Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Роберт Де Ниро: «Моим детям моя жизнь неинтересна»

«Дети иногда заставляют меня чувствовать себя как актер, которого отвергли».

Не уверен. В комедии я могу, например, полфильма просто орать на Билли Кристала (Де Ниро имеет в виду фильм «Анализируй это». — Прим. ред.), а потом спокойно пойти домой. Можно позволить себе такое, что в иной ситуации сочли бы эксцентричным, если не безумным поведением. И волнуешься гораздо меньше. Если уж перестараешься, то это вырежут, и все дела. Ну, чтобы из комедии не получилась ненароком трагикомедия. (Улыбается.) И зрители не сказали, что ты, мол, совсем заигрался.

— Вы организовали фестиваль в Нью-Йорке и назвали его в честь района в нижней части Манхэттена, где сами живете…

— Да, в следующем году кинофестиваль в Трайбеке будет отмечать свой десятилетний юбилей. Я вместе со своими единомышленниками задумал его после трагедии 11 сентября 2001 года.

Видел, как все произошло, своими глазами. У меня как раз закончилась деловая встреча, и я возвращался домой. Окна моей квартиры выходили на башни-близнецы. Я видел, как люди прыгали из окон, потом рухнула Южная башня… А вслед за ней и Северная… Это было абсолютно сюрреалистичное зрелище. Я должен был убедиться, что это происходит на самом деле. Включил телевизор. И по CNN увидел то же самое… Я достал бинокль и видеокамеру, но не смог снимать. Как сказал потом мой сын Рафаэль, случившееся было сродни тому, как если бы мы смотрели, как Луна падает на Землю. После этого люди стали уезжать из прилегающих кварталов, закрылись кафе, рестораны, магазины, потеряло всякий смысл иметь здесь бизнес.

— Вы не раз передавали довольно крупные суммы в фонд семей погибших пожарных и на восстановление разрушенных вокруг башен-близнецов кварталов. Как вы считаете, выполнил ли фестиваль свою задачу по возрождению той части Нью-Йорка, где испокон веку селились артисты и художники?

— Задача, я думаю, не совсем верное слово. Фестиваль очень хорошо себя чувствует, занял свою нишу, работает. И район этот очень изменился за последние несколько лет. Вернулась жизнь, вновь открылись кафе и магазины, галереи, но я не знаю, насколько в этом заслуга фестиваля. Думаю, что идея его проведения была правильной. Я люблю Нью-Йорк. И очень ценю, что могу спокойно гулять здесь по улицам, ходить в рестораны, наблюдать за людьми. Если этого не делаешь, то перестаешь быть актером.

Фото: Юрий Феклистов

— Какую роль вы сейчас играете в фестивальной жизни? Ну, скажем, принимаете участие в отборе фильмов для фестивальной программы или нет?

— Нет, я стараюсь держаться в стороне. Слишком много фильмов, даже физически я не смог бы их отсмотреть. И слишком много пришлось бы мнений высказывать. А я стараюсь высказать свое мнение уже после того, как тот или иной проект отбирается в конкурсную программу. Или вообще когда фестиваль закончил свою работу и победители названы.

— А есть ли шанс у молодого, начинающего режиссера достучаться лично до вас или попросить вашего совета?

— Почему же нет? Я люблю давать советы. Даже если уверен, что этому совету не последуют.

(Улыбается.) А я и не жду, собственно говоря, — знаю, что почти наверняка так оно и будет. (Улыбается.) Это же мой личный опыт, как можно заставить кого-то действовать, исходя из чужого опыта? Даже мои собственные дети не слушают моих советов. Я сравниваю это с пробами. Знаете, когда актера не утверждают на роль, он переживает, хотя я считаю, что сам факт, что тебя выбирают, уже несет в себе негатив — даже если в конечном счете получаешь роль. На данном этапе своей карьеры я освобожден от необходимости ходить на пробы. Но зато мои дети иногда заставляют меня чувствовать себя как актер, которого отвергли. Им мой опыт и моя жизнь абсолютно неинтересны. Потому что ничего общего не имеют с их жизнью и жизненными ценностями. Но я все равно, конечно, советую — как говорится, для очистки совести.

— У вас есть дети и внуки. С кем лучше получается общаться?

— Ну, некоторым своим детям я гожусь в деды, а не в отцы. (Улыбается.) Легче всего мне общаться со старшим сыном Рафаэлем, ему 34 года. С дочкой тоже, с одной стороны, легко, но с другой — сложно, потому что я очень сильно пытаюсь ее опекать (39-летняя Дрина Де Ниро, дочь его первой жены Дайанн Эбботт, которую актер удочерил. — Прим. ред.). Близнецам Аарону и Джулиану на днях исполнилось по 15 лет, а самому младшему Эллиоту — 12 лет. Я стараюсь как можно больше путешествовать с детьми. Показываю им разные страны. Это очень полезно и, главное, в моих силах. Надеюсь однажды привезти их в Россию. Что касается внуков, я их просто обожаю и даже не пытаюсь ничему учить.

— А ваши фильмы дети смотрят?

— Да нет. Они постоянно сидят в Интернете и читают про меня всякие сплетни. Им это любопытно. Знают про меня то, чего я сам о себе не знаю. А смотрят ли фильмы? Не думаю. Знаете, мои родители были художниками, и я очень любил работы своего отца, но никогда не ходил на выставки, не участвовал в его жизни. Только после смерти папы занялся организацией выставок его работ во многих странах. Так же и моим детям неинтересно, чем я занимаюсь. Но, наверное, из того же Интернета им что-то известно про мои фильмы.

— Но вы были бы счастливы, если бы однажды узнали, что ваш ребенок посмотрел, например, «Таксиста», «Бешеного быка», «Крестного отца 2», «Однажды в Америке» — ведь это классика мирового кино…

— Я уверен, что этого не произойдет.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Надя Ручка Надя Ручка певица, солистка российской женской группы «Блестящие»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+