Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Компетентность Шарля

«Слышались резкие команды на немецком: «Oben (обен — вверх), unten (унтен — вниз), rechts (рехтс —...
Фото: Итар-Тасс

«Слышались резкие команды на немецком: «Oben (обен — вверх), unten (унтен — вниз), rechts (рехтс — вправо), links (влево — ставь, бей)!» Я понимал. Я был в плену уже два года. Взяли в конце сорок первого. Полтора года проработал на ферме у одного немца. Теперь перевели сюда.

Строили узкоколейку между деревнями. Охраны никакой, если не считать двух толстых бюргеров с автоматами. Да и куда бежать? Мы — в центре Германии. Да и прививка сделана. Помню: сбежали двое. Так за это расстреляли каждого десятого. В лагере было человек восемьсот. За двоих погибли восемьдесят. Потом поймали тех двоих и тоже расстреляли. Если даже побег удастся — цена слишком велика.

Укладывали шпалы, носили рельсы, вбивали костыли, все, как скажет немецкий инженер.

Послышался зычный крик: перерыв — унтербреунд. Мы с Шарлем прилегли на траву. Солнце припекало. «Поля не как у нас, — сказал я, — маленькие. А пшеница такая же». «Пшеница везде одинаковый, — произнес Шарль, покусывая травинку. — Люди — разный». Француз говорил по-русски. С акцентом, но говорил. Когда меня перевели на строительство железной дороги, он первый подошел: «Рюс? Русский?» — «Русский». — «Иван?» Я рассмеялся: «Почему Иван?» «О! — француз хитро заулыбался, воскликнул: — Все русский — Иван. Но ты не русский». — «С чего это?» — «Ты смеяться. Русский — серьезный. Строгий. Ты не русский». «Русский, русский, — сказал я. — Смешно — смеемся, не смешно — серьезны. Как еще?» Он протянул руку: «Шарль». Я пожал руку: «Василий. Вася». — «Васся. Бон, хорошо. Я учить русский. Хотель Россия, строить новая ля ви — жизнь».

Шарль ввел меня в курс дела. Здесь рукавицы. Тут инструмент. Слушаться инженера. Он мне нравился: крепкий, приятной наружности, и главное — в нем не было страха. «Ты тоже не имеешь страх», — глядя в глаза, сказал он. Я пожал плечами: «Чего бояться? Я смерти много повидал. Да и лучше смерть, чем такая жизнь». — «Тю! Ты сказал неправда». — «Почему это?» — «Ты не бояться не потому, что смерть лучше.

Нон. Нет! Ты не боишься, потому что знаешь, что не умрешь». — «Я — знаю? Ты шутник, Шарль. Откуда я могу знать?» Шарль покачал головой: «Ты знаешь. — Он прикоснулся к моему лбу: — Не здесь. Нон. Нет. — Он упер указательный палец мне в грудь: — Вот тут, иси — тут. — Он стучал мне в грудь: — Ты знать — здесь». Меня это поразило. Каким-то неясным уголком сознания я вдруг понял: он угадал. Где-то в глубине жило ощущение, что ничего не может со мной случиться. Сам я над этим посмеивался, но чувство было.

На войне умереть нетрудно. Но то, что я мог погибнуть по крайней мере два раза — это точно. Один раз стоял с товарищем, Геркой Назаровым. Бой стих. Мы вышли из окопа, отошли к лесу. Герка вытащил из-под шинели трофейный немецкий фотоаппарат. «На-ко, глянь — какой. Я не могу разобрать, как он пашет. Посмотри, ты ж в фототехнике соображаешь». — «Где ты его достал?» — «Где был — там нет. Витька откуда-то притащил». Я снял перчатки, принял в руки. Черный металлический корпус, хромированные кнопочки и дужки. «Красавец, — сказал я, — хорош». Герка достал папироску, закурил. В этот момент из какого-то далекого ствола вылетела пуля. Невидимая и неслышимая. Когда пуля летит к тебе, ее не слышно. Звук отстает.

Страшная сила вырвала из моих рук фотоаппарат, и он, кувыркаясь, улетел через мое плечо. Я на мгновение вдохнул горячий, какой-то масляный запах. Герка выругался. Потом спросил: «Сам цел?» — «Цел». Герка поднял фотоаппарат. Пуля попала в объектив сбоку. «Вот гады!» — бросил Герка. Он, цокая языком от расстройства, вертел в руках искореженную камеру. В тот момент я не успел испугаться. А после — чего пугаться? Я понимал: не будь в руках камеры, пуля прошла бы в грудь, но сердце билось ровно, в нем все было спокойно, как будто иначе и быть не могло.

Второй раз в ноябре сорок первого — снег, мороз, ожесточенные бои под Москвой. Не спали двое суток. В тот день меняли дислокацию. Я с начштаба и замполитом ехал в одной машине впереди колонны. Остановились на полчаса. Отошли с дороги. Рядом росла огромная сосна в три обхвата. Начштаба, замполит и водитель сели с одной стороны, мне места не досталось — я сел с другой стороны, с противоположной от дороги. Сел на снег, прислонился спиной, закрыл глаза, провалился в сон. Очнулся. Глянул на часы: «Ба! Проспал 50 минут». Выползаю из-за ствола — никого. Все уехали. Я выбежал на дорогу — их и след простыл. В ужасе бегу вперед. За поворотом вижу: батальонная кухня застряла.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Ольга Анохина: «Как начать много зарабатывать»

Ольга Анохина: «Как начать много зарабатывать»





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Жанна Эппле Жанна Эппле актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй