Тайна роковых драгоценностей Нины Дайер

С Ниной давно творилось что-то неладное, а тут вдруг она окончательно пропала.

Женщина на постели не отозвалась — она была мертва...

Мадам Аркур так и просидела истуканом в кресле, пока не заявилась полиция и огромный особняк Нины Дайер не наполнился громкими мужскими голосами и суетой шнырявших туда-сюда полицейских. Рядом с кроватью обнаружили наполовину пустую пачку транквилизатора, стакан, из которого покойница, предположительно, запивала таблетки, и револьвер...

Трясущуюся от ужаса Козетту Аркур допрашивали прямо в Нининой гостиной, дав понять, что предстоит еще долгая череда бесед по этому загадочному делу — то ли убийству, то ли самоубийству. Пока же полицию интересовало главное: известны ли Козетте Аркур, представившейся близкой знакомой мадемуазель Дайер, возможные мотивы ее убийства?

— Странный вопрос! — вспыхнула Козетта. — Весь Париж знает, какие могут быть причины убийства мадемуазель Дайер!

Полицейский смотрел на Козетту без выражения и терпеливо ждал ответа, занеся ручку над протоколом.

— Чтобы ограбить ее, разумеется! Какие же еще?

Собственно, этого и сама Нина больше всего опасалась — она не раз делилась с Козеттой Аркур своими тревогами. Да что там Козетта, весь парижский бомонд — и, кажется, не только парижский — в первую очередь, конечно, дамы завидовали ювелирным украшениям Нины Дайер, подаренным ей бывшими мужьями-миллиардерами — бароном Гансом Генрихом (Хайни) Тиссеном-Борнемиса-де Касон и принцем Садруддином Ага-ханом.

Знаменитый модельер и глава собственного модного дома Пьер Бальмен сделал Нину Дайер звездой своих показов. Бальмен с моделью Знаменитый модельер и глава собственного модного дома Пьер Бальмен сделал Нину Дайер звездой своих показов. Бальмен с моделью Фото: VOSTOKPHOTO

Нина Дайер не была француженкой и по-французски изъяснялась с сильным акцентом, ее родным языком был английский, но и тот больше напоминал птичий говор жителей колоний. В парижское фотоателье Козетты Аркур в самом начале 50-х годов Нину привел знаменитый модельер и глава собственного модного дома Пьер Бальмен, представив как свою самую перспективную манекенщицу. Девушка была очень высокой, худощавой, бесконечно самоуверенной и амбициозной. Видимо, Бальмен сумел объяснить ей, что невозможно быть знаменитостью в Париже и обойти стороной студию Аркур.

Основанная еще до войны Козеттой и братьями Лакруа, студия славилась своим неповторимым стилем — они специализировались на фотопортретах. Стоило этой никому еще тогда не известной манекенщице Бальмена усесться в знаменитое кресло, озаренное с двух сторон подсвечниками Жана Кокто, попавшими сюда из реквизита его фильма «Красавица и чудовище», как сразу стало ясно: девушку ждет большое будущее.

Нине было чуть за 20, но она уже чувствовала себя королевой; в миндалевидных зеленых глазах угадывалась властность, хоть она и старалась придать взору нежное, загадочное выражение, что, впрочем, получалось плохо — как если бы пантера вдруг решила притвориться безобидной домашней кошечкой. Пьер Бальмен, работавший тогда вместе с молодым Кристианом Диором, полагал, что безупречные формы тела Нины, ее врожденное чувство стиля и королевское достоинство, с каким умела держать себя девушка, скоро превратят ее в европейскую модель номер один. Вот только сама Нина вряд ли собиралась плавать так мелко; она мечтала стать знаменитой актрисой.

Приятно, конечно, что Пьер Бальмен столь высокого мнения о ней как о бессловесной вешалке, но она была убеждена, что способна на большее.

Нина Шейла Дайер выросла на Цейлоне, где ее отец-англичанин владел чайными плантациями. Мать Нины — Шейла была индианкой, собственно, в этом и заключался секрет экзотической внешности Дайер. С раннего детства Нина, приезжавшая в Лондон к бабушке на каникулы, мечтала блистать на театральных подмостках. Госпожа Дайер водила внучку на детские представления и неизменно обнаруживала непослушную Нину в конце спектакля на сцене — она кланялась вместе с артистами! Как уж девчонка умудрялась оказаться там — бог весть! Едва Нине исполнилось 18, как она безо всяких сожалений покинула родной городок Нувара-Элия, чтобы поступить на актерские курсы в Ливерпуле, но там почему-то безраздельно царил Шекспир, и студенты ставили и играли только его.

В Ливерпуле Нина надолго не задержалась: надерзила преподавателю и покинула школу, после того как ее «оскорбили» — вместо того чтобы удостоить ее роли Джульетты, ей предложили сыграть даже не Ромео, а … Тибальта! Видите ли, у нее темперамент совершенно не Джульетты, и даже не Ромео!

Что ж, ее талант не разглядели, ну ничего, она попытает счастья в Лондоне! Но в столице девушку не приняли ни в одну актерскую школу. Пришлось ехать в Париж: она слышала, что там театральные традиции и актерские школы не такие консервативные.

Пьер Бальмен заметил Нину, когда она ела мороженое, завороженно разглядывая витрину его модного дома.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Хулио Иглесиас (Julio Iglesias) Хулио Иглесиас (Julio Iglesias) певец
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй