Ростилав Хаит: «В Одессе меня узнают приезжие»

Я поступал везде, хотя подготовлен был очень плохо. В конце концов я поступил по блату...
Меня в Одессе узнавали чаще всего, когда я в 1995 году выиграл в программе «Угадай мелодию!». Ни после «Дня радио», ни после «Дня выборов» ничего подобного не происходило Меня в Одессе узнавали чаще всего, когда я в 1995 году выиграл в программе «Угадай мелодию!». Ни после «Дня радио», ни после «Дня выборов» ничего подобного не происходило Фото: Алексей Абельцев

— Если бы вы знали, как все сложится, рискнули бы снова создать театр?

— Знаете, говорят: «Если бы молодость знала, если бы старость могла...» Если бы мы знали, что предстоит пережить, то никогда не стали бы ничего делать! Никогда в жизни!..

Но хочу сказать, что как бы тяжело ни приходилось, мы все же не теряли энтузиазма, видимо, в силу возраста. Было плохо. Иногда очень плохо. Унижения, безденежье, абсолютное отсутствие перспективы, непонимание, что делать дальше. Но тогда все равно было ощущение необоснованного счастья.

Ужасно стало, когда я начал ссориться со своей девушкой. Это первые серьезные отрицательные эмоции, которые я испытал в жизни. Раньше мы с ней вообще никогда не ругались.

Это был момент, когда «День радио» стал собирать сумасшедшие аншлаги.

— В «Дне радио» на сцене появился Алексей Кортнев с «Несчастным случаем». Когда вы познакомились?

— В 1995 году мы отметили столетие «Квартета И» — тогда нам на четверых исполнилось сто лет. И среди тех, кто вышел на сцену, оказалась группа «Несчастный случай».

У нас с Лешей Кортневым сначала возникла личная дружба, и только потом она переросла в творческую. Мы встречались на посиделках в Доме актера, в Студенческом театре МГУ. Потом сделали водевиль «Ля комедия 2, или Совсем другая история с элементами большого искусства». Это был первый опыт, когда мы сами стали писать. Придумали семнадцать музыкальных номеров, аранжировав их самой разной музыкой — от Моцарта и Верди до «ABBA» и «Queen».

Кортнев, когда посмотрел наш спектакль, предложил: «Давайте что-нибудь сделаем вместе». Мы к тому моменту уже работали на «Нашем радио» у Михаила Козырева и подумали: а что, если взять тексты, которые мы писали для радио, плюс песни «Несчастного случая» и выпустить дивертисмент? Потом поняли: дивертисментом обойтись не получится, надо специально писать пьесу, а для пьесы — песни. Так появился «День радио».

Когда прошла премьера, мы почувствовали: вроде бы все получилось. Раньше на наших спектаклях зал иногда мог быть неполным, а после «Дня радио» пошли аншлаги. Мы забыли, что такое свободные места в зале.

Интересно, что нас с Лешей Кортневым часто путают.

Как-то прихожу в спортивный магазин, чтобы купить ему в подарок на день рождения волейбольную форму. Говорю: «Мне нужно подобрать комплект на мужчину такого же сложения, как и я». Купил. Подарил Леше. Но что-то там ему не подошло, и на следующий день он отправился форму менять. Приходит в магазин, спрашивает: «А где тут у вас отдел одежды для спорта?» На что ему удивленно отвечают: «А вы не помните? Вчера же только приходили...»

— Наверное, ваша узнаваемость сильно повысилась, после того как «День радио» и «День выборов» вышли на широкий экран? Я уже не говорю об Одессе...

— Знаете, тот же Довлатов писал по поводу своей известности: «Когда меня узнают, я удивляюсь.

Когда не узнают, тоже удивляюсь. И потому все время хожу с удивленным выражением лица». У нас такая же ситуация.
Меня в Одессе узнавали чаще всего, когда я в 1995 году выиграл в программе «Угадай мелодию!» Ни после «Дня радио», ни после «Дня выборов» ничего подобного не происходило. Одесса совершенно не знает ни меня, ни Лешу. О том, что мы делаем, в курсе разве что продвинутая молодежь. По уровню вкусов людей Одесса — это Москва 1997-1998 годов. Там по-прежнему любят Ирину Аллегрову, Бориса Моисеева, Филиппа Киркорова — они народные герои. К сожалению...

Если нас и узнают в Одессе на пляже, значит, это приезжие, москвичи или питерцы. Помню, как к нам в Одессу приехала в гости Жанна Фриске, и мы явились на пляж.

Что тут началось! К ней очередь за автографами на километр! А нас с Лешей будто нет.

Чаще всего нас узнавали, когда мы летели в Австрию на чемпионат Европы по футболу. Потому что на наши спектакли ходят, как правило, люди состоятельные, те, кто может заплатить от пятидесяти долларов за билет. И в Австрию летели те же граждане. И вот тогда с нами фотографировались постоянно. Просто звезды какие-то!
В общем, во всем, что я здесь наговорил, присутствует хвастливый и одновременно застенчивый оттенок, что, как мне кажется, нормального человека не может не раздражать. Так что извините и большое спасибо за внимание.

P.S. Кстати, Леша Барац гораздо умнее, талантливее и порядочнее меня. (Это записано под Лешину диктовку.)

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Татьяна Геворкян: «Вани, которого я любила, нет...»

Татьяна Геворкян: «Вани, которого я любила, нет...»





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Алексей Чадов Алексей Чадов актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй