Татьяна Тарасова о своем великом отце, отношениях в семье и фильме «Легенда N17»

В Зале хоккейной славы в Торонто под портретом отца прочитала: «Мир должен быть благодарен России за то, что подарила ему Анатолия Тарасова». Нет пророка в своем отечестве...

— Папа, тебе колют эти препараты, чтобы боли не было.

Если бы я находилась там, все закончилось бы хорошо. На десятый день отец настоял, чтобы его выписали и отправили в Москву. Привезли папу на носилках, идти самостоятельно он не мог. Как не разошлись швы во время многочасового перелета — не понимаю. Но стройное лечение было нарушено. До конца жизни папа вынужден был передвигаться на костылях.

Он успел порадоваться моему семейному счастью. Я встретила выдающегося пианиста Володю Крайнева и вышла за него замуж. Талантливый, энциклопедически образованный, веселый, легкий, дружелюбный, искристый, как шампанское, Вова не мог не очаровать моих родных. Он давал спокойно работать, понимал, насколько это для меня важно, не требовал, чтобы стояла у плиты круглые сутки.

Но дом есть дом, им нужно заниматься, и я варила борщи, жарила котлеты. Если не успевала, помогала Вовина мама Рахиль Моисеевна, мы поселились в соседних подъездах. Папа ее обожал. Иля Моисеевна, врач по профессии, прошла всю войну на передовой, одна вырастила сына. Кстати, только ей отец доверял делать себе уколы.

Однажды антисемитская шваль разрезала обивку двери ее квартиры и написала несмываемой краской «жиды». Отец узнал об этом, вызвал Илю к себе и пообещал: «У меня есть ружье, подаренное министром обороны. Я перееду к тебе и буду отстреливаться».

Наши с Вовой друзья его очень любили. Если папа принимал участие в застолье, все внимание было приковано к нему, он становился душой компании, умел быть обаятельным, остроумным.

Я — дочь своего отца, в работе никогда не страшилась трудностей, ставила высокую планку и старалась ее перепрыгнуть Я — дочь своего отца, в работе никогда не страшилась трудностей, ставила высокую планку и старалась ее перепрыгнуть Фото: ИТАР-ТАСС

Отец мог пару дней лежать, а потом, накопив сил, вскочить, выйти из дома, отправиться в другой город на матчи «Золотой шайбы», поехать в «Лужники» на хоккей. Когда он показывался на трибуне на костылях, зал всегда вставал. Я это не раз видела. Папа садился, доставал блокнот, что-то записывал по ходу игры. А телевидение не показывало его четырнадцать лет. Если телекамера случайно выхватывала отца на трибуне, комментаторы замолкали, держали паузу.

Поскольку в поездках ему требовалась помощь, мы уговорили Галю оставить работу учителя и сопровождать папу. Передвигался он с трудом, но во время тренировок с мальчишками к нему возвращались силы и он отбрасывал костыли.

Об одной поездке не могу не рассказать. Отца пригласили в Бостон выступить перед профессионалами из НХЛ. Он отправился туда с Галей, а я как раз находилась неподалеку, тренировала Илью Кулика в пригороде Бостона, спонсор оплатил там лед. Вскочила в машину и успела ровно к началу папиной лекции.

Каким же он был красивым! Галя нагладила ему белоснежную рубашку, уложила непослушные кудрявые вихры. Отец вышел на сцену, и зал встал. Люди, лица которых известны болельщикам всего мира, кумиры публики, устроили ему овацию, минут десять никто не хотел садиться, отец еле их уговорил. Мы с сестрой тоже поднялись вместе со всеми, а потом обнялись и зарыдали. От счастья, потому что видели, как воодушевлен отец. Видели признание его гения, обидно, что не в своей стране.

На сцене для него установили кресло, но папа, отвечая на сыпавшиеся вопросы, совершенно забыл про костыли, постоянно вскакивал, а в конце даже прошелся по сцене. Подумала тогда: «Он полон сил, он столько мог еще сделать, если бы вельможные подонки не отняли у отца дело всей его жизни».

Это был папин день, мы не могли так просто расстаться с теми, кто его любил и ценил. Денег на ресторан у меня тогда не было, сделала так, как любил папа: съездила в русский магазин, накупила «нашенской» закуски — квашеную капусту, соленые помидоры, ветчину, водку, позвонила в обслуживание номеров гостиницы, где остановились папа с Галей. Мы сдвинули кровати, вместили по центру стол, уставленный русскими разносолами. Отец окинул его взглядом и заявил: «Да, богато живешь, дочка».

Весь вечер к нему в номер тянулась вереница людей: сфотографироваться, взять автограф, просто пожать руку.

Молоденький вратарь сказал: «Мистер Тарасов, у меня все коленки сбиты, тренируюсь по вашей методике». Папа всех угощал, радовался. Это был его триумф. Он заслужил признание. Увы, в мире, не на родине. В России по сей день нет ни одного спортивного комплекса, ледового дворца, спортивной школы, соревнований, которые бы носили имя Тарасова.

В одной из своих книг папа писал: «Мне жаль людей, которые равнодушны к спорту. Они здорово обедняют свою жизнь. Что касается меня, скажут: «Начни жить заново» — и я снова выберу стезю тренера. Это чертовски интересная профессия — воспитывать сильных духом и телом людей».

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Джастин Тимберлейк (Justin Timberlake) Джастин Тимберлейк (Justin Timberlake) певец, композитор, продюсер, танцор и актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй