Андрей Богатырев: в России непрофессионалы диктуют режиссерам, как снимать кино

Режиссер «Красного призрака» оптимистично смотрит в будущее и ругается на российский кинобизнес.
Иван Афанасьев
|
23 Августа 2021
«Легенда о самбо» 2021, реж. Андрей Богатырев фото
«Легенда о самбо» 2021, реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр со съемок фильма

В активе Андрея Богатырева – фильмы самых разных жанров: спортивное кино («Дикая лига»), драма («БАгИ»), экранизации книг («Иуда» и «Белые ночи»). Он также пробовал себя, как актер, а также композитор в роли солиста рок-группы «тОт». Но серьезная слава, пусть и в рамках пока лишь российского кино, пришла к нему сейчас. Его военный боевик «Красный призрак» стал одним из самых популярных релизов на сайте «КиноПоиск», получил прекрасные зрительские отзывы и собрал крайне положительную прессу от кинокритиков, что нечасто бывает с российским кино о войне. Мы поговорили с Андреем об истории создания фильма, который сравнивают с творениями Квентина Тарантино и Серджио Леоне, расспросили про дальнейшие планы, а заодно узнали секреты внутренней кухни российского киностроения.

— С чего начался «Красный призрак»?

— Он возник из двух моментов. Первый – чисто дружеский. Ко мне приехал мой друг, Павел Абраменков, который потом снимался в фильме. Он сказал, что у него есть идея про войну. Рассказал, мне очень понравилось. Нас собралось четыре друга: я, Паша, Константин Симонов и Вячеслав Шихалеев. Мы заключили дружеский пакт: все сделаем вместе, а они исполнят роли. Собрались в Мосальске (город в Калужской области – прим. ред.), там все написали и там же сняли. Второй момент: меня, как зрителя, категорически не устраивали те фильмы о войне, которые выходят сегодня на экраны. И я понял, что нужно искать новый формат: добавить юмора, избавиться от ура-патриотизма и формализма. Мы решили начать так: с нашей канвой поехали по ветеранам Калужской области, взяли у них интервью, отсмотрели огромное количество роликов по интернету, в частности «Моя великая война» Андрея Зайцева.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

— В некоторым смысле ваш фильм, выходит, соткан из рассказов ветеранов.

— Так и есть. А дальше мы получили деньги у Министерства культуры, и с большими сложностями финансового характера, но сняли фильм. У меня там много всего было неприятного в жизни, но то было счастливое время – мы с друзьями реализовывали нашу мечту. На это ушло 7 лет: в 2018 году мы снимали фильм, в начале этого же года он был готов, почти смонтирован, а потом настали три долгих года, когда фильм никто не хотел покупать. Никто! Я в это время играл зайчика в детском спектакле, а моя жена играла домик за копейки. В то же время в прокат выходили такие фильмы, как «Подольские курсанты», «Зоя», и все они были сняты, так или иначе, в то же время или даже после нас. А мы лежали на полке.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

— Предполагаю, что просто никто не понимал, что с таким фильмом делать.

— Да. Кто-то не понимал формат, кому-то просто не нравилось. Много было претензий со стороны больших продюсеров: «Ой, ну там же нет батальных сцен больших, кто это будет смотреть?». Один чиновник сказал, что это какая-то короткометражка, растянутая на полтора часа. Желали удачи, мол, делайте, ребята, что хотите, но нам это не очень интересно. И потом Константин Елкин (генеральный директор кинокомпании Russian World Vision и продюсер фильма – прим. ред.), вложил небольшие деньги, благодаря которым мы смогли закончить проект.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

Я ходил со своим фильмом, как продавец пылесосов

«Легенда о самбо» 2021, реж. Андрей Богатырев фото
«Легенда о самбо» 2021, реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр со съемок фильма

— Самое удивительное, что про «Красного призрака» еще в 2019 году уже говорили.

