Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Бари Алибасов: «Ой, какой он был противный, ужас!»

Известный продюсер рассказал о разрыве с Лидией Федосеевой-Шукшиной, сыне и провале «На-На».

Мы жили в Казахстане в поселке Чарский. Это небольшая узловая железнодорожная станция, построенная практически в голой степи.

Отец мой родом из Хакасии, из очень богатой байской семьи. Он рассказывал, что его отец, мой дед, даже не знал точно, сколько у него табунов лошадей, а уж самих лошадей пересчитать никому и в голову не приходило. После революции семья, потеряв все, бежала за границу, отец оказался в Китае, но вскоре вернулся, в Алма-Ате выучился на бухгалтера и приехал в Омскую область. Как рассказывала мамина сестра, тетя Зина, отец появился в деревне в какой-то необыкновенной песцовой шубе на подкладке из красного атласа. Ну, шубой в сибирской деревне не очень-то удивишь, а вот этим китайским атласом восхищались все. Мама — дочь татарского большевика, который пешком со всей своей большой семьей пришел в эту сибирскую деревню из Казани.

Я думаю, что они от голода спасались. В деревне дед сразу стал организовывать колхоз, раскулачивать зажиточных крестьян, а там же, в Сибири, чувство земли, собственности заложено на генетическом уровне. В колхоз идти никто не хотел. Деда однажды подпоили и в сорокаградусный мороз заперли в холодной бане. Он там заснул, простудился, а через неделю умер. Моя мама была самой красивой девушкой в округе, отец женился на ней, когда ей не исполнилось еще четырнадцати лет. Вскоре она уже родила первого ребенка, мою старшую сестру. Родители переехали в железнодорожный поселок. Я появился на свет, как говорила мама, в 46-м году, но мою метрику она долго не забирала из сельсовета. Когда забрала, то сразу не посмотрела, что там написали, — а там стоял 47-й год рождения.

Легендарный «Интеграл». Стоят (слева направо): Альберт Гумаров, Бари Алибасов, Юрий Лоза, Игорь Сандлер. Сидят: Виктор Щедрин, Рифат Даукаев. 80-е годы Легендарный «Интеграл». Стоят (слева направо): Альберт Гумаров, Бари Алибасов, Юрий Лоза, Игорь Сандлер. Сидят: Виктор Щедрин, Рифат Даукаев. 80-е годы Фото: Фото из семейного альбома

В нашей семье было всего шестеро детей. Но в те времена в Чарском рожали гораздо больше, чтобы из оставшихся в живых воспитать наследников.

Мама работала бухгалтером в детском саду, а папа — управляющим банка, где вместе с ним числилось семь сотрудников. Но, как и все в поселке, они держали большое хозяйство. У нас было четыре или пять коров, пятнадцать-двадцать баранов, конь, 200 курей. Всех надо кормить, за всеми убирать. Ягнят, которые, как правило, появлялись поздней осенью, брали в дом, выхаживали. Моей обязанностью было летом в течение целого месяца «припасывать» теленка, чтобы он научился вместе со стадом приходить домой. Я в пять утра вставал и только в девять вечера возвращался. А жара сорок градусов, и никто не заботился, взял я с собой чего поесть-попить или нет.

Вот говорят: «сельский быт, сельские запахи». Да я ненавижу это все с детства, потому что помню, как мы жили в дерьме. Хотя родители мои были очень чистоплотные люди, от отца всегда пахло или тройным одеколоном, или «Шипром», мама за собой следила. Но мы и печки топили навозом, и дома строили из глины пополам с навозом, и за свежими кучами бегали, когда пастух собирал табун на выгул, чтобы огород удобрять. Огород еще имелся, который надо поливать три раза в день! Мама ночами ширкала стиральной доской, чтобы всех обстирать. Она не сюсюкала над нами, мы были предоставлены сами себе, вплоть до позднего вечера, когда мама загоняла нас домой и только успевала наскоро помыть, покормить и наши бесконечные цыпки смазать сметаной. И все же мои родители отличались от основной массы наших соседей — они были образованными людьми, считались интеллигентами.

Мама очень любила музыку, собирала пластинки. И откуда она их брала? Когда мне было лет десять-одиннадцать, у нас уже появилась электрическая радиола, а до этого мы слушали патефон. К нам приходили гости и под эти пластинки танцевали фокстрот, падеспань, а мы, дети, болтались у взрослых под ногами, смотрели, кто с кем флиртует.

Я-то первый раз серьезно влюбился в пятом классе. У нас в школе была девочка, Тома Мандычева, она танцевала индийские танцы. Так я из любви к ней украл на станции цветные стекла от семафора и сделал световое шоу. Смастерил три ящичка, куда поставил лампочки, прикрепил разноцветные стекла и во время Томиного выступления по очереди втыкал вилки в розетку. Я в школу ведь не учиться ходил, а устраивать разные представления.

Поэтому наш учитель Иван Михайлович Гавриленко каждый месяц пересаживал меня, все никак не мог решить, где я принесу меньше вреда. То на первую парту посадит, чтобы достать указкой или линейкой по башке, то назад, чтобы никто не видел, как я, на радость всему классу, дрыгаюсь, корчу морды, закатываю глаза. Зато учитель пения Иван Петрович Казачок почему-то поручил мне петь первые строчки одной песни в нашем школьном хоре. Я делал два шага вперед и орал благим матом: «Славное море, священный Байкал!» — дальше подхватывали остальные. Почему Иван Петрович мне доверил эту песню, до сих пор не знаю. Я мало того что нестройно, так еще и противно орал. Может, потому, что однажды пристал к нему с вопросом: «Что такое аборт?» — и по первой реакции понял, что сделал что-то страшное, произнес слово, за которое меня, наверное, исключат из пионеров.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Джастин Бибер (Justin Bieber) Джастин Бибер (Justin Bieber) певец, актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+