Вячеслав Шалевич: «В моей жизни было много романов…»

Вячеслав Шалевич, как и многие артисты, много ездил по стране с творческими встречами.

Позже я им перезвонил, но все телефоны поменялись… А потом не стало и мамы.
— Наверняка мама гордилась своим единственным сыном?
— Намучилась она со мной. Мама служила секретарем-машинисткой в Министерстве обороны, была партийной активисткой и пропадала на работе с утра до вечера. Ни бабушек, ни дедушек у меня не было, так что в основном я оставался на попечении тети Паши, которая оказала на меня огромное влияние. Она была большой театралкой, мы с ней часто ходили в театры, а дома я часами сидел на ее сундуке и слушал радиопостановки. Первые послевоенные годы были голодными. Помню, какой тетя Паша делала удивительный деликатес — проворачивала через мясорубку картофельные очистки, мешала их с кофейной гущей и жарила котлеточки.

Вкуснота необыкновенная… Я был мальчиком хулиганистым — сказывались те несколько лет, что я провел в эвакуации: сначала в интернате, потом в детдоме. Дело в том, что в октябре 41го, когда немцы вплотную подошли к Москве, я вместе с другими ребятамимосквичами был эвакуирован в Саратов. Потом мама приехала и забрала меня домой. Вообще воспитывала она меня своеобразно. Когда я в очередной раз совершал что-то недозволенное, везла меня на Курский вокзал — грозила, что отправит в детскую колонию. Я верил, но думал: «Ну и что? Я уже в детдоме был, выживу и в колонии». Мама оставляла меня на несколько минут посреди зала, потом возвращалась: «Не будешь больше?» — «Не буду». И мы, купив мороженое, ехали домой… Школу я, надо сказать, так и не окончил. Наш директор поставил в вестибюле бюст Сталина и приказал всем ученикам отдавать ему салют.

Вячеслав Анатольевич с сыном Иваном в Театре имени Рубена Симонова Вячеслав Анатольевич с сыном Иваном в Театре имени Рубена Симонова Фото: Елена Сухова

Я прошел мимо и не отдал. Это было уже в 10 классе, не шутка! Директор вызвал меня и сказал: «Видишь аттестат зрелости? Отличное поведение я в нем тебе не поставлю». Это означало: меня выгоняли. Спасибо, директор другой школы взял меня доучиваться к себе. Все бы хорошо, но по математике я синус с косинусом путал, нахватал единиц и перешел в школу рабочей молодежи Метростроя. Там по сравнению с другими я был почти отличником и даже едва не получил серебряную медаль.
— И все-таки пошли не в метростроевцы, а в Щукинское училище.
— Как говорится, где родился, там и пригодился. Вся моя жизнь прошла на Арбате. Я родился здесь, детство провел во дворе Щукинского училища и Театра Вахтангова. Когда 22 августа 1941 года в театр ударила бомба, мы с мамой сидели под ним в бомбоубежище. Вышли, а вокруг — развалины.

Мы, дети, играли среди них, собирали осколки от бомб, складывали их в коробочки. У меня была целая коллекция! Так что Театр Вахтангова — моя судьба. Но при этом я колебался — кем быть. Поэтому экзамены сдал одновременно и в театральное училище, и в педагогический институт на филологический факультет. Но выбрал все-таки «Щуку».
— А потом Театр Вахтангова выбрал вас?
— Сначала наш курс хотели отправить в закрытый город Норильск, чтобы сделать там филиал Вахтанговского театра. Помню, посадили нас в рядок и стали спрашивать: «Поедешь?» Все отвечали: «Если примут в другой театр — не поеду…» Бог миловал, решение отменили, мы в Норильск не поехали, а мне просияла самая счастливая звезда во всей моей жизни — меня приняли в Театр Вахтангова. Я не входил в список тех, кто должен был показываться руководству, но попросил: «Все детство я прожил во дворе театра, так позвольте напоследок хотя бы сыграть мои отрывки».

В результате — вот уже 50 лет я здесь! Театр научил меня многому, в том числе и умению маневрировать в трудных ситуациях. А оказываться в них приходилось довольно-таки часто. Так, когда случился ХХ съезд партии, у нас в гимнастическом зале собрали по этому поводу комсомольское собрание. Затеялся спор, и я, сидя на брусьях, выкрикнул: «Вы уподобляетесь Хрущеву, который сказал венгерским студентам: «Учитесь и не умничайте». Собрание мгновенно закрыли, объявив, что в училище есть коалиция с антисоветским уклоном. Тут же понабежали представители из райкомов. Скандал! Было ясно, что меня выгонят и из училища, и из комсомола. Но когда я шел на разбирательство, меня подозвал к себе наш знаменитый педагог Борис Евгеньевич Захава: «Шалевич, что главное для артиста?»

«Ну, наверное, верить в обстоятельства». «Молодец, правильно говоришь, — и в упор, внимательно глядя на меня, продолжил:
— Вы — дурак. Дурак! Поняли меня?» Я понял. Когда комиссия стала допытываться, что на том собрании произошло, я заявил: «Ничего не помню, я — дурак». Пауза. Все посмотрели на Захаву, он, весь красный, молча кивнул. На этом все кончилось. Комиссия ушла. Действительно, что взять с дурака? Много лет спустя, когда я снимался в «Хоккеистах», решил по знакомству взять из Госкино запрещенные фильмы и показать их своим друзьям-спортсменам в помещении Театра Вахтангова. Договорился с кем надо, ночью сам стоял на входе, пропуская «своих». Очень быстро по Москве пошел слух о наших просмотрах. Из Министерства культуры поступил телефонный звонок, все забегали, белые от страха.

Секс-символы из Голливуда. Кто вам нравится больше?
Хью Джекман
3265
38%
Генри Кавилл
856
10%
Бен Аффлек
1404
16%
Крис Эванс
612
7%
Джейсон Момоа
968
11%
Крис Хемсворт
1011
12%
Эдриан Броуди
482
6%



ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
    Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.
Николай Еременко (младший) Николай Еременко (младший) актер театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Загрузка...