— Он в 2018 году был уже готов, за исключением некоторых нюансов со звуком. Это был готовый фильм, который уже можно было смотреть. Но отказались все. Поэтому я со своим фильмом ходил, как продавец пылесосов. Нас очень плохо прокатали в кинотеатрах, я реально слезами обливался. Слава Богу, сейчас мы на интернет-площадках кое-как добрали, реабилитировались и дошли до зрителя. наконец-то он нас увидел. А когда он нас увидел, он проголосовал. Сейчас, в общей сложности, семь зрителей из десяти ставят оценку выше семи баллов на «КиноПоиске», и еще трое ставят десятку. Три из десяти, прикинь? Я понял, что, если ты сделал хороший фильм, ты можешь быть никому сверху не нужным с этим хорошим фильмом. Это системная проблема. И я для себя этот вопрос закрыл. Больше я не буду участвовать в этом. Не потому, что я обиделся, а просто потому, что это не работает. Когда Мамонову дали «Золотого орла», он сказал – дали бы вы его мне 20 лет назад, это было бы интересно. А сейчас он не нужен уже. Это как Вуди Аллен, который выбросил свои «Оскары». Ему вернули, он сказал – опять мне этот хлам принесли.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

— То есть, тебя награды не интересуют?

— Нет. Это нужно молодым людям, которые пробиваются, пытаются делать какое-то свое кино. А потом это все превращается в пылесборники. Приведу пример. Вот я люблю Кубрика. Но у него нет ни одной награды. При этом вот есть такой режиссер, Эрманно Ольми. У него фильмы и в Каннах побеждали, и в Венеции. А у Кубрика ничего*. Хотя он был одним из самых сильных режиссеров XX века. Круче него никого нет. Ольми уже устарел и, в каком-то смысле, выкинут из культурной традиции. Это не уровень Кубрика, абсолютно. Его кино ничего не привнесло в киноязык, ничего. А Кубрик до сих пор актуален и современен. Ты смотришь его «Сияние», 1980 года, и не можешь определить год съемок. Он вполне мог быть выпущен и в 2005 году, и сейчас. Это вполне современный фильм.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

Непрофессионалы диктуют режиссерам, как снимать кино

«Легенда о самбо» 2021, реж. Андрей Богатырев фото
«Легенда о самбо» 2021, реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр со съемок фильма

— Не страшно было браться за такую мешанину жанров? Могли ведь раскричаться – где пафос? Где патриотизм?

— Так они и раскричались. Более того – за те три года, что я ходил по разным людям и все это слушал, я понял одно: никто ничего не понимает. Киноиндустрия не готова к каким-то экспериментам, хоть мало-мальским. «Красный призрак» в этом плане вообще нисколько не революционный – просто нормальный фильм. Но даже к этому наши продюсеры не готовы. Хочу высказать такую мысль, может быть, прозвучит дерзко, но скажу: вот нас в детстве учат быть профессионалами. Надо вырасти и получить диплом. Ну вот, я вырос. Стал профессионалом. Получил диплом. Окончил ВГИК, академию Никиты Михалкова. А попал в ситуацию, когда непрофессионалы диктуют мне, как снимать кино. Я говорю: подождите! Давайте лучше я расскажу, как снимать кино! Я посвятил этому всю жизнь! Но мне адвокаты, математики, экономисты в кабинетах рассказывают, как снимать кино.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

Дело в том, что у нас во всех этих кабинетах сидят очень серьезные мужики. Они настолько серьезные, что их можно брать и отливать в гранит. Но фишка в том, что от них и отскакивает все, как от гранита. Они знают все. И вот от них, знающих все, идут деньги на те фильмы, которые каждый год народ обзывает говном. Абсурд. Хочется сказать: улыбайтесь, господа, почаще улыбайтесь. Самые большие ошибки делаются с серьезным выражением лица. Могу сказать с уверенностью и жесткостью, что больше ни на какие компромиссы идти не собираюсь, буду снимать только свое кино так, как я хочу. Пусть у меня будут маленькие бюджеты, небольшие возможности, но мы с друзьями будем делать то кино, в которое верим. Я сейчас открыл свою студию и хочу приглашать своих режиссеров и быть для них продюсером, в общем, открывать свой мир. В котором, я надеюсь, нам удастся создать новое российское кино.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

— Амбициозно.

— Черт возьми, а почему бы и нет? Я каждый год не становлюсь моложе. Я хочу воплотить свои мечты. Зачем мне себя останавливать? Чувствую, что мы можем делать какие-то свои маленькие фильмы, с душой, как хотим. Чтобы никто не диктовал, как надо.

«Красный призрак» посвящен Неизвестному солдату — героическому образу

— В основе «Красного призрака», как мне кажется, лежит вестерн. Какие референсы брались за основу?

Самое интересное, что референсы были из советского кино, а не вестернов. История, которую рассказал мне Паша, была оригинальной идеей, которая ни на что не опиралась. Я, например, не могу связать «Бесславных ублюдков» и наш фильм, хотя многие упорно пытаются. Если уж искать параллели с Тарантино, то скорее с его самым главным фильмом – с «Криминальным чтивом». Вот там параллель четкая: в нем все устроено вокруг чуда. Выбежал парень, выпустил всю обойму в Джулса и Винсента и не попал. Первый поверил в чудо, второй нет. Второго завалили в сортире, а первый выжил. У нас люди узрели Красного призрака, как чудо. Идея в том, что мы выиграли войну потому, что у нас есть наш супергерой. Его нельзя убить. Убьют одного – обязательно появится другой. Это как легенда о Робин Гуде – он ведь тоже не был конкретной персоной. Это некий образ, дух. Поэтому фильм посвящен Неизвестному солдату – героическому образу.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

— И все-таки: есть в «Красном призраке» что-то от вестерна?

— Прямых отсылок не было, чтобы мы мол смотрели и такие: о, вот это мы возьмем. Наверное, просто моя насмотренность вестернами дала о себе знать, я их люблю. Самый банальный и любимый – «Хороший, плохой, злой», вообще Серджио Леоне обожаю. Многие еще называли Серджио Корбуччи, но из его фильмов я вообще ничего не использовал.

— Мне твой фильм напомнил «Джанго» 1966 года, и его снял как раз Корбуччи. 

— Его я смотрел еще во времена института, уже не помню толком, едва ли мог что-то оттуда взять. Но вполне возможно. Ведь мы сейчас живем в эпоху пост-пост-пост-модернизма. Тарантино, мой любимый режиссер, и я от этого не открещиваюсь, говорил – я признаюсь в уважении к великим авторам и не просто заимствую у них сцены, я их краду.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

— Помимо вестерна, получился еще такой вполне себе кинокомикс. Как ты считаешь?

— А вот с этим я не согласен. Комикс – американский жанр, где есть какие-то яркие, очень вычурные персонажи, попадающие в однозначные ситуации. Спасти мир или еще что-то в таком роде. Здесь же у нас такая более витиеватая, камерная история. Уж скорее пиарщики из рекламы придумали эту тему. Мы о них даже не думали. У нас есть Неизвестный солдат – это любой советский солдат, который будет помогать гражданам, а любой немец будет помогать немцам. Тогда кинокомиксом можно назвать любой фильм про войну. Но… (задумывается) Фишка в том, что мы сыграли в кинокомикс в одном кадре, я вот сейчас вспомнил. У нас выходят все в масках в начале фильма, и один продюсер, который потом покинул проект, предлагал, мол, давайте, когда они их снимут, там окажется Безруков. И мы стебанули эту тему. Выходит герой в маске, в первом же кадре ее стягивает и его лицо больше не прячется, потому что смысла нет. Никакого Безрукова (смеется).

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

— Вот, кстати, балаклава Красного Призрака – тоже своего рода маска, как у героя комикса.

— Без проблем. Мы сняли фильм и он живет своей жизнью. Если кто-то увидел в нем что-то от кинокомиксов – значит, так тому и быть. Кто-то увидел Тарантино – что-то будет от Тарантино. Я только за. Главное, что фильм работает эмоционально, может как-то развлечь и заставить задуматься. Вот и все.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

Иногда российское кино просто невнятное

— Как ты вообще считаешь, почему Призрак так быстро стал популярным?

— Потому что мы сняли живой и внятный фильм. В чем проблема российского кино? Иногда оно просто невнятное. Оно не понимает, что оно хочет сказать. Вот, извиняюсь за выражение, фильм «Вратарь галактики». Ты не сможешь его пересказать. Важна простота, чтобы все было понятно. В этом смысле у нас честный фильм. Та же «Зоя» сделана очень формалистично и пафосно, в отличие от, например, «Летят журавли». И из-за этого я лично героине фильма не сопереживаю. Я бы хотел, но у меня не получается. Более того: для меня, как для зрителя, формальный сюжет не так важен, кто и куда пошел... интересно, зачем пошел, что за человек. Я должен его полюбить не просто за то, что он такой хороший. Я влюбляюсь в живого человека, объемного. И это никогда не могли понять наши чиновники. И в советское время было то же самое, были абсолютно формальные военные фильмы, которые сейчас забыты. И были такие фильмы, как «Проверки на дорогах», «Двадцать дней без войны», «Летят журавли», «На войне как на войне», или вот «Они сражались за Родину». Сколько в нем парадоксальности, например, когда герой Бондарчука рассказывает о женщинах. Это ведь Тарантино еще до Тарантино! Он сидит и говорит: «Слушай, женщины — странный народ!». И начинает просто говорить о женщинах. А в это время Тихонов просто заснул.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

