Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Светлана Дружинина: «Я придумала «Тайны дворцовых переворотов», чтобы спасти мужа»

Почти все ее фильмы снимал один и тот же оператор — Анатолий Мукасей. Он же муж Дружининой вот уже 55 лет...

Испытания в нашей с Толей личной жизни были самые разные, а папа без устали разбирал причины всех наших недоразумений. Чуть что, он приезжал к нам домой и спрашивал: «В чем дело? Объясните мне! У вас проблемы?!» Он сам и Толина мама каждое утро обязательно звонили и говорили нам: «Доброе утро», а вечером: «Спокойной ночи. До свидания!» Они приучили меня звонить по телефону, у меня не было такой привычки. Мы с ними часто отдыхать ездили вместе в Юрмалу. Я с Михаилом Исааковичем вставала в шесть часов утра и уходила вдоль берега далеко-далеко. Могли идти километры и беседовать. Когда возвращались, Толя и его мама, которые любили поспать, только глаза продирали. И мы все вместе пили кофе. А вот до Толи я никаких семейных традиций не знала, так же как и семейных праздников. Да и дома-то у нас как такового не было.

Моя мама — комсомолка, спортсменка, казачка и баба лихая — рано начала свою самостоятельную жизнь. Своего мужа, моего отца, она потеряла на войне. Кормила семью, постоянно работала... Помню, как мы с мамой вернулись из эвакуации и оказались бездомными — нашу квартиру заняли. И мама привела меня в церковь, к звонарю моего деда. Мы поднялись по высокой каменной лестнице, вошли в узенькую дверь и оказались в крошечной комнатке с двумя полатями и узеньким окошечком. У звонаря и его жены я прожила несколько дней. Мама оставляла меня у них, а сама бегала пробивала права на какое-то жилье. Мне в тазу с горячей водой парили ноги, потому что я была сильно простужена. В конечном счете мы получили комнатку в криминальной Марьиной Роще, где орудовала банда «Черная кошка» — многих ее членов мы знали в лицо… Потом, через много лет, когда я уже была режиссером и сняла много разных фильмов, я шла как-то раз мимо Театра Пушкина.

«То, как в нашей семье появилась Катя, напоминает, как в семье Мукасеев появилась я. Мы ведь с Толей сами волейболисты, нам этот вид спорта всегда был интересен» «То, как в нашей семье появилась Катя, напоминает, как в семье Мукасеев появилась я. Мы ведь с Толей сами волейболисты, нам этот вид спорта всегда был интересен» Фото: Андрей Федечко

И вдруг услышала колокольный звон. Я подняла глаза на церковь и вдруг вспомнила — я здесь уже была, совсем маленькой! И только тут я догадалась — именно в этом храме служил мой дед, потому что иначе как бы там жил его звонарь?

— Похоже, ваше детство было не очень счастливым?

— Детство было военным и послевоенным, беспризорным и голодным. Тогда счастьем было поесть. Иногда даже что-то и спереть. Можно было стащить в школьной столовой кусочек сахара, за который потом лупили ремнем или выставляли на всеобщее обозрение, на позор. А уж каким счастьем был кусок хлеба во рту! При карточной системе всем полагалось по 300 граммов хлеба.

Получали мы его в булочной на Тихвинской улице. За хлебом приходила целая орава детей. Девочки отличались от мальчиков только тем, что на стриженной под ноль голове у них был чубчик, а у мальчиков — нет. И все становились в длинную очередь. Продавщица отрезала от большой буханки черного хлеба так, чтобы обязательно был недовес. Сейчас я понимаю, что продавщица проделывала все сознательно. Мы видели, что показывают весы, и все громко орали: «Недовес!» И тогда она отрезала еще маленький кусочек. И опять мы долго ждали, когда успокоится черная стрелочка, и опять возмущались: «Нет!» И тогда отрезался еще меньший кусочек хлебушка, пока черная стрелочка не останавливалась точно на 300 граммах. И так было с каждым. Совершенно уникальная процедура! А все потому, что матери разрешали детям эти довески съесть. И вероятно, продавщица также позволяла это своим детям.

И потом мы шли от Тихвинского переулка до нашего Сущевского Вала, соревнуясь, кто дольше продержит свой маленький довесок во рту. Периодически мы высовывали языки с лежащими на них кусочками хлеба. Смотри, мол, мой еще цел! Потом мы доходили до керосиновой лавки, где дивно пахло керосином и резиновыми калошами. И там обычно приступали ко второму довеску. Вот что было тогда счастьем…

Еще счастьем было море. Я увидела его намного позже, когда уже училась в балетной школе. Меня отправили в Сочи к маминым родственникам, жившим недалеко от легендарного перевала, который во время войны не могли взять немцы. Оттуда я добиралась на каком-то маленьком «уазике» до вокзала, а от вокзала шла пешком до моря. Оно казалось мне прекрасным.

Хотя на самом деле было загаженным, с огромным количеством народа — надо было далеко уплыть, чтобы оторваться от суеты и грязи. Я очень хорошо плаваю и могу плыть за горизонт, но сейчас не позволяю себе этого делать — Толя переживает и очень сердится. Поэтому теперь я плаваю вдоль берега, а он ходит и проверяет меня, не уплыла ли я куда-нибудь на глубину. В общем, без моря я не могу. Вот недавно была в Турции на кинофестивале, в шесть утра выходила на берег, когда не было никого из отдыхающих, когда пахло морем, когда можно ходить босой, плыть, сколько хочешь, и быть счастливой.

— Светлана Сергеевна, а как получилось, что вы с Мукасеем завели летний домик среди журналистских дач? Ведь кинематографисты традиционно селились либо на Николиной Горе, либо в Снегирях… — Так у нас есть участок и в Снегирях, просто руки до него не доходят.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Рианна (Rihanna) Рианна (Rihanna) певица, актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй