Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Первый полет

«Мы сидели за столом. Борис похвалил: «Картошка вкуснейшая. Очень вкусная». Продолжил: «Вот ты...

У него маленькие глаза становятся огромные. Он говорит: «Тут так написано». Я приношу в комнату два мешка формы, и в том числе форму гражданской авиации. А завтра идти на построение. Я пришиваю погоны на китель гражданской авиации. На следующий день я в форме гражданской авиации являюсь на построение. Представь, весь полк в военной форме, зеленой, а я в синей. Командир полка был Урцев. Он посмотрел и спрашивает, что это за чудак на букву «м»? Полк хохочет. Отвечают, это переводчик новый. Он говорит мне: «Выйти из строя и одеться по форме». Вы прибыли во Псков через год после меня, это было 18 августа, День авиации. Сам понимаешь, что в полку творится. Я вас увидел в общаге. Я к вам выхожу, а я ж только вернулся из Сомали. Мы работали в Сомали полгода, и мы вывезли две сотни тысяч человек. В провинции четыре года не было дождей. Засуха. И люди в отдаленных районах гибли. Их надо было перевезти в столицу, в Могадишо. И Советское правительство принимает решение помочь дружественной Сомали, вступившей на путь социалистического строительства. Руководил там тогда бригадный генерал Моххамед Сиад Барре, и он был нам как родной. И вот наши экипажи на самолетах «Ан-12» в течение нескольких месяцев перевозили людей, которые умирали и умерли бы там все, если бы не мы.

У меня есть грамота от Моххамеда Сиада Барре за спасение людей. Мы несколько раз в день пересекали экватор, и так несколько месяцев ежедневно. Забирали людей с двух аэропортов — Мерка и Дафет. Их я помню наизусть. Я думал тогда, вот кончится все, я заведу двух собак и назову их Мерка и Дафет. Мы загружаем людей на самолет по сто с лишним человек и везем в Могадишо. Они изможденные, худые, страшные, в лохмотьях. В Могадишо 25 градусов, и такая дымка, и океан рядом Индийский, чистый. Садимся, открывается борт, они выпадают, и на асфальте — лужи, они падают и купаются в этих лужах. А в самолете остаются трупы, среди них были прокаженные, которые умирали. Они черные, а на ногах розовые огромные язвы. А когда самолет взлетает, он втягивает розовую пыль — говорили, что это алюминий. Пыль оседает на днище самолета, и мы после полета, весь экипаж и командир, берем тряпочки, сгребаем все, что там, — не только пыль, а все, что осталось от них. А водой смыть нельзя, вода ж просочится и замкнет, и вот после прокаженных это сгребали, а перчаток не было. Мы ж не знали. Вот что было к тому 18 августа, когда я вас тогда увидел в общаге во Пскове первый раз. Был День авиации. Я говорю, сейчас, ребята, поговорим, ухожу на 10 минут трезвый, прихожу через пятнадцать с бутылкой самогона, яблоками и пьяный.

Вот что было в общаге. А общага была из досок. Солдат идет по улице и дышит, и ты в общаге слышишь, как он дышит. Зимой до мая у меня одеяло примерзало к стенке. Но ты спрашиваешь про первый полет. Я прибыл пятого августа, а третьего сентября мы вылетели в Сирию. Полет проходил через Одессу, Турцию, Кипр. Следовало в Дамаск три наших самолета «Ан-12», или, как говорят, три борта. Мы садимся в Одессе, и выясняется, что у меня нет загранпаспорта. Мне говорят: «Что ты делаешь? Ты срываешь правительственное задание. Задачу, которую поставило государство и ЦК КПСС!» Дошло до командующего. Я потом объяснительную писал. А у меня в голове та фраза полковника: «Не волнуйся, если надо будет, подвезем». Через пять часов нашли мой паспорт в Витебске, в штабе дивизии. Погрузили паспорт на самолет «Ан-12» и с этим «пассажиром» летят в Одессу. Так что у меня был самый дорогой паспорт в военно-транспортной авиации. Мне вручают паспорт, мы взлетаем и берем курс на Турцию. А меня ж никто не консультировал, никто мне про радиообмен ничего не рассказывал, ребята-переводчики, которые были до меня, дембельнулись до того, как я прибыл во Псков. При подходе к зоне Турции надо связаться с диспетчером и запросить разрешение на пересечение границы. В эфире треск, шум, десятки бортов говорят, не пробиться, я называю свой позывной, мне что-то говорят, я ничего не разбираю.

Вторглись в Турцию без всякого разрешения, на мне жуткий комплекс вины: мало того что паспорт, так я еще профнепригоден. Тогда я включаю микрофон и говорю в эфир: «Это аэрофлот номер такой-то, простите меня, это мой первый полет, говорите, пожалуйста, медленнее». И что ты думаешь? Все вокруг замерло, даже треск прекратился, и все стали мне помогать. Диспетчера говорили медленнее и так внимательно, с заботой, а неизвестные борты, которые шли рядом: английские, французские, кипрские, турецкие — повторяли мне команды с земли. Это меня вдохновило, и я почувствовал, что все не так плохо в этой жизни. И мы долетели до Дамаска и сели. Вот такая история».

Рассмотрим необычный рисунок. Теория утверждает, что программа психофизического развития, которая сводится на руку в виде рельефа и линий, в своей первооснове является смысловой, содержательной, а содержание может проявляться не только в кодированном виде (линии и геометрические фигуры,) но непосредственно (прямо) в форме образов. На руке нашего героя можно обнаружить линейное изображение птицы — самолета (рис. 4, красный) в той части ладони, которая представляет период времени от 21 до 23 лет, когда он служил в авиации.

Конечно, образность бывает не всегда, а в тех случаях, когда это действительно важно.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Принц Уильям (Prince William) Принц Уильям (Prince William) монарх, член британской королевской семьи
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй