Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Валерий Золотухин. По любви и по расчету

«Каталин заявила: «Юра — ноль, здесь я хозяйка». В театре повисла тюремная атмосфера».

Я реально боялся нападения, купил нож, носил в кармане баллончик со слезоточивым газом. Люся тогда сказала: «Если б Володя об этом узнал, сошел бы с ума».

Еще классик утверждал: место артиста в буфете. Да, мы выпиваем, иногда чрезмерно. Случалось такое не только с Высоцким, но и со мной. Любимов ставил «Жизнь Галилея», Володя играл заглавную роль, я — маленького монаха. Это одна из самых моих любимых работ. Репетиция была назначена на десять утра. Накануне я сильно выпил, но до театра добрел. А монолог у меня огромный, философский, о том, как разрушается вера.

Я поднимаюсь по лестнице из-под сцены, замечаю перед собой Высоцкого-Галилея, произношу: «Господин Галилей...» И с ужасом понимаю, что не могу больше вспомнить ни единого слова — в голове черная дыра. Выдвигаюсь на авансцену:

—Юрий Петрович, простите, я не в форме, не могу репетировать, отпустите меня домой.

—Вы соображаете, что несете?! — вскипает он. — Театр отменил выходной день, потому что в час должен со­стояться прогон спектакля. Возвращайтесь на исходную ­позицию и начинайте ваш монолог заново.

Снова с трудом преодолеваю ступеньки и снова забываю текст.

—Еще раз! — кричит Любимов.

Похожая история произошла, когда я играл анархиста в «Десяти днях, которые потрясли мир» Похожая история произошла, когда я играл анархиста в «Десяти днях, которые потрясли мир» Фото: РИА «Новости»

Все повторяется, но я по­степенно продвигаюсь дальше и дальше. Видя, как я му­чаюсь, Высоцкий с трудом сдерживает слезы. А Любимов, кажется, ничего не замечает:

—Еще раз!

В общем, текст я вспомнил раза с восьмого и прогон сыграл. Делая актерам замечания, Юрий Петрович сказал:

—Наиболее точно получилась восьмая картина.

Моя! И ни слова о том, что происходило на репетиции, вообще ни слова упрека. Я готов был в ноги ему упасть.

Похожая ситуация случилась на гастролях в Ташкенте. В десять вечера я должен был играть в «Антимирах». Но в тот момент в городе проходил фестиваль телевизионных фильмов, в нем участвовали две мои картины — «Бумбараш» и «Жизнь и смерть дворянина Чертопханова».

Обе считались фаворитами жюри, им светили призы. После показа «Бумбараша» мы от души отметили премьеру со съемочной группой. В гостиницу меня доставили на машине, вошел в номер, где жил вместе с Шацкой, запер дверь и вы­бросил ключ в окно, а потом упал на кровать в полном обмундировании, в ботинках и провалился в сон. Разбудил меня страшный крик:

—Встать!

Разлепил глаза — у кровати стоят Любимов и два наших актера, Сева Соболев и Юра Смирнов.

—Поднимайте его! — командует Юрий Петрович. — Раздевайте сукиного сына, в душ подлеца!

Когда я уже стоял под ледяными струями, Любимов продолжал отдавать команды:

—Открывай горячую воду, закрывай, а сейчас нашатырю ему.

Пей, сукин сын!

Когда ребята меня отполоскали, Любимов произнес:

—Теперь идите, я с ним сам разберусь. Одевайся!

Хватка у Юрия Петровича в стрессовых ситуациях борцовская, он мне тогда чуть руку не сломал, пока мы спускались в лифте.

—Ну, смотри, — прошипел Любимов, — только попробуй забыть хоть одну строчку — ответишь по полной.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Марина Зудина Марина Зудина актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй