Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Режиссер своей жизни: Всеволод Шиловский

Актер, режиссер и педагог дал эксклюзивное интервью накануне своего 70-летия.
«Свою жизнь я всегда режиссировал сам. С самого раннего возраста  привык все решения принимать самостоятельно и сыновей своих к этому приучал — они у меня такой же закалки» «Свою жизнь я всегда режиссировал сам. С самого раннего возраста привык все решения принимать самостоятельно и сыновей своих к этому приучал — они у меня такой же закалки» Фото: Марк Штейнбок

Хотя характер, я говорил уже, был всегда. И чудовищная сила воли, и фанатичное отношение ко всему, что я делал и делаю.

Вот, скажем, я был беззаветно влюблен в Московский художественный театр и поступать хотел только в Школу-студию МХАТ. Пошел туда, когда учился еще в 9-м классе. Чтобы стать выше ростом, срезал верх с маминых туфель, а подошвы с каблучками засунул в свои ботинки — как супинаторы. После прослушивания меня сразу направили на второй тур, за ним — на третий, после чего попросили документы. А вот их-то у меня, девятиклассника, и не было. На этом поступление закончилось, но мною был сделан вывод: я великий талант. Когда уже после 10-го класса я с гордо поднятой головой вновь явился в это же учебное заведение, тот самый педагог, который прослушивал меня в прошлом году, сказал: «В вас нет ничего живого!»

И не допустил ни на один тур. Убитый горем, буквально уничтоженный, я вернулся домой и на страничке откидного календаря с датой 12 июня 1956 года сделал запись: «Первый удар жизни…» Потом всю ночь бесцельно бродил по Москве, а с утра пришел к маме на завод. Она меня проводила в отдел кадров, где я тут же был зачислен слесарем. Едва начав работать, организовал заводскую газету, кружок самодеятельности. А параллельно поступил в драматическую студию, которую в Доме учителя вел знаменитый МХАТовец Владимир Николаевич Богомолов. И никакие попытки мамы убедить меня в том, что надо поступать в нормальный технический вуз и оставить затею с артистической карьерой, действия не возымели. Я твердил как заведенный: «Все равно буду артистом!» Весной, за несколько дней до начала прослушивания в Школе-студии МХАТ, пришла повестка в армию, и я вынужден был отнести документы в военкомат.

Но тут же побежал в райком комсомола, нашел там какого-то начальника и стал умолять: «Пожалуйста, помогите мне на несколько дней забрать документы. Если поступлю, то все нормально — в Школе-студии есть военная кафедра, а если не получится — сам принесу обратно». Мне пошли навстречу — выдали все бумаги под расписку. Возвращать их не пришлось: меня зачислили.

Учителя все были фантастические — помимо того, что давали нам знания профессиональные, они учили нас думать, анализировать, работать, вообще учили жизни. Сам процесс учебы мне нравился очень, и все, что задавали, я делал в большем объеме, чем остальные: если однокурсники приносили один этюд, то Шиловский — десять.

К экзаменам всегда готов был так, что мне на них ни фига не надо было делать — ни шпоры готовить, ни хитрости какие-то применять. Просто приходил, сдавал и получал свое «отл.». Конечно, были в студенческие годы и романы, и влюбленности, и переживания, и расставания, но все равно все это происходило как-то эпизодически, поскольку времени на эти дела практически не оставалось. Тем не менее образовалась своеобразная примета — перед особенно трудным экзаменом, чтобы наверняка сдать его на пятерку, мне обязательно надо было сходить на два свидания. Студенты даже ставили на меня — сработает или не сработает. Срабатывало всегда, а вот у других последователей моего приема — с точностью до наоборот. В результате я заработал красный диплом — маме на радость… После окончания мне предложили работать во МХАТе и параллельно остаться педагогом в Школе-студии.

«Волны моей влюбчивости до домашних моих никогда не доходят. Очевидно, я умею вести себя правильно, по-мужски. К тому же они прекрасно знают, что семья для меня — это Эверест, а все остальное — так, ниже по склонам» «Волны моей влюбчивости до домашних моих никогда не доходят. Очевидно, я умею вести себя правильно, по-мужски. К тому же они прекрасно знают, что семья для меня — это Эверест, а все остальное — так, ниже по склонам» Фото: Марк Штейнбок

Конечно же я согласился, хотя приглашения получил еще из пяти театров. С какими же масштабными личностями мне довелось оказаться рядом! Грибов, Яншин, Андровская, Ливанов, Станицын, Степанова, Массальский, Еланская, Тарасова… При том, что они имели всемирную славу и по-настоящему были великими гениями, общались с такими, как, например, я, совершенно нормально. Никогда не вели себя так, как сейчас многие актеры: едва лицо становится чуть-чуть известным, как что-то начинает происходить в голове. У тех гениев ничего не происходило. Вот вам пример. Я, тогда уже став режиссером, но все равно еще совсем молодой птенец, репетирую с ними, ну, скажем, «На всякого мудреца довольно простоты» или «Сладкоголосую птицу юности».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Джордж Клуни (George Clooney) Джордж Клуни (George Clooney) актер, кинопродюсер, кинорежиссер, сценарист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+