Людмила Семеняка. Между небом и землей

«Лиепа вас обманывает, — сказал мне чиновник, хорошо знавший артистов Большого театра». — «Что вы! Андрис не может!»
После развода я словно помертвела. Не раз смотрела с балкона вниз, без содрагания думая о смерти. Стала видеть только черно0белые сны... После развода я словно помертвела. Не раз смотрела с балкона вниз, без содрагания думая о смерти. Стала видеть только черно0белые сны... Фото: РИА-Новости

В двадцать я была хорошенькая — тоненькая и глазастая. Тридцатилетний Лавровский казался мне очень взрослым и прекрасным. Сидела потупив взор, страшно гордясь, что такой человек обратил на меня внимание.

Наверное, это дико звучит, но до свадьбы мы встретились с Мишей еще всего два раза. В первый — чинно прогуливались по Серебряному Бору. А потом Лавровский пришел в Концертный зал имени Чайковского посмотреть, как я танцую. В темноте кулис, немного смущаясь, он произнес: «Прошу тебя выйти за меня замуж».

Миша даже не понял, согласна девушка или нет, потому что от волнения я не смогла проронить ни слова. Его тут же окружили артисты балета, которые относились к Лавровскому с огромным уважением и восхищением.

Никакие балетные награды не могли смягчить боль в сердце Никакие балетные награды не могли смягчить боль в сердце Фото: Из архива Л. Семеняки

«Он будет моим мужем!» — с замиранием сердца думала я. Разве можно было отказать?

— Какой он? Какой?! — пытала меня бабушка.

— Вот, — протянула я только что вышедший журнал, на обложке которого Лавровский в роли Ромео танцевал с Бессмертновой — Джульеттой.

— Красивый, — отозвалась бабуля.

Вскоре они встретились: Миша с братом приехали в Ленинград знакомиться с моими родителями. Получив благословение, мы вместе вернулись в Москву.

Я перебралась на Арбат. Пышной свадьбы не было, расписались в ЗАГСе и — к балетному станку. Но поскольку Миша был членом ЦК комсомола, а я лауреатом премии ВЛКСМ, об этом событии объявили по радио: «Сегодня узы брака соединили артистов балета...»

Отмечали событие дома.

С Александром Годуновым в балете «Спартак» С Александром Годуновым в балете «Спартак» Фото: Из архива Л. Семеняки

Сидим за праздничным столом, вдруг в двенадцатом часу ночи — звонок в дверь. На пороге человек с букетиком колосков: «Это вам поздравление от Ивана Семеновича Козловского».

Берегла этот подарок великого певца очень долго и трепетно, но во время одного из переездов колоски, как я думала, потерялись. Лишь недавно выяснилось, что они до сих пор хранятся у мамы!

Иван Семенович пригласил меня принять участие в его юбилее. Я танцевала «Умирающего лебедя». А в номере на ноктюрн Шопена Козловский решил быть моим партнером и сделать поддержку.

Во время репетиции голосом выводил мелодию:

— Пари-ра-пам... А вот на эту ноту я вас подниму. Па-а-а...

Высокую ноту взял и еще меня держит, но неправильно. Говорю ему:

— Иван Семенович, балерин поднимают не лицом к партнеру, а спиной.

— Да? — Козловский ничуть не смутился. — Зато, душенька, так я вас хорошо разглядел, глаза-то у вас какие!

В квартире Лавровских все было устроено с большим вкусом. Я едва не задохнулась от восторга при виде огромной библиотеки, которую собрал еще Мишин отец. Многие из этих книг я потом прочитала. Миша первым делом погрузил меня в мир литературы, которой восхищался сам.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Александр Стефанович. Пугачевочка. Операция «Хижина»

Александр Стефанович. Пугачевочка. Операция «Хижина»





Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Ёлка Ёлка певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй