.
Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Армен Джигарханян: «Нас с Гурченко тянуло друг к другу, но мы остановились в последний момент»

Народный артист СССР рассказывает о жизни в кадре и за кадром.
Армен Джигарханян. 1970-е гг. Армен Джигарханян. 1970-е гг. Фото: russian look

«Жены режиссеров, их любовницы, подруги — скольким из них обязаны актеры своими взлетами и падениями! Ведь судьбы чаще всего решаются не за столом заседаний, а дома, на кухне», — рассказывает Армен Джигарханян.

«Вы же армянин? — спросил один из мхатовских стариков, увидев меня в коридоре ГИТИСа, куда я приехал поступать в 17 лет. — Мой вам совет, не теряйте зря время. Возвращайтесь домой, в Ереван, учитесь там, у вас ведь прекрасные театральные педагоги». Вот чем закончилась моя первая поездка в Москву. Я понимаю, что этот мудрый человек, возможно, желал мне добра, но осадок от этих слов остался. Вернувшись домой, я последовал совету и поступил в Ереванский художественно-театральный институт. Меня заметили и со второго курса приняли в труппу республиканского Русского драматического театра. Очень скоро я стал там ведущим актером, играл главные роли и был вполне доволен жизнью. Ну что я лукавлю… Интерес к тому, что происходило в театральной жизни в Москве, был конечно же велик. Ведь там создавались новые молодые театры, ставили смелых современных авторов. Кто-то приезжал на гастроли к нам, когда-то в Москву выбирались и мы. Я просил всех своих друзей, которые бывали в столице, привозить мне программки из тех театров, куда они ходили. Мне нравилось сжимать эти бумажки ладонями, нюхать их, разглядывать, узнавать знакомые фамилии. Как же я мечтал оказаться на их месте! Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но думать о Москве всерьез я себе запрещал, на память приходили слова: «Вы армянин… так возвращайтесь домой». Снова поехать в Москву по своей воле я бы так, наверное, никогда и не решился. Если бы не вмешательство одной знаменитой женщины…

Людмила Гурченко и Армен Джигарханян в фильме «Старые стены». 1973 г. «Более интересной и противоречивой женщины я не встречал. Знаете, говорят — смотреть бесконечно можно на огонь и воду. В этот список я добавил бы и Люсю»

Пикник на Севане для звезды «Ленкома»

К нам в Ереван часто приезжали на заработки московские артисты. Прожить на одну зарплату было сложно даже ведущим актерам, поэтому многие снимались в кино. А те, кто был предан исключительно сцене, подрабатывали в других городах. В нашем театре шел спектакль «104 страницы про любовь» по пьесе Эдварда Радзинского, в котором наездами играла приглашенная звезда из столичного «Ленкома» Ольга Яковлева. Я не был занят в той постановке. Наша гостья увидела меня в спектакле «Ричард III» по Шекспиру, где я играл главную роль, и захотела познакомиться поближе. Может быть, я себе что-то нафантазировал, но мне кажется, я ей понравился не только как актер… Мы поехали вместе на озеро Севан, и там я потчевал ее ишханом, это лучшая рыба, которой угощают на Кавказе только самых дорогих гостей. Переводится ее название как «князь», очень вкусная рыба и большая, вроде форели. Яковлева много рассказывала о «Ленкоме», о том, как кипит в Москве театральная жизнь. «А как тебе тут живется?» — спросила вдруг она. Ольга поймала меня врасплох. Я развел руками, показывая на горы вокруг, и сказал: «Это все мое! Мне всего тридцать лет, а я играю в семи спектаклях, и мое имя стоит на афишах первым!» Помню, Яковлева улыбнулась: «А что дальше?» Сколько раз я задавал себе сам этот вопрос… Будет все то же самое, только спектаклей станет не семь, а десять. Наступит время, когда меня начнут ненавидеть молодые… Не услышав ответа, Ольга перевела разговор на другую тему.

Вскоре она уехала в Москву и, как я понял позже, рассказала обо мне Эфросу. Спустя какое-то время пришла телеграмма. Театр Ленинского комсомола находился на гастролях в Киеве, и мне предлагали приехать туда на встречу с Анатолием Васильевичем Эфросом. Мы встретились там, пообщались, произвели друг на друга должное впечатление, и переговоры закончились приглашением в «Ленком». Вот так, кривым путем, через задницу, из Еревана через Киев, я снова попал в Москву — но теперь уже без обратного билета.

Татьяна Доронина и Армен Джигарханян в фильме «Ольга Сергеевна». 1975 г. «Жаль, что недолго довелось работать с Татьяной Дорониной. Она обиделась на режиссера, не выдержала, ушла...»

Мой приезд пришелся на смутное время в «Ленкоме». Эфрос, который позвал меня в этот театр, покидал его. У меня не было еще ни одной роли, я только вводился в состав и видел: что-то страшное творится внутри. Очень серьезные перестановки там были, когда Анатолий Васильевич уходил в Театр на Малой Бронной. Много крови пролилось. Эфрос был великий человек, сердобольный и беспощадный одновременно, он готов был забрать с собой всех единомышленников, при этом опустошив «Ленком». Меня в списке соратников не было, да как я мог туда попасть, если находился в Москве всего два-три месяца и еще толком не успел себя показать. Когда Эфрос окончательно ушел на Бронную, руководству «Ленкома» сверху пришла установка — сохранить весь репертуар, театр должен жить. Чтобы заткнуть дыры, смотреть начали всех, кто остался. Актеры из массовки получали чуть ли не главные роли. Молодым актерам дали возможность показать себя, и благодаря этому я вскоре имел четыре спектакля. Впрочем, на этом забота со стороны театра заканчивалась. Еще Эфрос предупреждал меня, что может предоставить только работу, но о жилье я должен позаботиться сам. Хорошо, что у нас в Москве были родственники, первое время я гостил у них, потом все же получил комнату в театральном общежитии.

Наталья Гундарева, Армен Джигарханян и Александр Кузнецов в фильме «Две стелы. Детектив каменного века». 1989 г. «Гундарева вела неспокойную жизнь. Но в профессии ей не было равных, я обожал ее. Горжусь, что однажды она сказала, что я ее лучший партнер: «Знаешь почему? Ты как диван — удобный» Фото: LEGION-MEDIA

В конце 60-х в Театре имени Мая­ковского стали искать срочную замену на главную роль в спектакле «Разгром», который ставил Марк Захаров. Слу­чилась какая-то странная ситуация с актером, на которого делали ставку. Когда устроили генеральный прогон, то всем стало ясно — спектакль шикарный, выстрелит обязательно, актерский состав, как говорится, сыгран, но есть одна проблема. Тот самый актер, на которого рассчитывали, не вписывается в этот спектакль. Не потянул. Как говорят в спорте, оказалась не та весовая категория… Что делать? Деньги потрачены колоссальные, отказываться от спектакля нельзя. То есть образовалась дыра, которую нужно срочно кем-то заткнуть. Искать актера на замену начали по всей Москве. Пробовались, как я знаю, многие, но Андрей Александрович Гончаров, который возглавлял театр, и Марк Захаров никак не могли сделать выбор. И тут в который раз вмешался случай. Вдруг кто-то где-то кому-то назвал мою фамилию. Как часто в моей судьбе будет решающим это слово — «вдруг»… Говорили, что первой про меня вспомнила жена Гончарова, она сама была актрисой и видела меня мельком в каком-то спектакле. Мне потом рассказывали, как она описывала мужу — мол, есть тут приезжий армянин, с короткой шеей, то ли Джигарханян, то ли Дживархарнян, посмотри его.

Жены режиссеров, их любовницы, подруги — скольким из них обязаны мы, актеры, своими взлетами и падениями! Ведь судьбы чаще всего решаются не за столом заседаний, а дома, на кухне. Условно — жена Захарова говорила Марику: «Была тут в кино, видела нового интересного актера». Этого хватало, чтобы Марк утром приходил в театр и засылал своего ассистента: «А пойди-ка и посмотри на этого Ляпкина-Тяпкина». Помощник возвращался и, ничего не говоря, либо поднимал вверх палец, одобряя выбор, либо опускал палец вниз. Примерно так в начале 70-х произошло и со мной. И пальцы людей, которые собрались на мою первую репетицию в «Маяковке», тоже одобрительно показывали вверх.

Помню этот день до мелочей. В зрительном зале, вдоль обеих стен, в проходах выстроились актеры Театра Маяковского. Я заметил среди них легендарного Максима Штрауха, с которым позже мы крепко подружимся. Волновался я очень сильно, это во время спектакля зрителей не замечаешь, но здесь была другая ситуация. Тебя оценивали: сможешь или нет. Давление очень сильное, но по реакции людей в зале понял — справился. Еще подумал: «А ты, Джига, — крепкий парень». В тот момент я еще не знал, что спектакль «Разгром» находился на грани запрета и помогло только вмешательство вдовы писателя Александра Фадеева, актрисы МХАТа Ангелины Степановой. Иначе я мог бы остаться исполнителем главной роли в спектакле, которого нет…

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Олег Янковский Олег Янковский актер театра и кино, кинорежиссер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй