В номере
Мария Костина. Мой Арцибашев
Мария Костина. Мой Арцибашев

«Когда я его увидела — в груди будто колокол ударил!» — на протяжении многих лет произносила эти слова от лица своей героини Кати в спектакле «Пять вечеров». И каждый раз видела хитрый прищур Ильина — Арцибашева.

Исчезнувшие
Исчезнувшие

Первые признаки беспокойства о судьбе Франклина появились к концу 1846 года. Предположение, что блестяще экипированные корабли просто исчезли, казалось немыслимым.

Александр Алешников. Взрослые дети
Александр Алешников. Взрослые дети

Самую, пожалуй, известную свою роль моя мама, Лилиана Алешникова, сыграла в картине «Взрослые дети» — молодой жены, по сути еще девчонки. А отец, Яков Сегель, двенадцатилетним запомнился в «Детях капитана Гранта».

Нико Пиросмани. Жил-был художник один
Нико Пиросмани. Жил-был художник один

Бездомный гений превратил в персональную галерею почти весь город.

Федор Лавров. Колькин сын
Федор Лавров. Колькин сын

Непросто, особенно вначале, слышать: «А, это же Колькин сын!» Полосовало как бритвой по сердцу. А сам-то я кто такой?

Юлия Косарева. Мой друг Лелик
Юлия Косарева. Мой друг Лелик

Новость о разводе знаменитой актерской пары моментально облетела если не всю Москву, то театральную — точно.

Наталия Корнеева. Непростая история
Наталия Корнеева. Непростая история

Уже больше полугода не утихает скандал между Джигарханяном и его женой Виталиной, развязанный «друзьями» артиста. Вокруг этой истории много откровенной неправды.

Оливье Эшодмезон: «Художником я был время от времени, а иллюзионистом —всегда!»
Оливье Эшодмезон: «Художником я был время от времени, а иллюзионистом —всегда!»

Голливудские дивы, члены королевских семей и супруги глав государств ценили его талант, обаяние, эрудицию и умение хранить секреты.

Екатерина Климова. Обыкновенное чудо
Екатерина Климова. Обыкновенное чудо

Года полтора я просидела с Лизой в декретном отпуске: никаких нянек, яслей, только помощь бабушек. И меня накрыла самая настоящая послеродовая депрессия.

Фрэнсис Макдорманд. Нестандартная
Фрэнсис Макдорманд. Нестандартная

Когда-то она саркастически говорила, что режиссеры выбирают ее не «за», а «вопреки»: «Я вечно была то слишком старой, то слишком молодой, то слишком худой, то слишком толстой, то слишком высокой, то слишком низкорослой.

Слово редактора
Слово редактора