Вот это и есть о войне. Это и есть живые и парадоксальные моменты. Такое кино хочет смотреть зритель. Я хочу смотреть такое кино, по себе меряю. Я не пытаюсь отделить себя от зрителя, я и есть зритель. А многие продюсеры любят такое говорить, мол, вот, зритель хочет смотреть это и то. Да, *** (блин), подожди! Ты сам-то что хочешь смотреть, мужик? Люди для него – это быдло, и для быдла нужно что-то сделать. Вот и получается такое кино, которое портит имидж всего нашего кино вообще. И это, в основном, такие большие проекты, которые сделаны большими продюсерами с большими деньгами, которые на всех остальных смотрят свысока. Я же месяцами, а то и годами пытался добиться, чтобы мой фильм взяли и просто посмотрели. Посмотрели! Мне только сейчас звонят некоторые продюсеры и спрашивают о нем. Да вашу мать, я вам его еще два года назад скидывал! Когда мне говорят: «О, Зинаида Пронченко (кинокритик, шеф-редактор журнала «Искусство кино» – прим. ред.) написала статью, и мы из-за этого пошли». Я говорю в ответ: ну это, конечно, класс, но у вас что, нет своей головы на плечах?

Мне пишут, что найдут меня и убьют

— Ты очень много говорил о военных фильмах. Ты вообще любишь кино о войне?

— Понимаешь, я не люблю кино про войну. Для меня есть просто кино. Не важно, где происходит действие – на войне, под водой, в космосе. Мне важно увидеть человеческие истории и образы, испытать те ощущения, которые я хочу испытывать от искусства. Сопереживание, смех, все. Поэтому мне все равно, о войне ли фильм или нет.

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

— Тебе прилетало за «Призрака»? Что-то в духе «А-а-а, как ты посмел снять такой фильм!».

— Прилетало, конечно. Недавно мне человек написал, что найдет меня и убьет. Был один мужик, который сказал, что мы сняли антисоветский фильм, и был, который написал, что мы, мол, пропагандируем немцев. Всякое бывает.

— И как ты к этому относишься?

— Никак. Думаю, что это такой начальный элемент славы. Я даже обрадовался. Если меня хотят убить, значит, я стал известным. (смеется)

«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев, фото
«Красный призрак», реж. Андрей Богатырев
Фото: Кадр из фильма

— Что бы ты еще хотел сделать?

— За те три года, что фильм лежал на полке, у меня собралось восемь-девять задумок, и я был бы счастлив их воплощать. Там есть и фэнтези, такая себе трилогия в духе «Властелина колец», но по славянской мифологии. Есть и фильм ужасов, тоже на славянском фольклоре. Есть и постапокалиптика, и авторское кино, много чего. Я люблю кино, болею за него, и если бы у меня была возможность попросить что-то у Бога, то я бы попросил дать мне возможность без проблем снимать кино. Я с самого детства хотел этим заниматься, и пусть я как-то неумеючи пробовал все это делать, но постепенно я учусь и делаю все лучше и лучше. Сейчас мы, кстати, снимаем фильм «Легенда о самбо». Грубо говоря, это фильм о создателях самбо, но в таком очень неожиданном ключе. Вот он как раз снят как советский, можно сказать, комикс. Здесь мы как раз это делали намеренно – такой конструктивизм, авангард 1930-х годов, и при том еще и с рукопашными боями. Мы попытались сделать совершенно уникальный и байопик, и боевик, и авторский фильм, и как раз кинокомикс, все в одном. Что-то такое, свое. Вот таким твое кино и должно быть – своим, а не сделанным по чьей-то указке.

*Примечание: на самом деле, у Стэнли Кубрика есть премия BAFTA за лучшую режиссуру фильма «Барри Линдон», «Оскар» за лучшие визуальные эффекты за «Космическую одиссею 2001 года», а также две премии Венецианского кинофестиваля, включая премию за вклад в мировой кинематограф.

Новости партнеров

Комментарии
Сохранить
0 / 1500
#
Посмотрю теперь обязательно фильм.
#
#comment#
0 / 1500
Сохранить
0 / 1500