Стас Намин: «Всем руководит моя первая жена»

«Женился я только тогда, когда чувствовал, что это навсегда. Поэтому у меня было только три брака».
Отец Алексей Анастасович — заслуженный военный летчик, участник Великой Отечественной войны Отец Алексей Анастасович — заслуженный военный летчик, участник Великой Отечественной войны Фото: Марк Штейнбок

Говорил: «Вы попробуйте то-то или то-то». Если в ответ слышал: «Спасибо, но я это не люблю», парировал: «К любви это не имеет отношения». Через несколько лет после прихода к власти Брежнева у деда эту дачу отобрали, дали другую — совсем крохотную. Леонид Ильич не любил Микояна, гнобил его разными способами. Там, гуляя со мной, дед говорил: «Вот дурак-то, думает, обидел меня. Да здесь гораздо лучше, потому что ближе к реке (он очень любил грести на лодке). А то, что дача небольшая, — ерунда. Для счастья человеку нужно совсем маленькое, но свободное пространство. Вот если бы в тюрьму посадили, было бы сложнее».

У него было потрясающее чувство юмора. Он сам смеялся шутке «От Ильича до Ильича…». Мы хохмили с ним на любые темы. Вот как дед рассказывал мне о переговорах во время Карибского кризиса, когда мир реально несколько дней стоял на пороге новой войны.

Дед общался и, можно сказать, дружил и с Фиделем Кастро, и с Джоном Кеннеди. И во время очередного раунда переговоров в Вашингтоне Кеннеди спросил его: «Скажи мне, что за человек этот Кастро?» Дед ответил: «Да нормальный парень, сидел бы здесь с нами третьим, мы говорили бы на одном языке». Не знаю, может, его слова помогли решению проблемы…

В 1973 году, когда вышла первая маленькая пластинка «Цветов», так называемая «сорокапятка», я привез ее деду. Он взял пластинку в руки, повертел и с удивлением спросил: «А почему это здесь написано: «Группа Стаса Намина»? Ты что, стыдишься фамилии Микоян?» Я говорю: «Представляешь, если бы было написано «Группа Микояна», звучало бы как антиправительственная группировка».

Дед рассмеялся, послушал музыку, которая ему понравилась.

Вот у моего отчима Василия Феодосьевича Кухарского было куда больше номенклатурного менталитета, чем у Микояна. Кухарский занимал должность заместителя министра культуры. До этого он прошел войну, в результате ранения потерял ногу и всю жизнь оставался верным Сталину. А тут я — со своей рок-музыкой! Очень его раздражал. Отчиму не нравилось во мне все — музыка, которую я слушал и играл, мой характер, мое мировоззрение. А больше всего раздражали мои «почему». Ведь когда человеку что-то запрещают, он вправе попросить: «Объясните, почему нельзя слушать «Beatles», например? Какая причина-то?» Что он мог мне ответить… В какой-то момент отчим вообще перестал со мной разговаривать, продолжалось это семь лет.

И все же он был неоднозначной личностью. Очень хорошо знал и любил классическую музыку, его ближайшим другом был композитор Георгий Свиридов. В те времена, когда Тихон Хренников, возглавлявший Союз композиторов, гнобил Шостаковича, отчим, в числе немногих, поддерживал Дмитрия Дмитриевича и дружил с ним до его последних дней. И знаете, что интересно: умирая, Кухарский очень хотел повидать меня, а я тогда был в Америке. Он говорил, что хочет передо мной извиниться…

— После развода с отцом вашим воспитанием занималась мама?

— С отцом мы общались постоянно. Но, конечно, мама давала мне очень много — прививала вкус к литературе, занималась английским языком.

Она окончила консерваторию по классу фортепиано и теории музыки. Не то чтобы меня заставляли заниматься музыкой, но одно время игре на рояле меня учил друг нашей семьи Арно Бабаджанян. Я не смог по-настоящему осилить эту науку, и не только из-за лени. В то время уже увлекся рок-н-роллом и не понимал, как можно сыграть его на фоно. У отца был бобинный магнитофон, на котором он слушал записи Галича, Окуджавы, а также Элвиса Пресли, Чака Берри. Вот эта музыка мне нравилась. Я был, мягко говоря, непослушным мальчиком, доставлял родителям много хлопот. Все мое детство до развода родителей прошло в военных городках и гарнизонах, где отец, военный летчик, служил. И там у меня была очень вольная жизнь. Помню, как уходил гулять далеко от дома, причем сначала шел проселочной дорогой, а потом, предварительно разувшись, уходил в поле.

«Галя сказала: «Я жалею, что дала вам свой телефон. Не звоните мне больше». Но я был настойчив. Влюбился как мальчик и продолжаю находиться в этом состоянии до сих пор» «Галя сказала: «Я жалею, что дала вам свой телефон. Не звоните мне больше». Но я был настойчив. Влюбился как мальчик и продолжаю находиться в этом состоянии до сих пор» Фото: Марк Штейнбок

При этом почему-то оставлял свои сандалии на дороге — как будто с улицы входил в дом. Домой, как правило, возвращался босиком, моя обувь меня не дожидалась. В белорусской деревне, где мы жили, нужно было заниматься натуральным хозяйством, моя мама, как и другие жены офицеров, держала кур. Только она, бедная, со своим консерваторским образованием никак не могла отличить несушек от обычных куриц. На базаре все время покупала не тех. Поэтому у всех куры неслись, а у нас нет. Посчитав такое положение дел несправедливым, я несколько раз забирался в общий сарай и раскладывал все яйца поровну. А наши соседки не могли понять, что это вдруг произошло с пеструшками, пока однажды я не был застигнут на месте преступления. Кажется, мне тогда не сильно попало, потому что все смеялись.

В каком фильме или сериале лучшая роль Александра Петрова?
«Фарца» (2015)
1146
7%
«Полицейский с Рублёвки» (2016)
7232
41%
«Гоголь. Начало» (2017)
2880
16%
«Притяжение» (2017)
1505
9%
«Лёд» (2017)
3085
18%
«Звоните ДиКаприо!» (2018)
1779
10%



ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
    Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.
Кристина Орбакайте Кристина Орбакайте актриса, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Загрузка...