.

Борис Токарев и Людмила Гладунко. Два капитана

Известные актеры рассказывают о том, как прожить в браке полвека. А также вспоминают Нонну Мордюкову, Вячеслава Тихонова, Зою Федорову и других актеров советского кино.
Борис Токарев и Людмила Гладунко Как только юный Боря Токарев появлялся на площадке фильма «Где ты теперь, Максим?», он тут же начинал «гипнотизировать» Люду Гладунко Фото: МОСФИЛЬМ-ИНФО/кадр из фильма «Где ты теперь, Максим?»

Я часто оставалась с Николаем Николаевичем — дядей Колей — в Минске, когда мама уезжала на съемки, очень с ним дружила. И сочла предательством то, как неожиданно мы исчезли из его жизни. Мама увезла меня из Минска обманом, понимая, что иначе я никуда не поеду. Это был хорошо продуманный ею план: дождалась конца учебного года и сказала, что я отправляюсь с ней в Ялту на съемки. Она старалась засунуть в чемодан побольше моей теплой одежды.

— Зачем? В Ялте это не понадобится! — сопротивлялась я.

— Возьми-возьми, пригодится.

Я же не знала, что мы вернемся со съемок в Москву к Авдюшко — они с мамой уже все решили.

Поняла я это, только когда Виктор Антонович в Ялте пришел со мной знакомиться. Такой красивый, обаятельный, он очень старался мне понравиться... А я любила Фигуровского. И никак не хотела принимать другого отчима, даже разговаривать с ним не хотела! Но потом мы это преодолели. Я видела, как Авдюшко боготворит маму, а отношение к ней было для меня мерилом всего. Виктор Антонович устроил сердитую падчерицу в московскую школу, возил к учительнице английского языка, а потом вот и в кино привел. Сейчас я понимаю, что к неродному ребенку так можно относиться, если очень любишь его мать.

Только с одним своим пристрастием даже ради мамы Авдюшко справиться не смог — он выпивал. Мама с этим боролась, не раз ставила условие: «Не бросишь — уйду». Виктор Антонович пытался, но потом опять... Это было сильнее его. И мама не выдержала. После их расставания она вышла замуж за известного профессора политэкономии. В общей сложности у меня было четыре только официальных отчима, и со всеми я всегда продолжала общаться и сохраняла добрые отношения.

С дядей Колей Фигуровским через несколько лет столкнулась в гостинице в Севастополе (мы с Борей уже были женаты и находились там в экспедиции по картине «Морской характер»). Обрадовались друг другу, обнялись, я познакомила его с мужем. Сговорились с дядей Колей вечером встретиться в его отеле. И не заметили, как засиделись до утра... Когда я вернулась в свой номер, надо было видеть Борино лицо! Он не спал ни минуты, ждал меня, ревновал: «О чем можно говорить всю ночь с бывшим отчимом?» А я не могла до конца объяснить, как много нас связывает. Дядя Коля подробно расспрашивал обо всем, ему была важна любая мелочь, касающаяся мамы. Повторял: «Как ты на нее похожа!» Ее уход стал для Фигуровского трагедией: он даже пытался наложить на себя руки. Когда мама умерла, я позвонила дяде Коле, но он не пришел на похороны. Меня это потрясло, говорила: «Никогда этого ему не забуду!» Проститься пришли все, даже известный режиссер, бывший гражданский муж мамы, который только что перенес тяжелую операцию...

Через несколько лет встретила Фигуровского во ВГИКе, он преподавал на сценарном факультете. Бросился ко мне:

— Людочка, как я рад тебя видеть!

— А я не очень. Не простила вас. Вы плохой драматург. Истории безумной любви так не заканчиваются!

Он взял меня за руку, завел в аудиторию, и мы часа два с ним проговорили. Николай Николаевич сказал гениальную фразу: «Два раза любимых не хоронят. Для себя я твою маму похоронил еще тогда. Это был для меня единственный способ выжить». И я его простила.

— Наверное, вы с детства привыкли, что нормальные семьи в актерской среде — редкость?

Л.Г.: Это так. Помню, как Аллочка Ларионова «с животом» сидела у нас в Минске на кухне. Она снималась с Переверзевым в фильме «Полесская легенда», который ставил Фигуровский. Глаза у Аллы были заплаканные, мама шепотом успокаивала ее. Тогда я не все понимала. Помню только, что сначала Ларионова приходила к нам с Иваном Переверзевым, а потом одна. А вскоре приехал Коля Рыбников, и они расписались. И опять же на нашей кухне все это бурно обсуждалось. С тех пор они с мамой стали близкими подругами на всю жизнь. Коля был изумительным отцом: одинаково относился и к Алене, и к Арише — общей с Аллочкой дочери. Алена долго не знала, что он ей не родной. И мы все молчали. Потом кто-то во дворе постарался — просветил... В первое время она переживала, конечно, а потом все пошло своим чередом. Мы с Аленой много говорили об этом — она любила Колю, считала его отцом. Ведь Переверзев знал о ее существовании, но участия в жизни дочери не принимал. Да и Алла, думаю, не позволяла.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Татьяна Бучкина. Жертвоприношение Александры Завьяловой

Татьяна Бучкина. Жертвоприношение Александры Завьяловой




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Джастин Тимберлейк (Justin Timberlake) Джастин Тимберлейк (Justin Timberlake) певец, композитор, продюсер, танцор и актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй