.

Борис Токарев и Людмила Гладунко. Два капитана

Известные актеры рассказывают о том, как прожить в браке полвека. А также вспоминают Нонну Мордюкову, Вячеслава Тихонова, Зою Федорову и других актеров советского кино.
Борис Токарев и Людмила Гладунко Борис Токарев и Людмила Гладунко Фото: Павел Щелканцев

Токарев, как и его герой из «Двух капитанов», через всю жизнь пронес любовь к единственной женщине. И хотя они с Людмилой утверждают, что чуть ли не каждый день бывают на грани развода, их браку почти полвека. В киносреде это своего рода рекорд.

Б.Т.: Упрямый я человек. Когда мне, пятнадцатилетнему мальчишке, показали фото Люды Гладунко и предупредили «Смотри не влюбись», — не помогло. С первого взгляда очень понравился портрет, со второго — оригинал. И с тех пор уже полвека упрямо влюбляюсь в свою жену каждый божий день!

На тех наших первых совместных съемках я не спускал с Люды задумчивого взора. Как только появлялся на площадке фильма «Где ты теперь, Максим?», тут же начинал «гипнотизировать». «Смотрит, смотрит... Что бы это значило?» — смеется она теперь, вспоминая то время. А я просто не мог оторвать от нее глаз.

У Люды это была первая главная роль (ранее вместе с мамой, Ритой Гладунко, она снялась в фильме «Весенние грозы» — играла ее дочь), а я в кино был уже не новичок — за плечами три картины. Кроме того, успел поприветствовать Хрущева от лица всех советских пионеров на ХХII съезде партии и даже выпить с Юрием Гагариным: когда в Звездный Городок привезли мой фильм «Вступление», на встрече с космонавтом подавали коньяк в заварном чайнике и мою чашку не обошли вниманием. Фильм в Венеции был номинирован на «Золотого льва». Одним словом, звездный мальчик. Но я этой звездности никогда не чувствовал. Может потому, что воспитывался в простой семье, о славе не мечтал и в кино попал случайно.

Отношения к кинематографу мои родители не имели: мама — воспитательница в детском саду, папа — военный, прошел две войны, Финскую и Отечественную. И я рос на отцовских рассказах, которые очень пригодились мне потом, когда снимался в военных фильмах, — считался «идеальным лейтенантом». Только в отличие от историй некоторых моих героев папины всегда были счастливые — из всех передряг он выходил без единой царапины. Чуть не погиб уже в мирное время, но тут вмешался я...

Жили родители тогда в деревне Киселево Калужской области. Отец отправился со своими солдатами заготавливать сено для лошадей: ездил кругами по полю на косилке. Вдруг появляется солдатик: «Василь Степаныч, бросай косить, у тебя сын родился!» Папа останавливает лошадей, передает вожжи товарищу, бежит к деревне... И тут у него за спиной раздается взрыв — косилка наехала на мину, оставшуюся после войны. Так я своим рождением спас отцу жизнь.

Надо сказать, судьба хранила меня. В семь лет мы с младшим братом подхватили коклюш, оба с осложнениями. Сережа был еще совсем маленьким — не пережил. Эта потеря отпечаталась в памяти навсегда... У меня же после болезни остался пораженным шейный нерв: голова свернулась набок. Я считался увечным, прямо как маленький Санька Григорьев из «Двух капитанов» — дети тогда со мной не очень-то играли, больше дразнили. А вылечила тетка: делала компрессы из теплой золы — прикладывала их на шею и заматывала тряпочкой. Через несколько месяцев голова вернулась в исходное положение и дети тут же отношение ко мне поменяли.

Лет через пять после смерти братика у меня появилась младшая сестренка. К тому времени папу перевели в Москву, мы поселились в коммуналке на Большой Бронной, я поступил в одну из лучших центральных школ, где меня и нашли ассистенты по актерам Киностудии имени Горького для картины «Спасенное поколение». «Они не могли пропустить такого ребенка — ты был приговорен к кино!» — говорила Люда, рассматривая мои детские фотографии. Она в отличие от меня выросла в актерской среде. И в фильм «Где ты теперь, Максим?» ее привел отчим Виктор Авдюшко. А когда я смотрел на ее маму, известную актрису Риту Гладунко, мне становилось ясно, от кого Люда унаследовала свой женский магнетизм.

Л.Г.: Режиссер Эдмонд Кеосаян отчаялся найти девочку на роль Динки по прозвищу Рысь для фильма «Где ты теперь, Максим?», и ему уже предлагали снимать взрослую Жанну Прохоренко. Тогда Виктор Антонович, игравший в этой ленте отчима Максима, порекомендовал Кеосаяну посмотреть меня: «Моя шестнадцатилетняя падчерица вам точно подойдет». Авдюшко меня обожал, хотя я не сразу ответила ему взаимностью. Слишком была обижена за предыдущего отчима — Николая Фигуровского, выдающегося сценариста, среди его фильмов «Когда деревья были большими».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Татьяна Бучкина. Жертвоприношение Александры Завьяловой

Татьяна Бучкина. Жертвоприношение Александры Завьяловой




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Селена Гомес (Selena Gomez) Селена Гомес (Selena Gomez) певица, актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй