Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Татьяна Лейбель: «Брак Алферовой и Абдулова был мыльным пузырем»

«Наша любовь была обречена с самого начала. У нас не было будущего. Нам с Сашей не дали бы пожениться».
Постепенно я стала открывать в Саше новые, доселе не известные мне черты. Я видела, как он жаждет славы и признания. И все средства ради этого были для него хороши Постепенно я стала открывать в Саше новые, доселе не известные мне черты. Я видела, как он жаждет славы и признания. И все средства ради этого были для него хороши Фото: РИА-Новости

А он из юношеского максимализма решил покончить с собой. Закрылся в своей комнате и вскрыл вены. Его спасли однокурсники, вовремя выломали дверь…

Когда Абдулов мне об этом рассказал, я взяла его руки и поцеловала маленькие, едва заметные шрамы на запястьях: «Саш, ты очень эмоциональный…» А он с улыбкой заметил: «Дурак был…»

Саше я едва доставала до плеча. И чтобы поцеловаться с ним, мне приходилось вставать на цыпочки. Помню, как он всегда ласково спрашивал: «Ну что? Ты уже встала на цыпочки?»

Больше всего я любила его глаза. Такие лучистые, добрые, в них не было и следа той жесткости, которая появилась позже. Мы очень подходили друг другу, никогда не ссорились и легко признавали правоту другого.

Саша был чистый, незамысловатый, прямой, что чувствовал, то и говорил…

Абдулову стипендию не платили, потому что он вечно опаздывал, даже на экзамены. Когда его пригласили в театр, он и там продолжал опаздывать. И его несколько раз штрафовали. Помню, как-то вечером говорит: «Завтра у меня генеральная. Только бы не проспать!» Он всегда ложился, как правило, под утро. Его настолько захлестывали эмоции, что ему надо было как следует намаяться, чтобы забыться сном. «Саша, — уговаривала его. — Ложись спать, утром рано вставать». — «Нет-нет, не волнуйся, не просплю». И, разумеется, снова просыпал…

Мы оба были сумасшедшие романтики, обожали сюрпризы. Как-то звонит Саша: «Сегодня ночью буду переезжать из Домодедова во Внуково.

Можешь подъехать?» Я судорожно звоню приятелю, он, чертыхаясь, везет меня в аэропорт. Саша уже с нетерпением ждет меня у стойки регистрации и держит в руках огромное красное яблоко. Никогда такого больше не видела. «Где ты такое взял?» — «Это тебе сюрприз».

Постояли. Поговорили. Поцеловались. И он пошел на посадку…

Или как-то сплю у себя в Марьиной Роще. Вдруг просыпаюсь от того, что мне что-то щекочет нос. Открываю глаза, а надо мной Саша стоит и нежно водит по лицу огромным букетом полевых незабудок. «Просыпайся! — смеется. — Я пришел к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало!» В тот день мы вместе с Жорой поехали куда-то за город.

Наша троица была очень веселой: я, Саша и Жора. Все время юморили, нам было интересно вместе. Бегали на все вечера в ВТО, там в то время бурлила творческая жизнь. Обязательно смотрели зарубежные кинопремьеры на закрытых просмотрах. Как-то, помню, открываю дверь, а Саша с Жорой с трудом вкатывают в прихожую гигантский арбуз. Когда нам хотелось целоваться, мы с Сашей уединялись, но так, чтобы не задеть Жорино самолюбие…

Спустя какое-то время Саша предложил: «Давай-ка переезжай ко мне жить». Абдулову как молодому актеру Театра имени Ленинского комсомола (так тогда назывался «Ленком») дали комнатку в общежитии. Это была бывшая коммуналка, очень запущенная, там тысячу лет не делали ремонта. Помню, как меня в первый мой приход поразила Сашина комната — одна стена была разукрашена отпечатками рук людей, которые посещали его жилище.

Вскоре после нашего расставания Саша женился на Ире. (Абдулов, Алферова и Ксения у себя дома, 1994 г.) Вскоре после нашего расставания Саша женился на Ире. (Абдулов, Алферова и Ксения у себя дома, 1994 г.) Фото: РИА-Новости

А внутри отпечатков — автографы с пожеланиями. Я там часто оставалась ночевать. Но чтобы совсем к нему переехать? На это мне надо было решиться…

И я ему уклончиво сказала: «У тебя такой страшный потолок и стены обшарпанные…» Он ответил: «Не волнуйся. К твоему переезду все преобразится, вот увидишь…» Когда я приехала к нему с вещами и переступила порог комнаты, от неожиданности ахнула: стены и потолок, кроме «мемориальной» стены с отпечатками, были обиты голубым ситчиком в цветочек.

В одной из комнат бывшей коммуналки жил Толя Солоницын, рядом — Юра Афанасьев с женой, потом подселили еще и Таню Кравченко.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Кристина Асмус Кристина Асмус актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй