МакSим. Лучшая ночь

«Это был водитель «шестерки». Вот он, принц на белом, вернее, синем коне! Кто бы мог подумать, что мы встретимся при таких обстоятельствах!»
Фото: Из архива певицы МакSим

На мне красовалась футболка с сума­сшедшими стразами, которую я «увела» с рекламной фотосессии (Как она на мне оказалась? Вообще такие не ношу.) и все те же поролоновые тапочки. Одноклассницы в отличие от меня принарядились. В Москве молодежь старается одеться в дорогих магазинах, но иногда все же выглядит серо и уныло. А в Казани — ярко, и у каждого свой особый стиль.

Какое счастье, что в восьмом классе мама перевела меня в новую школу! Не знаю, кем бы выросла, останься в прежней, где чувствовала себя среди блатных детей каким-то фриком в заштопанных колготках. Там я не знала, что могу писать песни, не понимала, чего хочу. А в лицее сразу оказалась на своем месте, стала защищать честь школы на конкурсах. Часто ради них я сбегала с уроков и увлекала за собой друзей. Кто-то болел за меня из зала, кто-то болтался за кулисами.

Финал одного из конкурсов совпал с контрольной. Каково же было мое удивление, когда поддержать меня пришел не только мой класс, но и параллельный во главе с директором школы. Я получила Гран-при, и на следующий день мы все вместе это отмечали — мама принесла в школу торт, а классная руководительница — флакончик валерьянки.

В новой школе я встретила Альшу. Мы с ней совпадали во всем, даже по росту оказались самыми маленькими в классе. До сих пор созваниваемся с Альшу почти каждый день, я советуюсь с ней, когда сочиняю что-то новое. Нам не нужно друг другу ничего объяснять, я понимаю ее с полуслова, с полустрочки. Сейчас она работает в офисе и иногда пишет стихи. Альшу оставила свой талант себе и близким, не выставляет его напоказ, и за это я ее очень уважаю.

Несмотря на свою хрупкость, Альшу была яркой, неформальной.

Ничего не боялась, одевалась и вела себя как вздумается: могла спорить с учителями или встать посреди урока и убить таракана, неизвестно откуда выползшего на доску. Ее ругали, выгоняли из класса. Но потом прощали и ставили пятерку, когда за несколько минут на уроке литературы она писала сочинение в стихах, и это было так здорово, что учителя немели.

В школе мы брали лист бумаги и общались друг с другом стихами. В них не было никакой гламурной лирики, это были жесткие броские строчки, иногда с матерком. Однажды мы стали «поэтически» обсуждать нашего преподавателя. Перемыли ему все косточки, даже выдвинули свои предположения, чем он может заниматься в свободное от работы время.

Так увлеклись, что не заметили опасности: учитель подошел и быст­рым движением забрал наш листочек: «Я это покажу вашим родителям на собрании».

Мы с Альшу, покрывшись красными пятнами, стали наперебой обещать, что напишем и перепишем все контрольные, только бы нам вернули злополучный листок. Стихи он не вернул. Но и на родительском собрании ничего не сказал. Вне всяких со­мнений, учитель изучил «хулиганскую» поэму самым по­дробным образом, но, как ни странно, не рассердился, а стал более лояльным и улыбчивым. Когда обращался ко мне, я чувствовала: это происшествие словно подружило нас. Может, он вспомнил, каким сам был в этом возрасте? Альшу до сих пор хранит наши поэтические опусы. Говорит, что когда мы станем старыми, будем их перечитывать и умиляться.

Жизнь обошлась с судьбами моих одноклассников совершенно непредсказуемо.

Одна девочка, тихоня из тихонь, стала кандидатом исторических наук. Другая, мечтавшая о карьере модели, вышла замуж, работает бухгалтером и, по-моему, счастлива. Парень, некогда сумасброд и хулиган, один воспитывает сына. Побыв с друзь­ями, мне захотелось почаще выбираться на такие встречи. Может, я становлюсь сентиментальной?

На обратном пути мы с Лешей навестили мою бабушку, которая напоила нас чаем и отгрузила в Москву целую гору книг — энциклопедий и классики, — которые собирал мой дед. Он был замечательным человеком, ученым, изобретавшим и мастерившим разные радиоуправляемые штуковины. Кроме того, дед был патриотом и страшно сердился на коллег, которые после перестройки рванули со своими знаниями за границу.

К деду со всей округи несли чинить самую разнообразную технику — он никому не отказывал.

…Казань осталась позади. Я лежала сзади на разложенных сиденьях «лендровера», смотрела сквозь его стеклянную крышу на ночное небо, слушала любимую музыку и улыбалась. Ехали молча, и было хорошо.

Здорово, что мы молоды и способны на неожиданные поступки. Если бы мои родители жили в Новой Гвинее, мы, наверное, в тот день добрались и до нее. Такое было настроение и состояние души. «Не знаю, как рассказать, что это лучшая ночь…»

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Оксана Охлобыстина. Ребро Ивана

Оксана Охлобыстина. Ребро Ивана





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Чулпан Хаматова Чулпан Хаматова актриса театра и кино, общественный деятель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй