище. А после по ней же подниматься вверх. Лифт уже не работал. А немцы бомбили по несколько раз в день. И мама пошла к начальнику Дома Красной армии, в котором они с отцом числились сотрудниками. Сказала: «Я выбиваюсь из сил, боюсь, что скоро не смогу выступать. В городе, наверное, много пустых подвалов, переселите нас, пожалуйста». И нам выделили подвал, в котором раньше располагалась какая-то бухгалтерия. Больше нам не надо было бегать в бомбоубежище. Мама говорила, что нас теперь может «достать» только прямое попадание, а это уже — судьба, и от нее никуда не денешься.

Пережить страшный голод нам помогла столовая Дома Красной армии. Там музыкантам выдавали гречневую кашу-размазню, и это многим спасало жизнь. Всех артистов прикомандировали тогда к фронтовым концертным бригадам. За той бригадой, куда входили мои родители, было закреплено два автобуса: один возил инструменты, другой — людей. К февралю — марту 1942 года эти автобусы были уже сплошь изрешечены пулями и осколками, но все-таки ездили. Только вот путь, который они проделывали от центра Ленинграда до места выступления, становился все короче, потому что кольцо вокруг города все сжималось. Около 500 концертов родители дали на передовой. Множество раз по Ладоге переезжали на Большую землю. Где мама только не пела: в госпитальной палате, на грузовике, на льду, в землянке… При этом на ней всегда было нарядное концертное платье.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Мэрайя Кэри (Mariah Carey) Мэрайя Кэри (Mariah Carey) певица, автор песен, музыкальный продюсер, актриса, филантроп
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.