Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Ольга Науменко о гибели дочери, аборте и об одиночестве

«Хочу ли я вернуться назад? Конечно, нет. Мне вполне комфортно в моем нынешнем возрасте».
С мужем в спектакле Театра имени Гоголя «Мебель и страсть» С мужем в спектакле Театра имени Гоголя «Мебель и страсть» Фото: Фото из личного архива Ольги Науменко

А наши зарплаты остались на прежнем уровне. Я приходила в магазин и знала, что могу купить только одну морковку, одну свеклу и три картошки, чтобы сварить борщ. Это были очень трудные времена. Помню, как сливали масло из рыбных консервов, думали на нем картошку пожарить. Попробовали один раз и, естественно, все выбросили. Жуткая гадость получилась. Мы всегда держались друг за друга. Даже когда нам было чудовищно, немыслимо тяжело.

«У НИХ СЛУЧИТСЯ БОЛЬШОЕ ГОРЕ…»

Дочка родилась у нас в 79-м году. Назвали мы ее Сашей, Шурочкой. Через полгода я вышла на работу. Мы жили с Сашиной мамой, но театр помог получить отдельную квартиру. Счастье! Шурочке было год и четыре месяца, когда мы взяли ее с собой на гастроли в Ижевск.

И в гостинице она неожиданно разболелась. А что с ней, я понять не могу. Плачет и плачет ребенок. Вызвали врача, но он не смог поставить диагноз. И другие врачи приезжали. Результат нулевой. Потом пришла пожилая женщина, видимо, очень опытный доктор. Нас с дочкой забрали в больницу и после более тщательного обследования сказали: «Вам в Москву надо, на Каширку…» Оказалось, что у ребенка врожденная злокачественная опухоль почки. Заболевание неизлечимое. Мне потом, в больнице, показали маму, у которой уже взрослая девочка с таким же диагнозом. Она мне сказала: «Рожайте другого ребенка. Это не жизнь, моей дочери нельзя ничего: ни нормальной еды, ни солнца, ни моря, никаких нагрузок. И постоянно на лекарствах…» Но как это так: рожать другого? Ни одна мать не смирится с мыслью, что ее ребенок смертельно болен. Конечно, мы надеялись на врачей, думали, что операция поможет.

В это сумбурное и тревожное для нас время ко мне подошла актриса нашего театра и рассказала такую историю. Она общалась с одной бабушкой — как я потом поняла, ясновидящей… Пригласила ее на спектакль, где играли и мы с Сашей. После спектакля ясновидящая ей сказала, указав на нас: «У этих двоих случится большое горе. Купи пару детских башмачков и отдай им». Странная ситуация, правда? Тогда у нас с Сашей все было в порядке, рос здоровый ребенок. К тому же актриса — член партии, а тут какая-то ахинея. Она подумала: «Что пугать людей напрасно?» И только когда Шурочка тяжело заболела, осмелилась к нам подойти. Я с малышкой поехала к этой бабушке, надеялась, что она нам поможет. Но чуда не случилось. Хотя я верила до последнего. Шурочка уже умирала, была без сознания, в коме, а я продолжала считать, что это кризис…

Все произошло очень быстро. В самом начале августа сделали операцию. А в ночь с 7-го на 8 сентября ее не стало… Как ни странно, я благодарна той бабушке. Она приехала к нам домой и сказала, что мы должны делать: поехать в такой-то храм и заказать отпевание, потом в другом храме поставить строго определенное количество свечей, еще что-то — сейчас не вспомню. Главное, ни в коем случае нельзя было плакать на могиле! Это меня и спасло. Я выполняла какие-то немыслимые задания. Моя голова постоянно была занята всей этой мистической мишурой. Очень скоро я забеременела вновь. Но взяла грех на душу, единственный раз. Не стала рожать. Я просто не могла, боялась. Было ощущение, что мне нельзя иметь детей, что весь кошмар повторится. Прошло десять лет, уже и думать не думала, и тут… Как будто все само собой получилось.

Сцена из спектакля «Доходное место» Сцена из спектакля «Доходное место» Фото: Фото из личного архива Ольги Науменко

В общем, родила дочку. Ни я, ни Саша никогда не тряслись над Светой. Решили, что все у нас будет хорошо. Так и было. Почти двадцать лет…

Я видела, что Саша болен. Он похудел, цвет лица изменился, но самое плохое ведь не приходит в голову. Вот и я не придавала этому большого значения... Ну, иногда муж рюмочкой «ошибался». Наутро: «Ой, что-то желудок прихватило». Наверное, от этого… Диагноз поставили поздно, когда была уже четвертая стадия, неоперабельная. Могли и раньше обнаружить, это у нас врачи такие. Впрочем, с Сашиным заболеванием в любом случае долго не живут. Я иногда думаю, может, и хорошо, что мы поздно узнали. Сколько отмерено, столько и прожил, а так бы только больше мучился, думая про это. Саше и шестидесяти лет не исполнилось, он еще был полон сил.

Часто сидел мрачный, поникший, погруженный в свои мысли. О чем он думал? О том, что, как любой отец, хочет дочку выдать замуж, внуков понянчить. А ничего этого в его жизни не случится. Он менялся только после посещения церкви. Поговорив с духовником, возвращался спокойным, даже просветленным. А у меня сердце разрывалось от невозможности помочь. Когда мы теряли Шурочку, мы с ним были вдвоем, и это в какой-то степени спасало. А тут я оказалась одна. Саша тяжело уходил из жизни, страдал от страшных болей. И когда наступил конец, я восприняла это как облегчение: «Отмучился».

ЛЕГКОЕ ОДИНОЧЕСТВО

Света моя просто физически не может находиться одна. В нашей квартире всегда был проходной двор. И на дачу к нам ее друзья постоянно ездили. В 16 лет дочка собралась замуж.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Оксана Федорова Оксана Федорова телеведущая, модель, певица, юрист, «Мисс Вселенная-2002»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+