Эдгар Дега: Восковые танцовщицы

Слепота для художника — все равно что глухота для музыканта, но у обоих остается кое-что: цепкая память.

Больше ничьи похвалы Дега не интересовали. Да и зачем ему признание? Продавать свои работы необходимости нет — дед и отец, оба банкиры, позаботились о том, чтобы их отпрыски вели безбедное существование. Живопись Дега — дело полюбовное, он смакует ее, как гурман еду в любимом кафе: над каждой картиной работает столько, сколько душа пожелает, а рисует что захочет. Хочет же он отображать жизнь, которую видит вокруг, благо в Париже она меняется на глазах. Он не один такой: новый приятель, Эдуард Мане, познакомил его с другими художниками.

Один из возмущенных критиков дал им название «импрессионисты» — от слова «впечатление», а они его с дерзостью приняли.

Вместе с ними — Мане, Ренуаром, Сислеем, Моне, Писсарро — Дега проводил вечера в кафе Гербуа на Монмартре. В словесных баталиях, которые вспыхивали за столом, он, острый на язык, часто верховодил. Несмотря на свою вспыльчивость (если чей-то поступок ему не по нраву — прощай, прежний приятель!), он умен, образован и оригинален в суждениях, за что Эдгара ценят и приятели-художники, и друзья родителей-аристократов. Слушать Дега — одно удовольствие. А как он показывает людей! Актер, и талантливый! Кстати, если приглашает в мастерскую и позволяет посмотреть на наброски своих танцовщиц, то сам изящно повторяет балетные па.

Эдуард Мане (на фото) познакомил Дега с другими художниками-импрессионистами, которые хотели творить свое искусство Эдуард Мане (на фото) познакомил Дега с другими художниками-импрессионистами, которые хотели творить свое искусство Фото: GNU Free Documentation License

В то же время он всегда держится особняком: дружит с импрессионистами, участвует в их выставках, но всякое коллективное действие ему чуждо. В приморском или парижском кафе, даже будучи центром компании, которая умирает со смеху от его едких шуток, он словно бы витает где-то, временами глазеет по сторонам на каких-нибудь сидящих поодаль и пьющих абсент дам со странными лицами, напоминающими запотевшее стекло. Часами бродит по городу, но не ради пейзажей: он «охотится» за людьми, и в его сети постоянно попадается что-нибудь интересное.

Вот, например, та молодая женщина, что взобралась на империал омнибуса. В то время Дега вечерами становилось одиноко и неприютно в его холостяцком жилище, и он придумал себе развлечение: принялся кататься на омнибусах и трамваях, непременно наверху, на империале — открытой площадке со скамейками, откуда можно обозревать закатные улицы с сумеречными силуэтами прохожих.

Женщина, несмотря на полноту, быстро поднялась по лесенке и, устраиваясь неподалеку на деревянной скамейке, слегка поерзала по ней, словно оглаживая ее широким крупом… Дега улыбнулся своим «лошадиным» ассоциациям: он, с тех пор как побывал в Нормандии на конном заводе, полюбил смотреть на рысаков. Затем дама принялась расправлять шуршащие юбки, огладила полы жакета, отвела от лица вуальку. И только тогда успокоилась. Целую минуту она сидела тихо, как присмиревший ребенок, потом встрепенулась и, раскрыв сумочку, стала перебирать свои сокровища. Застегнула замочек, растерянно посмотрела вокруг, наморщила нос, села ровнее и замерла. Еще минуту с небольшим прилежно озирала окрестности, но, не выдержав, снова схватилась за сумочку с видом человека, который обязан довершить важную работу — приведение себя в порядок.

Как все это было чудовищно!

И как прекрасно! Жизнь — Дега это знал — полна подробностей, за которые прирожденный наблюдатель цепляется взглядом так же, как деревенский увалень — ногами за ступеньки крутой лестницы, ведущей на империал. И нет от этой сладкой каторги спасения! Ему повсюду нужно совсем не то, что нормальным людям. Как-то Дега отправился за город на ипподром, сел в поезд, набитый публикой, ехавшей туда же, и оказался в купе с подозрительными на вид мужчинами. Выложив на стол колоду карт, один из попутчиков кивком головы предложил ему сыграть.

— Извините, господа, я не играю.

В следующий момент лицо пригласившего на партию изменилось — придвигаясь к художнику, оно дышало гневом:

— Не играете? Но что вы, мсье, будете тогда делать на скачках?

— Что я буду там делать? — решимость вернулась к Дега. — О, вы были бы удивлены, узнав, что я буду там делать!

Неизвестные начали шептаться — он уловил только слово «полиция». Его приняли за переодетого полицейского! На следующей остановке вся компания выскользнула из купе и, сойдя с поезда, растворилась в толпе на перроне. Они так и не узнали, что странный пассажир направлялся на ипподром, чтобы… делать зарисовки лошадиных ног. Поскольку у этих грациозных животных ноги так же стройны и поступь так же изящна, как у балетных девиц.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Елена Бирюкова родила от бывшего мужа Климовой

Елена Бирюкова родила от бывшего мужа Климовой





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Эми Адамс (Amy Adams) Эми Адамс (Amy Adams) Актриса, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй