Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Стас Пьеха: «В семье все занимались карьерой»

25 концертов в месяц - это поступательное движение вверх.

В конце концов, меня всегда тянуло к прекрасному, то есть к красивым девушкам. И моя мечта осуществилась. Работая на модных показах, я причесывал потрясающих красоток — длинноногих, с шикарными волосами. Помню, в Кремле проходил фестиваль парикмахерского искусства «Мир красоты», и я делал одинаковые основы под прически двадцати самым дорогостоящим моделям мира, которые работают исключительно с разными Готье, Шмотье… Представляете, двадцать красоток, в одних стрингах… Да я потом спать не мог три дня! Естественно, своих близких тоже стриг. Особенно маму, ее никогда не страшили смелые эксперименты.

Но я понимал, что «парикмахерство» не станет делом моей жизни. Хотя на фирме быстро дорос до ассистента тренера. Мы проводили обучающие семинары, на которых демонстрировались новые методики, современные препараты.

Я сам вел мастер-классы у парикмахеров, приезжавших со всей России. Семинары начинались в 8 утра. Днем — небольшой перерыв, мы наскоро перекусывали, дальше шла практика: стрижки, укладки… Все это заканчивалось очень поздно, и домой я попадал не раньше часа ночи. Засыпал в два, а в семь уже нужно вставать. В общем, организм не выдержал такого графика, стал давать сбои. После очередного семинара по химии, когда в маленьком помещении одновременно делали 20 химических завивок и запах там стоял жуткий, мой иммунитет просто «крякнул». Я, надышавшись, слег на полтора месяца. И выздоровев, уже не вернулся на фирму… А певцом я стал, между прочим, во многом благодаря отчиму Жене. С моим отцом Илона развелась, когда мне исполнился год. Я этого не знал и лет до 12 считал, что мой папа — Юрий Быстров, второй мамин муж и отец моей сестры Эрики.

Любил его очень… Но у Юры с мамой жизнь не заладилась, они расстались. Я в то время уже жил у Эдиты Станиславовны, и перипетии этого развода тоже прошли мимо меня. Вскоре мама мне рассказала, что мой родной отец — Пятрас Герулис, что он живет в Литве. Она сделала все, чтобы эта история не слишком отразилась на моей неокрепшей детской психике, то есть говорила со мной очень осторожно, деликатно и ласково. Но на самом деле я не был ошарашен новостью — отец казался мне абсолютно абстрактным, чужим человеком, о существовании которого я даже не подозревал. В то время я уже носил фамилию Пьеха, то есть считал себя продолжателем рода, наследным принцем, вокруг которого все вертятся. С Пятрасом за всю жизнь мы очень редко общались, и то в основном по телефону, он никогда не выезжает из Литвы — не хочет.

«Вика — двоюродная сестра Тимати. Ей, как и любой нормальной девушке, хотелось семью, детей… Но какая со мной сейчас может быть семья?» «Вика — двоюродная сестра Тимати. Ей, как и любой нормальной девушке, хотелось семью, детей… Но какая со мной сейчас может быть семья?» Фото: Марк Штейнбок

Ему уже к шестидесяти, взрослый дядя. Когда-то пел джаз, у него был хороший голос, потом занимался кинорежиссурой. Полгода назад вместе со съемочной группой одного телеканала я к нему приехал. Мы довольно тепло встретились, поговорили — перед телекамерой — поиграли на фоно… Я же говорю, я редко общался с отцом, поэтому и тем для разговора нашлось немного…

С Женей же у мамы союз оказался крепкий и необычайно творческий — они музыку не только писали, они ее слушали целыми днями, причем самых разных направлений. Женя мне показал, что музыка может быть невероятно многогранной и в ней есть масса возможностей для самовыражения. Поэтому я решил поступать на вокальное отделение в училище имени Гнесиных… и провалился на первом же прослушивании.

Во-первых, переволновался, потому что, когда пел дома, не думал, какое произвожу впечатление, — там меня всегда слушали с удовольствием. А тут в приемной комиссии сидят какие-то тетки и неприятными сиплыми голосами командуют: «Ну давай, пой». И я сразу почувствовал дискомфорт. Во-вторых, все абитуриенты приходили подготовленные лучше, чем я, распетые, с минусовыми фонограммами. А я аккомпанировал себе сам и так трясся, что, сев за рояль, испугался первого аккорда. Потом Женя мне играл, но положения это уже не спасло. Нам сказали, что на бесплатное отделение меня не возьмут, потому что я безнадежен. Но из уважения к семье за деньги можно попробовать. Так я оказался в Гнесинском. Кстати, уже первую сессию сдал на одни пятерки, чем немало удивил своих педагогов.

Просто обстановка для меня стала привычной, я не зажимался… Но, не в обиду им, скажу, что я не получил в училище того, чего хотел, то есть певческой школы, и через три года оттуда ушел. Занимался с частными педагогами, попутно поработал в ресторане с одной музыкальной группой, потом с другой… и опять уперся в тупик. В общем, к двадцати четырем годам дошел до определенной точки кипения и понял, что надо срочно и кардинально менять свою жизнь. Больше 200 долларов за вечер я не зарабатывал, а главное, хотел движения вверх, мне не хватало творческого роста. Тут как раз объявили кастинг на «Фабрику звезд-4». Я решил попробовать. Думал, если не пройду, то уеду в Америку. Буду там что-то затевать… Но меня чудесным образом взяли. Хотя поначалу Игорь Крутой, по-моему, или еще кто-то сказал: «Нет, Пьеху не возьмем. Все остальные соискатели возмутятся: «Мы, мол, ходим-ходим, а вы тут разных Пьех, Малининых берете».

Но потом понадобился персонаж типа нормального, но модного мужика. Те, кто претендовал на эту роль, казались не совсем мужиками… Я как-то понатуральнее выглядел, хоть и был загорелым, хорошо одетым. Почувствовал тогда, что мои шансы возросли, и не ошибся. Меня взяли, но все же со шлейфом знаменитой фамилии.

Да и у меня самого к проекту было двойственное отношение. С одной стороны, понимал, что эта история немножечко набрасывает тень на репутацию: вроде «фабриканты» — просто дети, желающие легкого пиара и ради него под телекамерами жующие, спящие и бегающие пописать. У меня были другие задачи: я пришел, чтобы получить вокальную школу. И никак не ожидал, что поначалу будет так тяжело.

Уже через несколько дней я возненавидел красную лампочку камеры — ну действительно, все время за тобой наблюдают… К тому же меня жутко напрягало постоянное сравнение с кем-то. Наверное, потому, что в первые недели оно шло отнюдь не в мою пользу. Меня сразу записали в аутсайдеры. Продержался я на «Фабрике» во многом благодаря Тимати — вот кто меня действительно вдохновлял и заряжал энергией. Лично я загораюсь, если у меня что-то получается, а Тимати уже на старте горит и не тухнет. У него правильное тщеславие — без зависти — и твердая уверенность в том, что он гениален. Я же еще там горло простудил и так погано себя чувствовал, что сидел и думал: «Да на фиг мне все это надо? Ну дурак, зачем же я сюда так рвался и своими руками все устроил?» А потом смотрел на Тимана, который или какой- то креатив наводил, или готовил что-то в переднике, или тексты свои с плеером в ушах писал, и сразу уверенность появлялась: «Ну вот же, значит, можно.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Валентин Юдашкин Валентин Юдашкин дизайнер одежды, художник-модельер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+