Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Борис Химичев: «Я не верил, что Доронина меня действительно любит»

«Таня шепнула мне: «А я замуж выхожу». Возвращаясь в Москву, мы с ней прощались в купе поезда — страстно, как в последний раз», — Химичев вспоминает свой брак с Дорониной.
«В первое же совместное утро Таня сказала: «Решай: либо мы официально женимся — тогда ты здесь остаешься, либо…» «В первое же совместное утро Таня сказала: «Решай: либо мы официально женимся — тогда ты здесь остаешься, либо…» Фото: РИА «Новости»

Слово за слово, я выскочил из ее номера, хлопнув дверью. Оставшиеся несколько дней в Новосибирске мы делали вид, что между нами ничего не было. Оттого, наверное, в театре никто и не успел прознать о нашем зародившемся — и, казалось, сразу же закончившемся — романе.

Моя поездка, из-за которой вышла ссора, длилась три недели. Первое, что я сделал, вернувшись в Москву, — позвонил Дорониной: «Здравствуй, Таня, я приехал». — «Ну заходи». И я пришел, и все у нас закрутилось с новой силой. В первое же совместное утро Таня сказала: «Решай: либо мы официально женимся — тогда ты здесь остаешься, либо…» Я остался, хоть и был несколько шокирован. Ведь это не я, а МНЕ сделали предложение, МЕНЯ позвали в загс. Ясно было: тут разница не столько в форме, сколько в содержании.

В нашем браке Татьяна станет главной, а я — ведомым. Но как бы то ни было, а на сбор труппы в сентябре мы с ней пришли уже супружеской парой.

ДЕТИ МОГЛИ БЫ У НАС БЫТЬ!

Таня жила в доме, расположенном в арбатском переулке, одна в трехкомнатной квартире. По тем временам — апартаменты. Но она уже была народной артисткой РСФСР, сыграла в главных своих картинах: «Старшая сестра», «Еще раз про любовь», «Три тополя на Плющихе», вот-вот должна была выйти «Мачеха». В ее квартире стояла красивая старинная мебель, книги. Во всем чувствовалась любовь хозяйки к спокойному старомосковскому стилю. Одевалась Таня в сотой секции ГУМа, хотя и не была шмоточницей. Мне-то вообще она больше всего нравилась в халате, в обычном домашнем халатике.

Когда Таня, такая умиротворенная, домашняя, уютная, тряпочкой протирала пыль, мне казалось, что я женат на обычной женщине. И звал я ее уютным домашним именем Танюша или Танюшка. Мы с ней обходились без помощницы по хозяйству — все делали сами. За продуктами ходил я. И готовил тоже я, у меня это получалось лучше. А у Тани лучше получалась уборка. Она любила, чтобы все вокруг нее было красиво. К цветам неравнодушна — ей после каждого спектакля букетов дарили столько, что хватило бы на целую клумбу. И Таня их все подрезала, чем-то подкармливала... А вот я ей цветы никогда не дарил — не люблю срезанных цветов, мне жалко их загубленной жизни. Может быть, я ее этим даже обижал. Вот что меня особенно поражало в Тане — это ее стремление все узнать, все прочитать, почувствовать, изучить. Я не знаю другой актрисы, у которой имелась бы такая качественно прочитанная библиотека.

Не украшающая интерьер квартиры, а именно проштудированная, с пометками на полях, с закладками. Мы поженились, когда нам было по 40 лет — в полном, так сказать, сексуальном соку. А я не мог дождаться в постели свою любимую жену и засыпал в одиночестве. Потому что она читала до трех часов ночи. Я проще, я ленивей. Но и меня она вечно заставляла что-то читать. Ей нравилось сидеть со мной на диване валетом: я — с одной книжкой, она — с другой. Мы жили замкнуто, гостей приглашали редко. И круг людей, которые хоть изредка бывали в нашем доме, был узок. Таня дружила с актрисой нашего театра Галиной Виноградовой, бывал у нас Виталий Вульф, композитор Григорий Пономаренко — в то время Татьяна готовила есенинскую программу, в которой исполняла его песни.

«После нашего расставания мы не виделись 30 лет...» «После нашего расставания мы не виделись 30 лет...» Фото: PhotoXPress.ru

Праздники отмечали дома, вдвоем. Или ходили к Таниным родителям. Она перевезла их из Ленинграда в Москву, выхлопотала квартиру.

Наверное, нам не хватало детей. Я-то хотел, и дети могли бы у нас быть. Дважды нам выпадал такой шанс. Но оба раза Таня принимала другое решение. Не скажу, что оно давалось ей легко. Я видел, как она переживала, думала, взвешивала. Потом сказала мне: «Ну как я сейчас буду рожать? У нас спектакль на выпуске. А потом я на год буду вынуждена вообще уйти из театра». А я с ней согласился. Как теперь думаю, с излишней легкостью. Впрочем, как с ней спорить? Это же не женщина — линкор, неуклонно и безостановочно движущийся к цели. А цель — работа, новая роль. И ничто не может заставить ее изменить выбранному курсу.

Татьяна, как я знаю, решила стать артисткой еще в раннем детстве. Корни у нее деревенские, родители из-под Ярославля. Потом перебрались в Ленинград. Папа всю жизнь проработал поваром, мама была билетером в БДТ. У меня и самого примерно такое же происхождение. До 15 лет я крутил коровам хвосты и делал все, что может делать в колхозе подросток. Мама моя умерла совсем молодой женщиной — последствие неудачного аборта. В послевоенные годы в СССР эта операция была запрещена законом, и мать обратилась к какому-то частнику. Ей занесли инфекцию, началось заражение крови. Перед глазами на всю жизнь осталась картина: я, 12-летний пацан, пришел в больницу ее навестить. Мама лежала лицом к стенке, медсестра сказала: «Валя, сын пришел». Я сел у ее ног, она повернула ко мне свое уже желтое лицо, долго-долго смотрела и, не сказав ни слова, отвернулась.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Ани Лорак Ани Лорак певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй